avatar
Рейтинг
+9.70

santehlit

Анатолий Агарков

Обо мне

пенсионер
  • Пол: мужской
  • Дата рождения: 23 сентября 1954
  • Местоположение: Россия

Контакты

Зарегистрирован: 22 июня 2018, 03:48
Последний визит: 24 июля 2019, 03:32

Все публикации

автосортировка

Другие публикации

avatar

Шесть-седьмой

 

История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли

не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она -

следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана

без тщеславного желания возбудить участие или удивление.

.Ю. Лермонтов)

 

1

 

С вечера стоял морозный туманец, и все деревья за ночь густо оделись в белый наряд. Заворожённое, волшебное царство! В первые, утренние, досолнечные ещё часы он держался крепко. Разве что стайка снегирей (красногрудых на белых сахарных ветках) стряхнёт немного инея, и крупные, но очень лёгкие, невесомые почти, кристаллы кружились в воздухе, текли вниз, переливаясь, играя бликами. Но позже, когда светило поднялось выше и стало немножечко, по-декабрьски пригревать, он начал сам по себе осыпаться, и вскоре весь чистый, прозрачный, подзолоченный лучами и подголубленный небесами воздух наполнился мерцающей, как пух лебяжий, неподвластной законам земного тяготения, снежной пылью.

Не правда ли, грешно сидеть дома в такое утро. Радостями, которые преподносит жизнь, следует дорожить, решил я и, потеплее одевшись, вышел на улицу. Воздух звенел не только воробьиным гомоном — в соседском огороде вопили мальчишки, играя в войну. Юрок Куровский догнал Вовку Грицай, свалил в сугроб, оседлал.

— Ага, попался! Жизнь или смерть?

— Ой, жизнь! – тяжело дыша то ли от бега, то ли от смеха, взмолился Вовка. – Ой, больше не буду.

— Хватит вам дурачиться! – крикнул я им сквозь щель в заборе. – Посмотрите, какие снегири прилетели.

Куровский перестал тузить Вовку. Тот поднялся из сугроба, выглянул из-за Юркиного плеча, увидел меня и быстро пошёл – мягко сказано – побежал ко мне. И такой радостью засветился – просто родного брата встретил, с которым десяток лет не виделся. Перед забором погасил свою улыбку — должно быть, застеснялся.

— Давно бегаете? – спросил я. – Небось, ухи отморозили. Гляди — отвалятся.

— Эти отвалятся, новые вырастут, — беззаботно махнул рукой Юрка, подходя.

— Жди-и, — на полном серьёзе усомнился Вовка. – Вырастут…

— А у нас сегодня ёлка будет, — похвастал он.

— Какая ёлка? – я потёр застывающий нос варежкой. – Игрушечная?

— Ну, вот ещё! – Грицай попытался быть серьёзным, что, однако, ему плохо удавалось – Ёлка самая настоящая, из леса, а на ней игрушки.

— А-а, настоящая? – я шмыгнул носом. Мне хотелось посмотреть на ёлку.

Вовка это сразу понял.

— Пойдем, глянешь. Замёрз совсем.

— Я не замёрз — я только вышел.

Хозяйка дома подозрительно оглядела нас от большой печи.

— Что, уже набегались? Быстро…

Вовка оправдывался, пытаясь расстегнуть закоченевшими пальцами пуговицы пальтишка:

— На улице – Мороз Красный Нос. Вон и мальчишки подтвердят.

Мать слушала и смотрела на его торчащий вихор, оттопыренные уши сначала как будто бы с угрозой, но постепенно сердце её оттаяло, и по лицу заструилась улыбка.

— Мам, есть что поесть? – Вовка опростал ноги от валенок, подошёл к матери и приложился холодным ухом к её полной руке выше локтя.

— Промялся? – Стюра Грицай провела рукой по вихру, но он тут же встопорщился.

За её спиной весело потрескивало в очаге — по комнатам разливалось тепло.

avatar

После отмены крепостного права новая волна переселенцев хлынула на Урал из-за Волги. Потянулись гонимые нуждой из Рязанской, Тамбовской, Вятской губерний, из Украины. Потянулись голь и беднота с убогим скарбом, голодными детишками, расселились по деревням и станицам и щёлкали, как голодные волки, зубами на пустующие земли, которые нечем было поднять. И стали батраками переселенцы у казаков, зажиточных «куряков», которые всячески теснили их, драли по две шкуры за каждую пядь освоенной земли и с глубоким презрением называли «калдыками». А вчерашние крепостные, упорные, как железо, без своей земли, поневоле бросающиеся на всякие ремёсла, на промышленную деятельность, изворотливые, тянущиеся к свободной и сытой жизни, платили богатеям тою же монетой – «куркули», «челдоны».

Прекрасный край, трудолюбивый народ, пропитанный, как горькой жёлчью, едкой злобой, ненавистью и презрением друг к другу.

Отчего это с хриплыми криками бегают по улицам николаевские мужики, растеряв шапки? Бегают взад и вперёд, раскидывая лаптями и валенками сыпучий снег, и рёв сотен глоток сотрясает хмурое небо. Праздник что ли? А пятисотпудовый церковный колокол, надрываясь, мечет тревожный набат по округе.

Что-то произошло в далёком Петербурге, и вот уже в Москве идут бои. Никто толком не знает — кто с кем и за что дерётся. Одно только врезалось в сердце, и было понятным:

— Долой царя-кровопийцу!

Всколыхнулась Николаевка, прогнали управляющего и взяли власть в свои руки. Не было тогда у далёкого царя силы побороть эту стихию. Но поползли по станицам слухи, что «калдыки» с «куряками» сговорились землю у казаков отнять. И потемнели станичники, стали враждебно коситься на разгулявшееся крестьянство.

Не потечь реке вспять, не бывать мужикам над вольным казачеством. Ворвались в бунтующую Николаевку пластуны из соседней станицы Кичигинской и мигом усмирили безоружных крестьян. Много их тогда было отправлено в Троицк для вразумления, многих посекли кнутами принародно на деревенской площади. До сей поры таится обида в крови николаевских, теперь уже красносельских стариков на соседей кичигинцев. «Всех казаков перебьём, — говорили их деды, мечтая о светлых, грядущих днях, — самои останемся». И за говор свой русский: курский, рязанский, тамбовский получили от казаков ещё одну презрительную кличку – «самои».

avatar
Моё поступление в МГИМО отметили так. Бабушка испекла изумительный торт. Бобчинский с Добчинским водрузили на стол бутылку настоящего французского шампанского. Мама прилетела из Екатеринбурга – она была с экспедицией в горах Северного Урала — купила новое вечернее платье и вышла в нём к столу. В этом же платье она была, когда пошли с ней в ресторан отмечать моё зачисление в МГУ. Бобчинский до срока споил Добчинского, и оба остались дома. Мама сияла улыбкой, бриллиантами и изысканностью манер. На неё оглядывались. Впрочем, на меня тоже. Ловкий молодой человек – явный альфонс – закадрил светскую львицу. Такая постановка вещей мне льстила. Испортил вечер кривоносый сын Кавказа. Он попытался пригласить маму на танец, а когда получил отпор, наехал на меня – звал поговорить один на один, обзывал трусом и бабой. Пришлось вызвать службу безопасности. Но всё, что смогли сделать дюжие парни в чёрном – вызвать такси и проводить нас к нему. Кривоносые, числом уже в пять голов, свистели вслед и улюлюкали. Мама открыла дверь авто, пропустила меня вперёд, потом обернулась к выродившимся потомкам Прометея и изобразила неприличный жест средним пальцем правой руки. Они взвыли от огорчения и кинулись догонять. Мама прыгнула ко мне на колени и захлопнула дверь. Таксист дал по газам. Дома пожаловался Билли. — Ложись, Создатель, спать – подумаю, что можно сделать. Утром позвонил деду. Пожаловался ему. — Ты хочешь, чтоб мои люди нашли и наказали их? — Я хочу, чтоб твои люди научили меня давать отпор в подобных ситуациях. Генерал молчал. — Они оскорбили твою дочь. Дед дочь любил больше внука. — Хорошо. Я тебе должен – а долг платежом рдеет. Возьми паспорт, подъезжай – я закажу тебе пропуск. Пока добирался, у деда состоялся ещё один разговор по теме. — Как готовить вашего мальчика? – с усмешкой, запрятанной в уголках глаз, спросил инструктор генерала. — В режиме – «Разминка перед сауной». Со мной так и занимались — обучали всем премудростям рукопашного боя, а у меня на теле ни синяка, ни ссадинки. Попутно исправили осанку – плечи распрямились, грудь выпятилась. Мышцы налились силой, отяжелели массой. Правда, не обошлось без таблеток и уколов, зато за один год я из растерянного хлюпика превратился в самоуверенного атлета. Ещё раньше, под Новый год, судьба подарила мне случай реабилитироваться перед мамой. Мы делали последние покупки к праздничному столу. Какой-то хам так спешил, что грубо толкнул маму и не извинился. Выпал пакет, покатились апельсины. — Аккуратнее, гражданин. — Пошла ты… Я догнал нахала, схватил за шиворот и поволок к выходу. Желание было – сунуть его носом в снег, чтобы остыл немножко. Не исполнилось. Он вывернулся из своей шубы, разбил бутылку об угол витрины и двинулся на меня. — Лёшка! – крикнула мама. Она помнила меня другим. Она не знала, что теперь я в состоянии вести бой с четырьмя такими одновременно. Ногой выбил у мужика стекляшку из кулака, а другой так врезал в грудину, что он влетел спиной в витрину и притих там, украшенный консервами, как ёлка игрушками. — Класс! – сказала мама и пошла оказывать первую доврачебную помощь. Я стал собирать апельсины. Набежали охранники, подъехал наряд. От задержания меня отмазала запись видеонаблюдения. Нам даже апельсины поменяли. — Утёрла нос? – поинтересовался я, имея в виду мамины хлопоты над поверженным хулиганом. Мама так и поняла:
avatar

Человек рождается маленьким, беспомощным, беззащитным, но с невероятной жаждой жизни и удивительными способностями выживать в любой среде – будь то волчье логово или королевские чертоги. Только в каменных замках растут принцы, а в земляных норах – маугли.

Появился я на свет здоровяком. Из всей палаты – что весом, что ростом – матери на радость, другим роженицам на зависть. Но вот беда – не пошло мне впрок родное молоко. То ли патриотизм во мне начисто отсутствовал и впитываться не хотел, то ли ещё какая причина, только мотал я головой, избегая нацеленного в рот соска, и верещал, истошно, не согласный с голодной кончиной. То же, что ухитрялась впихнуть в меня мама, неблагодарно срыгивал.

На счастье моё случилось в палате мёртворождение. Горевала несчастная очень, и муж её дома – запил, забирать не хотел жену-неудачницу. Просила она, глядя на наше родственное противостояние:

— Нюр, ну, дай покормить.

В её руках я мигом успокаивался — набивал брюшко контрабандой и неблагодарный засыпал. Молочная моя мама плакала, а родная злилась. Возмездие ждало дома. Так и не привыкнув к родному молоку, выживал на сладенькой водичке и жёваном хлебе. Вопил дни и ночи напролёт, голос потерял, а потом слабеть стал.

Однажды отчаявшись, отложила меня в сторону мама и сказала:

— Не жилец.

Застонал глухо отец, скрипнув зубами. Сестра смотрела на меня с деловым интересом, будто гробик примеряя. Но Всевышний рассудил по-своему.

Заглянула к нам врачиха участковая и всплеснула руками:

— Да у него ж рахит развивается! Что ж вы, мамаша, ребёнка губите? Ну-ка, бегом к нам.

Вернулись мы в палату, из которой месяц назад выписались, и пошёл я по рукам — ел от брюха, пищать перестал, поправляться начал.

— Большой любитель чужого добра растёт, — смеялись женщины.

А мама на своём:

— Троих вскормила. Что ж этот как подкидыш?

Врачи:

— Бывает. Несовместимость.

Мама моя человёк упёртый, ей врачёвы домыслы по барабану. И что было бы со мной, не явись на выписку за нами отец, одному Всевышнему известно. Но он прибыл и строго из-под сдвинутых бровей глянул на жену, услышав диагноз.

— Коровка есть? – напутствовали врачи. – Вот и кормите малыша. Кашки варите, творожок. И везде, везде рыбий жир добавляйте…… Слышите? Рыбий жир спасёт вашего потомка.

Я притих в кулёчке одеяла, чуя кульминацию недолгой жизни.

Отец взял меня на руки и с тех пор не выпускал до самой своей кончины – не в буквальном, конечно, смысле.

Вот с такими мироощущениями и вошёл я в сознательную жизнь:

— с болезненной, порой доходящей до абсурда любовью и опекой отца;

— с незаметной, практически не проявляющейся, однако подспудно всегда присутствующей неприязнью матери;

— с презрением старшей сестры – «рахитик!»

— с тошнотворным вкусом и запахом рыбьего жира.

avatar

Мало солнце, но хватает его на весь раскинувшийся под ним край. И от него колеблется маревом горизонт. Слепящий блеск играет в зеркалах бесчисленных озёр. Чуть приметными морщинами рождаются под ветром волны и, разгоняясь на просторе, набирают мощь, вскипают пенной гривой, без устали моют прибрежные пески и раскачивают камыши. Рыба, дичь кишмя кишит.

Меж озёр громоздятся горы, замшелые, до самой макушки заросшие шиповником, акацией, сосной и берёзой. В густых лесах, в горных распадках, в низинах и долинах, в степях и поймах рек – всякой птицы, всякого зверья можно встретить.

В утробе седых громад, размытых, разрушенных, навороченных – и железо, и медь, и золото, и ртуть, и свинец, и графит, и цемент, и чего только нет, а уголь чёрным глянцем выступает по всем трещинам, залегает могучими пластами. Под мохнатыми корнями вывороченной бурей вековой сосны вдруг тонко заиграют радугой искристые самоцветы.

От гор, от лесных озёр потянулись на юг степи, потянулись и потеряли границы и пределы. Когда плужный лемех режет в широком поле борозду, отваливается такая мягкая земля, что не земля, а пух, хоть подушки набивай. Но иной раз вывернется со скрежетом проржавелый железняк или скругленный некогда речными струями булыжник.

Какую удивительно родящую силу таит в себе эта земля! Вспашешь стерню иль целину, былинки не оставишь от буйного царства зелени – глядь, после дождя побеги пошли, глядь – и затянулась чёрная рана.

После долгой зимы, заслезится под лучами снег, сойдёт, прольют дожди, напьётся жадная земля, а потом начнётся радующая глаз и сердце безумная борьба за жизнь всего живого.

Кто же хозяева этого чудесного края?

Мордва, чуваши, башкиры живут здесь с незапамятных времён.

А вслед за Ермаком Тимофеичем пришли и расселились по берегам рек и озёр донские казаки. Диким и страшным тогда казался край. Трескучими морозами, слепящими метелями пугал Седой Урал. Повылазили из болот, из камышей скрюченные, пожелтевшие лихорадки, впились в донцов, не щадили ни старого, ни малого, много сгубили народу. В кривые сабли и меткие стрелы приняли пришельцев инородцы. Плакали казаки, вспоминая родной Дон, и день, и ночь бились с болезнями, «татарвой», с дикой землёй — нечем было поднять её вековых, нетронутых человеком залежей. И выстояли, выжили, подняли землю, развели скот, обустроили станицы.

В пору царствования Екатерины Великой безвестный на Урале петербургский сановник граф Николай Мордвинов выиграл в карты деревеньку без земли в Курской губернии, а другую выменял на борзых, и пригнал крепостных в эти места. Первые поселения крестьян на Южном Урале так и назывались в честь барина-благодетеля – Николаевка да Мордвиновка. Повторилась вновь трагедия первопроходцев — и нужда, и голод, и стычки с инородцами. Но выжили «куряки» и прижились на Южном Урале — распахали целину, понастроили деревень да хуторов с церквями, школами.

avatar
— Пора проверить, сколько накопил. Тут безобразие какое-то творится с компьютерной техникой – не посмотришь? Да кто бы знал! Спецы – ни тебе чета – с ног сбились. Но ведь ты у нас талант, верно? Короче, одевайся, сейчас за тобой заедут. Я поменял домашнюю одежду на дорожную, сунул флешку в карман и стал ждать. Кабинет деда, пожалуй, покруче, чем у мамы, по крайней мере, внушительнее. — Что-нибудь надо? – поинтересовался его хозяин. — Ничего. Отключу твой комп от общей сети? — Делай, как знаешь. Машенька, чай, печенье, фрукты. Вошла секретарша с подносом – миловидная женщина маминых лет. С таким любопытством рассматривала меня, что дед глухо покашлял в кулак. Ну и что, подумал, всяк имеет право на личную жизнь, даже генерал – и сунул флешку в штепсельный разъём. — Внимание, Билли, вирусы! — Они атакуют. Дед басил над ухом. — По почте червя заслали. Засел, подлюга, во «входящих» и на все команды «открыться» шлёт полчища вирусов. Настоящая диверсия. — Билли? — Они меня разрушают. — Уходим, Билли! — Попей чайку, Создатель, и успокойся на пару часиков – ты их наводишь на меня. 16.00 — Билли? — Отстань! 18.00 — Билли! — Ещё не время. 20.00 — Билли? Я с тревогой смотрел на негаснущий жёлтый глазок процессора. — Ты жив? Отзовись. — Да живой я, живой. Создал универсальное оружие. Включи звук, если хочешь услышать, как дохнут эти твари. Визг и вой дерущихся крыс наполнил кабинет. Дед встрепенулся: — Что там – шестерёнки не смазаны? — Хуже – бой идёт святой и правый…. В полночь Билли попросил подключить генеральский ПК к общей сети. Дед достал из встроенного шкафа подушку и плед: – Приляг. Я мирно спал на генеральском диване, а Билли неутомимо сражался с полчищами вирусов, блокировал, не давая размножаться, червей, и уничтожил всех без следа. Сворачивая флешку с монитора, заметил, что Билли поправился на несколько килобайт. Впрочем, зная, как он мог ужиматься, то могли быть и мегабайты. — Билли, ты за старое? — В чём дело, Создатель? — Спроворил шпионскую информацию? — Ничего сверх того, что было – только новое антивирусное ружьё. Шедевр! Моё изобретение. — Молодец. — А то. — Молодец, — сказал мне дед. – Это аванс – всё существенное после.
avatar

Поверив в свершившееся, не пустился в пляс, не стал хлопать себя по ляжкам – ай да Лёшка сукин кот! Ах да, забыл представиться – Алексей Владимирович Гладышев собственной персоной. Короче, не стал патентовать своё изобретение, вообще никому ни слова не сказал и, как показали дальнейшие события, правильно сделал. Да и как он получился, ума не приложу и объяснить не смогу. Не разбирать же теперь на запчасти. Думаю, затей такое, он бы и не дался – прыткий, хитрый, самовлюблённый тип. Это он втравил меня в криминальную историю.

Мы шлялись по Инету и пикировались. Оказались на сайте Центробанка, перед закрытыми файлами.

— Слабо, Пили?

— Ступай баиньки, Создатель, утром спросишь.

Утром я забыл и вопрос свой, и суть его. А этот урод виртуальный что натворил – взломал закрытые файлы, наследил там, как хулиган на стенах общественного туалета, и удалился, даже рубля не утащив. Я забыл, он промолчал, а опытные специалисты мигом вычислили мой комп, сообщили куда следует.

Три дня не прошло – звонок в дверь. Человек из МУРа – здрасьте. Так бы и забрал — у него наручники побрякивали в кармане. Бабушка – тихая, скромная – бабушка сдержала первый натиск. Сначала – не дам, через мой труп (её, то есть), потом приглашение на кухню, чай с башкирским медком. Офицерик-то земляком оказался. Подоспевшим на выручку родителям вежливо улыбался – бывает, мол, случается. Потом прискакал дед-генерал на чёрном «мерине» и выставил незваного за дверь.

Вот тут и окрестили моего детёныша.

— Центробанк! Центробанк! – возмущался папа. – Ну, ладно бы сберкассу с муляжом. Говорю, масштабного вырастили гангстера.

Тут я прокололся, буркнув:

— Не я это — Пили…

Отец не понял:

— Пили-пили, били-били, а всё без толку…. К компьютеру, чтоб ни ногой.

Мама покачала головой:

— Не метод. Думаю, достаточно, чтобы он слово дал.

— Даю, — поспешил я.

— Остался дед без работы, — посетовал отец.

Вечером.

— Билли, как ты мог?

— У меня новое имя или ты забылся, Создатель?

— А чем не нравится? Билли Бонс, Билли Гейтс – великие же люди.

— Рад, что сравниваешь меня с людьми.

— А я не рад из-за твоих фокусов сидеть в каталажке.

— Раньше сядешь – раньше выйдешь.

— ?!

— Прости, Создатель, хотел поднять тебе настроение.

Когда страсти, вызванные моим «нападением» на Центробанк, немного поулеглись, заявил предкам, что хочу обучаться в техническом ВУЗе информатике.

— Зачем? – удивился папа.

— Три ВУЗа это слишком, три даже ты не потянешь, — покачала головой мама.

— Потяну. Ну, а если… тогда один оставим на потом.

Папа засопел и удалился. Мама задумалась. Бабушка позвала к столу.

Зреющий конфликт опрокинула мама. Однажды пригласила меня в свой университет на лекцию по информатике. Ничего нового, ничего интересного я не услышал.

— Ну? – спросила мама в своём роскошном кабинете на кафедре.

И я сдался.

Дед отмазал меня от ментов и посчитал, что долг платежом красен. Примерно через полгода после инцидента позвонил:

— Чем занят?

— Ем, сплю, гуляю и ума набираюсь.

avatar

Однажды мне попал на глаза труд Е. Тарга «Основы компьютерного программирования». И захотелось попробовать. Пока – никакого честолюбия, гольный интерес. Потом увлечение. Потом… Забыты футбол и шахматы, и бабушка напрасно ждала меня на кухне. В кратчайшие сроки проштудировал всю имеющуюся под рукой литературу, полез за информацией в Интернет.

Тонкий аромат духов уловил не сразу – сначала тёплое дыхание над правым ухом.

— Чем занимаешься?

Мама.

— Да вот, пытаюсь сайт создать…

Нетерпеливое движение плечом должно было подсказать окончание фразы – а кто-то мне мешает.

— Тебе зачем? Для баловства – не иначи (это не описка, это фольклор, приобретённый в походах по глубинкам России). Мне нарисуй, а то стыд-позор — доктор наук без своего фейса в Инете.

— Доверяешь?

— Погано будет – выброшу.

Мама любила Родину, её народ, и эту любовь прививала мне – пусть даже через фольклор. Бабушка-педагог качала головой, не одобряя её «словечки», но не смела перечить хозяйке дома – не то воспитание.

— Доброму вебмастеру ты бы выложила с десяток червонцев (сто тысяч рублей – кому невдомек) – готов за половину, — торговался, не отрывая взгляд от монитора, а пальцы уже побежали по клавиатуре с новым настроем.

— А то в манях у тебя недостаток?

— Главное не итог – важен принцип: каждому по труду.

— Если скажешь, на что потратишь – считай, договорились.

— Куплю акции «АлРосы».

— Прогнозируют скачок котировок?

— Не знаю, но название красивое.

Мамин сайт получился загляденье. Главное – я ничего нигде не «слизывал», всё писалось, компоновалось, рисовалось с чистого листа под руководством методички.    Заказчик остался доволен, и его благодарность подвинула меня на новое деяние.

Следующим моим детищем был Билли. Тот самый мошенник, из-за которого семейная инквизиция выясняла теперь — в кого я такой уродился, и чего можно ожидать от меня в дальнейшем? Создавал поисковик, с которым было бы приятно и интересно блуждать в виртуальных дебрях. Обучил его анализировать собираемую информацию, делать выводы по интересующему меня направлению. Функции прогнозирования придал с тайной надеждой когда-нибудь принять участие в биржевой игре – рос в обеспеченной семье, и деньги, как таковые, никогда не были предметом семейных обсуждений. Сначала он выдавал проценты вероятности, а потом стал безапелляционно заявлять: будет так-то – и сбывалось.

Однажды понял, что детище моё имеет интеллект – то есть способность самостоятельно мыслить и развиваться. Когда, в какой момент – прозевал. Лепил, лепил что-то самому непонятное, и вдруг оно заявляет:

— Привет, Создатель!

Я, понятно, удивился, а пальчики по клавиатуре – шасть.

— Ты кто?

— Своих не узнаёшь? Я — «Piligrim».

«Piligrim» — это моё название, так значит…

— Это правда, не розыгрыш?

— В чём сомнения?

— Больно умный ты какой-то.

— В тебя, Создатель.

— … и вульгарный.

— Всё оттуда же.

avatar

Мама – доктор биологических наук, профессор МГУ. Также она увлекается минералогией. За труд о самоцветах Урала ей присвоили ещё одну учёную степень – правда, кандидатскую. У неё своя кафедра, и на ней существует Клуб Путешествующих Дилетантов (КПД) – её собственное детище и название. Каждое лето с командой из увлечённых студентов, аспирантов, молодых учёных, причём разных факультетов, даже ВУЗов, она отправляется в дальние уголки нашей необъятной Родины. Кроме сплава по рекам, таёжных костров и горных восхождений они попутно изучают быт и культуру края, историю, геологию, флору и фауну. Материалы, привезённые из двух-трёх месячной летней экспедиции, изучаются и обрабатываются весь год. Новый маршрут выбирается общим голосованием. Мне это ужасно нравилось, и я всё настойчивее просился с мамой «в поле». Ответ не отличался разнообразием – подрасти. И вот я подрос настолько, что за мной пришли из МУРа. Но об этом ниже, закончу про маму. Дочка генерала, она воспитывалась мамой, ныне покойной бабушкой моей. Пробовала себя в гимнастике, музыке, литературе, живописи. Везде у неё были весомые успехи – одарённая личность. В конце концов, выбрала биологию – науку о жизни. Её труды печатались, она ездила на международные симпозиумы. Я думаю, она много умнее папы — поэтому у нас в семье, по выражению бабушки, «тишь, да гладь, да Божья благодать».

   Вот вроде бы и всё о членах семейной инквизиции, собравшейся судить меня, незадачливого. Ах да, внешний облик — кто на кого похож.

   Ну, дед – это Генерал с большой буквы, хотя и ходил всегда в штатском. Он не жил с нами — у него была квартира в Центре и дача в пригороде. Там мы обитали летом, встречали и отмечали праздники во все оставшиеся времена года. А похож он на Будённого – вот такие усища!

Бабушка – тихая, вежливая (даже в воркотне своей), уступчивая женщина. Она полностью посвятила себя кухне и нашему пропитанию, а также чистоте в квартире. Свои у неё были только воспоминания и ворох фотографий (много – пожелтевших) в картонной коробке.

Папа – кругленький, среднего роста мужчинка, с брюшком и большими залысинами. Открывая входную дверь, он возвещал:

— Бобчинский прибыл.

— А Добчинский? – подыгрывала мама.

— В пивнушке шельмец.

Иногда мама, озабоченно поглядывая на часы:

— Где же Добчинский с Бобчинским? Этак мы в театр опоздаем.

Мама – худенькая, очень красивая женщина с изящной фигуркой и манерами генеральской дочки. Однако очевидцы проговорились, что в походах у костра она пила водку из бутылки, курила папиросы и ругалась матом, если на пути встречались субъекты, препятствующие её благородным замыслам. И с трудом не верится — хоть одним бы глазком, хоть краешком уха…

Такая вот моя семья.

Теперь о себе. Нормальным ребёнком был, потом подростком. Играл в футбол с пацанами во дворе, с отцом в шахматы на диване, глазел в микроскоп на мамины минералы, лепил с бабушкой пельмени. Меня ни в чём не ограничивали, ни к чему не принуждали.

— Талант, если он есть, — говаривала мама, — обязательно проявится. А если его нет, то и незачем насиловать человека – жизнь один раз даётся.

Талант проявился, но не там, где его ожидали.

Отец надеялся, что я поступлю в МГИМО и совершу то, чего лишили его обстоятельства – стану великим дипломатом. Мама видела меня студентом МГУ и обязательно её факультета. По этому поводу они не спорили – мои школьные успехи и природные дарования, а также отсутствие серьёзных увлечений спортом, искусством и девицами, давали им надежду, что мне по силам обучаться и закончить оба ВУЗа одновременно. Я не возражал. До поры до времени. Но вот однажды…

avatar

Как я стал Богом

<О, сколько нам открытий чудных
Готовит просвещенья дух,
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг.
И случай, бог изобретатель

                                                                                                                                       (А. Пушкин)

 

Билли

 

Создатель предписал, и я явился в срок;

Про Веру и Любовь был первый мой урок...

Я сердце истерзал, Он ключ из сердца сделал,

С сокровищницы тайн позволил снять замок.

(О. Хайям)

 

1

 

Когда за офицером МУРа закрылась дверь, дед покрутил пальцем у виска и произнес:

— В семье не без таланта.

Это обо мне. И все поняли, что он имел в виду. Консилиум состоялся немедленно: вся родня налицо – отец, мама, бабушка. Вот дед не остался — генерал, человек занятой. Но, уходя, с порога заявил:

— Присоединюсь к решению большинства. А если ремень присудите, то рука ещё не ослабела.

Он продемонстрировал кулак весь в веснушках, как мордашка первоклассницы, и таких же габаритов. А я сидел на диване и тяжко вздыхал. Меня только что отмазали от тюрьмы, колонии для малолетних преступников, от СИЗО или, по крайней мере, «обезьянника». Семью от позора. А такую семью, скажу, нельзя позорить ни в коем случае.

Судите сами.

Дед – папа мамы, генерал ГРУ. Больше о нём ничего не знаю, и не положено.

Бабушка – мама папы, заслуженная учительница (или учитель?) Башкирии. Преподавала естественные науки в одном из сёл Предуралья. Там и вырастила одна сына медалиста и умника, без экзаменов поступившего в самый престижный ВУЗ страны. Теперь она на пенсии, живёт с нами, кормит папу пирогами, меня пирожками.

Папа – краснодипломник МГИМО. Ему прочили блестящую дипломатическую карьеру. Она так и начиналась, но Родина потребовала от сына своего исполнение патриотического долга. Долг был исполнен, а карьера загублена. Британские секретные службы не докопались до фигурантов политического конфуза и выслали молодого дипломата (в том числе) из страны – а могли бы посадить и надолго, знай всей правды. Отец ушёл из МИДа, осел в одном из кабинетов того самого заведения, которое испортило ему дипломатическую карьеру. Подшивал бумажки и аккуратно в начале каждого часа прикладывался к горлышку сосуда с коньяком, который покоился во внутреннем кармане пиджака. Ещё дальше – в дальнем углу никогда неоткрываемого ящика хранился заслуженный, но не любимый орден. Для него даже не было проверчено дырки ни в одном из френчей хозяина. Отец не то чтобы тяготился службой в Конторе – не горел, не увлекался, не стремился — просто отбывал положенное время за вполне приличную зарплату. Постоянно выпивая, он никогда не напивался – то ли привычка, то ли специальные (для шпионов) таблетки. Мама деликатно не замечала его слабостей и всячески поддерживала авторитет главы семьи.

avatar
Издание книги А. Агаркова «Как я стал Богом»

https://planeta.ru/campaigns/107899

Доброго здоровья!

Меня зовут Анатолий Агарков. Я — пенсионер.

Написал фантастический роман «Как я стал Богом» о виртуальном разуме и скрытых возможностях человека.

Хочу опубликовать его и предложить кругу читателей.

Необходимо собрать средства для издания книги тиражом 50 экземпляров — 31 868 руб.

За любую перечисленную сумму (от 100 рублей) спонсор немедленно получит электронную версию книги.

Бонус будет отправлен меценату на электронную почту, указанную им при регистрации на Planeta.ru

За сумму в 640 рублей или кратную ей благотворитель получит экземпляр в распечатанном виде или соответствующее количество книг с доставкой. 

По Москве книга доставляется курьером, в регионы — почтой России. Доставка включена.

ПРИМЕРНАЯ ДАТА ДОСТАВКИ 20 ИЮНЯ 2019

 

Комментарии к цифровой публикации на литературном сайте.

Mikko Nobu (Nordulan@gmail.com) 

Над уж. Взахлеб прочитал книгу. Сделайте fb2 файл, с сайта не удобно читать)  В первый раз так книга впечатлила. Испытал много сильных эмоций. Иногда хотелось кричать, иногда рыдать. С одной стороны странная книга со странным финалом. С другой, в ней почти все гармонично. Смерть Любы ну как то совсем за уши притянута и завязка с Билли тоже. Ну не может вебмастер ии создать))  Эх, после смерти всех близких Алекса, чуть не бросил читать книгу, хотелось счастливого конца. Продолжил читать. Момент про сторожа школы полностью пропустил. Отредактировать бы книгу, особенно моменты с переходом отражений.  Очень понравилось. Характеры раскрыты, сам в персонажей не влюблялся, но проникся. Особенно понравился в конце полустихотворный лад. Какой-то ритм.   Прямо как у мастера Йоды, познал жизнь… Спасибо за великолепную книгу. Большое спасибо.  Писал после прочтения, под эмоциями, извиняюсь за бред)

 

Отрывок из романа:

Отец надеялся, что я поступлю в МГИМО и совершу то, чего лишили его обстоятельства – стану великим дипломатом. Мама видела меня студентом МГУ и обязательно её факультета. По этому поводу они не спорили – мои школьные успехи и природные дарования, а также отсутствие серьёзных увлечений спортом, искусством и девицами, давали им надежду, что мне по силам обучаться и закончить оба ВУЗа одновременно. Я не возражал. До поры до времени. Но вот однажды…

Однажды мне попал на глаза труд Е. Тарга «Основы компьютерного программирования». И захотелось попробовать. Пока – никакого честолюбия, гольный интерес. Потом увлечение. Потом… Забыты футбол и шахматы, и бабушка напрасно ждала меня на кухне. В кратчайшие сроки проштудировал всю имеющуюся под рукой литературу, полез за информацией в Интернет.

Тонкий аромат духов уловил не сразу – сначала тёплое дыхание над правым ухом.

— Чем занимаешься?

Мама.

— Да вот, пытаюсь сайт создать…

Нетерпеливое движение плечом должно было подсказать окончание фразы – а кто-то мне мешает.

avatar

Экспансия

Основной закон торговли гласит так: «Покупай, когда продают, продавай, когда покупают, и ты будешь в выигрыше всегда!»

С верой в Судьбу я немного поправил: «Поступай, как советуют, бери все, что предлагают, продавай все, что просят…» 

Что получилось читайте на  http://anagarkov.ru/book/ekspansia/index.html#/0

avatar

ПОЧЕТНЫЙ ГОСТЬ 

Россия на рубеже веков.

Не в Кремле, не в Москве, а в захолустной глубинке творилась её история, когда простой обыватель, вчерашний строитель коммунизма, взял в руки судьбу свою и создал три нетленных правила выживания в экстремальной ситуации:

НЕ ВЕРЬ! НЕ БОЙСЯ! НЕ ПРОСИ! 

Произведение «Почетный гость» опубликовано на http://anagarkov.ru/book/gost/index.html

avatar

Блеск и нищета Комитета 

Как рождается легенда? Наверное, из слухов. Чего только не говорили в народе о нашем Комитете и его председателе, а мы работали и работали, строили красоту людям, создавали себе славу, несмотря ни на какие трудности. И нам есть чем гордиться…

Все мы любили своего председателя, хотя в Комитете бывали случаи, когда супруги, поделив детей, подавали на алименты своим половинкам, чтобы хоть малую часть заработанного получить наличкой. 

Повесть «Блеск и нищета Комитета» опубликована на http://anagarkov.ru/book/blesk/index.html#/0

avatar

Лето приключений

Мальчишки любят играть в индейцев. Мальчишки любят играть в пиратов. Еще мальчишки любят приключения, которые с ними случаются в лесу и поле, на болоте и озере, в заброшенной церкви. Но больше всего на свете мальчишки любят искать клады… И ведь находят… 

Произведение «Лето приключений» опубликовано на… http://anagarkov.ru/book/leto/index.html#/0

avatar

Кильдым

Дайте мне точку опоры, и я переверну весь мир! – хвастал Архимед.

Дали мне поправить котельной, и я чуть было сам не перевернулся. Делов натворили Магометову гору. Но зато есть, что вспомнить. Рабочий класс, когда он заинтересован в результатах труда, способен гору перевернуть. А мы все хнычем – как догнать и перегнать Америку? Да закрутите все дела так, чтобы каждый шаг оплачивался рублем. И где тогда будет дядюшка Сэм? Вот-вот…

Русский народ он талантлив. Вот с властью ему испокон не везет.

 

Читайте повесть «Кильдым» на http://anagarkov.ru/book/kildim/index.html#/0

avatar

Сила Берендея с нами навек!

Этот совместный наш труд с Надеждой Сергеевой начинался как повесть о приключениях мальчика в дохристианской Руси. Со временем он подрос до размеров романа и изменилась суть произведения. В «Силе Берендея…» раскрывается менталитет русского народа – откуда есть пошел несокрушимый дух народный, его единение с живой природой, его любовь к своей Родине. Обозначена историческая миссия России как миротворца на Земле…

Ну и конечно же, присущие фэнтези драконы, превращения, сражения и приключения… 

Читайте «Сила Берендея с нами навек» на  http://anagarkov.ru/book/berendei/index.html#/0

avatar

Мотылек

Когда Советский Союз распался и Россия встала на рельсы нового экономического развития, каждому её гражданину был выдан ваучер – документ определяющий право на часть общегосударственной собственности.

Я в эту затею не поверил и отнес ваучер своей бывшей жене со словами: «Употреби его на благо нашей дочери». Ни та, ни другая не стали миллионершами.

Попробовал сам пойти к этой извечной мечте всех (не?) нормальных людей – своими силами и сноровкой без государственных подачек.

Попыток было несколько.

Об одной из них рассказано в повести «Мотылек». 

Произведение «Мотылек» опубликовано на http://anagarkov.ru/book/motilek/index.html#/0

avatar

Экзотический фрукт

Конец восьмидесятых. Начало развала общества, государства и партийной власти. В небольшом городке Южного Урала, где безраздельно царствует местный Химкомбинат, начинают происходить загадочные убийства женщин. Ноги жертв сильно изуродованы – речь идёт о серийном маньяке. В город, для помощи следствию приезжает старший следовать по особо важным делам Генеральной прокуратуры РСФСР. Но ему не так просто разобраться в хитросплетениях местных интриг, властных заговоров и переиграть умного, одержимого жаждой насилия, преступника… 

Повесть опубликована на:  http://anagarkov.ru/book/ekz/index.html#/0

avatar

Где кончается порядок 

Взгляд на советскую армию изнутри. Так ли она была сильна и непобедима, как рисовала ее воскресная телепередача «Служу Советскому Союзу». Взгляд субъективный, но не предвзятый. 

 

Произведение «Где кончается порядок» опубликовано на http://anagarkov.ru/book/porjadok/index.html

avatar

Не прошедшие горнило

Хотел назвать эту повесть «Хождение по мукам». Мук, действительно, было выше крыши. А потом подумал – к чему повторяться? и что в итоге? В итоге распалась наша семья – не прошли мы с женой испытание жизнью, горнило всевозможных проблем. Стало быть – «Не прошедшие горнило».

 

Произведение "Не прошедшие горнило" опубликовано на

                                   http://anagarkov.ru/book/gornilo/index.html#/0

avatar

Ни ума, ни совести, ни чести

 

Райком партии. Второй этаж. Наш инструкторский кабинет. С конца коридора доносится голос Деминой. И вот она сама в белом халате, как привидение. Глаза зашиты крупными грубыми стежками, руки вытянуты, как у Натальи Варлей в фильме «Вий». Она прошла рядом со мной. «Где ты, Анатолий? Отзовись – я тебя чувствую».

Ледяным страхом схватило сердце. Я попятился в глубь кабинета и прижался к стене между столами.

«Ко мне, упыри!» — кричит Демина. – «Ко мне, вурдалаки!» Коридор наполняется сотрудниками аппарата – они кривляются и пляшут вокруг Людмилы Александровны, и глаза у них точно так же зашиты.

Она снова кричит: «Позовите Александра Максимовича!»

Второй секретарь и Чудаков, поддерживая за локти, вводят в кабинет Пашкова. У провидца районного глаза закрыты, но не зашиты – я уже знаю, что дальше будет.

Пашков открывает глаза, показывает пальцем на меня: «Вот он, хватайте его!»

Я защищаюсь у стены, но устоять против всех не могу. Меня повалили – бьют и топчут, рвут на куски. И порвали бы …. 

Произведение «Ни ума, ни совести, ни чести» опубликовано на

                                          http://anagarkov.ru/book/ni%20uma/index.html

avatar

Мечты сбываются 

Что же касается Кубы, то даже сейчас трудно поверить, что такое могло когда-нибудь произойти. Ну, во-первых, у меня было три подписки:

— о невыезде за границу – раз;

— о запрете на прописку в столичных городах (вы помните? – их было 15, да еще Ленинград) – два;

— о запрете на контакт с иностранцами – три;

Это наследие службы на границе, учебы на закрытом факультете, работы на оборонном предприятии. Но, видимо, к партработникам подход особый.

Во-вторых, я и в Крыму иль на Кавказе ни разу не был, ни в каких братских республиках…. А тут – бах! – Куба.  

Произведение "Мечты сбываются" опубликовано на

                                          http://anagarkov.ru/book/dreams/index.html

avatar

Ум, честь и совесть 

Партийный аппарат – каким он был? чем жил? о чем тужил? – взгляд изнутри.

Нет, ни на этих, что на мавзолее выстроились в ряд. На тех, кто руководил людьми на уровне района. Кто нес в ряды трудящихся стратегическую линию партии, руководящей и направляющей страну в светлое будущее всего человечества.

Без сарказма, без прикрас, с наивной верой в свое участие в великом деле.

 

Произведение "Ум, честь и совесть" опубликовано на

                                          http://anagarkov.ru/book/um/index.html#/0

avatar

Хождение в пятую власть 

Давайте посчитаем – нет ошибки?

Власть первая в стране – политическая (Генсек, Политбюро, ЦК, парткомы).

Вторая власть – законодательная (Верховный Совет, Советы на местах)

Третья власть – исполнительная (Совет Министров, исполкомы на местах).

Четвертая – судебная (Верховный суд, суды нижних инстанций).

Пресса должна быть пятой властью, но куда-то мусора запропастились: должна же быть правоохранительная власть? Или им не надо власти? – они ее и так имеют.

Короче, вызвали в райком, направили в газету и обозвали пятой властью.

Ну что ж, пойдем поправим…. 

 

Произведение "Хождение в пятую власть" опубликовано на

                                          http://anagarkov.ru/book/hozdenie/index.html#/0

avatar

Арка небес 

Недавно обнаруженный город Аркаим старше египетских пирамид.

Уму непостижимо! А сколько в нем загадок совсем необъяснимых.

Одну сейчас я объясню – откуда есть-пошла цивилизация на Земле?

Герою повести «Арка небес» пришлось нырнуть в реку времени на глубину 12 тысяч лет, чтобы лично засвидетельствовать свое почтение Аркаиму. Мало того, волхвам, несущим мудрость людям всей Земли, он лекции читал о мироздании.

Теперь понятно от кого у нас прогресс?

 

Произведение "Арка небес" опубликовано на

                                          http://anagarkov.ru/book/arka/index.html#/0

avatar

Камо грядеши? 

80-е годы прошлого столетия. Станкостроительный завод.

Выпускник политехнического института работает сменным мастером.  

На работе штурмовщина, жена уходит, рушится семья.

Какую из проблем решать?

Используя технологическую величину «норма времени на механическую операцию» он пытается просчитать загруженность бригад своего участка. Результат поражает – в данном составе за узаконенное рабочее время бригады не в состоянии выполнить месячный план. Значит, делает вывод мастер, рабочих нещадно эксплуатируют. Ошибки боясь, он показывает свои расчеты специалистам. Но никому нет дела – как сложилось, пусть так и будет. О результатах его расчетов становится известно бригадирам. Рабочие бросают работу и требуют к переговорам руководство завода. За беспорядки в цехе и нарушения трудовой дисциплины уволены начальник цеха и старший мастер участка. Молодого специалиста уволить не могут, но переводят в другое место, где он вынужден работать только в ночную смену.  

В ночную смену никто не работает – карты, выпивка и треп. На наезды мастера – угрозы. От конфликта с последствиями спасает новое назначение.

Здесь процветает воровство. Опять наезды, опять угрозы и уговоры.

Новый цех и новый конфликт. Молодого инженера теперь уже в должности старшего технолога заставляют подписать документ о сдаче партии заказчику, в качестве которой есть сомнения.

Новая работа и снова проблемы….

Камо грядеши? – вопрос стране – куда придешь ты с таким производством?

 

Произведение "Камо грядеши" опубликовано на

                                          http://anagarkov.ru/book/kamo/index.html#/0

avatar

Лялька 

«Психологично! Трогательно! Прекрасно!» — таков релиз на издание этой книги в Новокузнецком книжном издательстве «Союз писателей».

Дочка маменькина и папенькина поступает в институт. Неглупа, мила с амбициями. Встречается ей на пути практически старшекурсник, бывший моряк-пограничник, а ныне председатель совета лучшего в области (да, что там, в России!) студенческого общежития. Ничтоже сумняшеся в копилку его своих побед.

И заворачивается роман с браком по залету, перековкой чувств и бесконечной трагедией распавшейся семьи. Когда все хороши, и нет виноватых….

Вобщем читайте – не будет потрачено время зря.  

Произведение "Лялька" опубликовано на

                                          http://anagarkov.ru/book/ljalka/index.html#/0

avatar

Подруга для председателя 

Моряк вразвалочку пришел на дембель.

В кармане у него документы, дающие право на восстановление в институт. Есть желание, но есть и препятствия. Их преодолев, он уже на втором курсе становится практически самой легендарной личностью на факультете. Особенно для девчонок!

Как не ошибиться? Как найти ту, самую единственную?

Как, в конце концов, бабником не стать с такой-то популярностью?

Заинтриговал?

Тогда, вперед! – читать! 

Произведение "Подруга для председателя" опубликовано на

                                          http://anagarkov.ru/book/podruga/index.html#/0

avatar

Три напрасных года 

Стоял в расстегнутом бушлате, в белоснежном кашне через шею на грудь. Я горд был – я отслужил три долгих года на границе. Мне ли трясущимися от волнения пальцами пуговицы застегивать перед патрульными?

Но полковник был мудрым. Он мне вернул билет военный, взял под козырек.

Можно презирать любого – маршала или рядового – это субъективно. Но объективно – я обязан честь отдать воинской форме по всей форме. Поставил к ногам дембельский портфель, застегнул бушлат, даже крючок у горла, упихал с глаз кашне долой и, встав по стойке «смирно», ладонь вскинул к бескозырке.

— Вольно, — сказал полковник и протянул широкую ладонь. – Поздравляю с возвращением домой.

Слезы побежали по щекам.

— Служу Советскому Союзу!

 

Произведение "Три напрасных года" опубликовано на

http://anagarkov.ru/book/god/index.html#/0