avatar

Возникли проблемы. Свадьба должна состояться на Луне. Нет, это не было чьей-то прихотью. Из новостных сообщений, мы знали, что Луна активно колонизируется, и уже насчитывает несколько сотен тысяч жителей. Среди них жених нашей дочери.

— Как он выглядит? – спросил. – Пришли изображение.

Но Диана:

— Прилетайте, всё увидите.

Хорошо сказать – прилетайте. Мы из Москвы целый год ни шагу. А тут – на Луну.

Надо с кем-то связываться, что-то узнавать, кого-то просить.

Решил попросить Любу. Мы не общались с того дня, как она похитила нашу дочь, самовольно заменив ей отца и мать. Разве мог такое простить? Но обстоятельства вынуждали, да и про зятётечка хотелось подробнее.

Прошу Билли связать с Любой.

— Да? — голос законной супруги сух и деловит. – Я пришлю за вами летательный аппарат.

И всё. Конец связи. Нет больше времени для меня у Главного Хранителя Всемирного Разума.

Не имею права обижаться: сам отвёрг её как жену, а она лишила меня дочери. Стало быть, квиты. Впрочем, если быть справедливым – вряд ли Диане понравился наш осёдлый образ жизни. Молодость живёт движением, старость – думами.

Электра сразу смирилась, признав в Любаше лидера. Она сказала:

— Мы летим?

— Конечно, милая.

Мне стыдно перед Элей за свою слабость. Обратился за советом.

— Билли, что думаешь по поводу?

— Какие-то сомнения?

— А ты не мог подсказать женишку, что не вери гут так-то. По-людски: приехал бы, показался, да и проси руки суженой.

— А двадцать пять баранов в калым?

— И бесплатная путёвка…. Кстати, что придумать в свадебный подарок? Ты ведь знаешь, что у них есть, а за что будут благодарны.

— Архаизм всё это: у людей радость – раздели её с ними и не надо лучшего подарка.

— А если мне женишок не понравится, или с Любашей найдутся темы для размолвок — что ж за свадьба-то без драки?

— С таким настроением оставайся-ка ты в Первопрестольной.

— От рук отбился?

— Ну, тогда, какие вопросы?

Любин личный флаер (летающая тарелка) приземлился в хоккейной коробке нашего двора. Беспилотный аппарат. Но всё равно кто-то его отслеживал, отсчитывал время посадки, стоянки, отлёта….

Я бы нырнул в разверзнувшийся люк и был таков. Но Эля выдержала вполне разумную паузу. Макияж навела. Наряды два-три раза поменяла, подбирая.

Что сказать? Молодец!

Душа рвалась к Дианочке. Лететь, лететь, конечно, надо, но родителями, а не какими-нибудь статистами на свадьбу дочери. Решил, Любиным проискам противопоставим своё сердечное великодушие. Однако точили сомнения — может, надумал всё, и нет никакой проблемы. Люба осуществляет роль благородной наставницы и не пытается вытеснять нас из сердца воспитанницы. Слетаем и на месте убедимся. В чём-то.

Сели, взлетели, прилунились. Едва глазом моргнуть успел, и ничего не почувствовал. Только невесомость. В какой-то момент тело стало лёгким-лёгким. Само готово лететь. А уже прибыли.

На бортовом экране: «Добро пожаловать на Луну! Отстегните ремни. Сейчас откроется люк-трап».

avatar
Ответила, что скоро все умрут:)
avatar

Пыталась всех втянуть в разговор, но смотрела только на Диану. Во все глаза. А я напрягался – что-то будет вечером?

Дома вечером Люба:

— На правах старшей жены требую тебя к себе. Где меня устроите?

Устроили гостью в гостиной. И меня. Эля осталась одна в нашей семейной спальне. Диана в своей комнате – бывшей моей.

— Гладышев, слабак, сними оптимизатор, — потребовала законная супруга. – Неужели так плохо выгляжу, что тебе нужен стимулятор?

— Скорее наоборот, так великолепна, что боюсь опрофаниться.

— Ничего не бойся – всё у нас получится.

И получилось.

Я проспал допоздна и проснулся один. Вдвоём мы остались в квартире.

— Где Диана? – спросил Электру.

Но та не знала.

Надел оптимизатор и попросил Билли связать с дочерью.

— Мы с Любовь Александровной в Кремле, — услышал родной звоночек. – Здесь так здорово!

Ещё бы. Бывшая резиденция русских царей и президентов превращена в исторический музей. Обойти его недели не хватит. И мы терпеливо ждали. Но следующий раз услышали дочь, когда она была уже в Австралии. И опять:

— Здесь так здорово!

Потом была Антарктида. Потом Центр Управления Погодой в Тибете. И мы поняли, что потеряли дочь насовсем.

— Она выросла, — утешала меня Эля. – Она жаждет дела. С твоей женой ей интересней.

— Женой, женой, — брюзжал. – Ты моя жена и мать моего ребёнка, которого у нас подло похитили.

— Она будет приезжать.

Вдвоём с Электрой мы прожили год. Целых двенадцать месяцев, наполненных теплотой сердечных отношений, спокойствием размеренной жизни и уютом московской квартиры. Думаете это скучно? Отнюдь. Мы не пропустили ни одной премьеры, ни в одном театре мегаполиса. Посетили все музеи, выставки, и потом следили за каждым обновлением экспозиций. Мимо не проходили новинки литературы. Мы посещали творческие вечера и капустники нынешних и будущих знаменитостей.

Одно тяготило – как в то памятное утро Диана пропала вместе с Любой из нашей квартиры, так за это время не удосужилась переступить её порог. Всё ей некогда, всё ей недосуг. Даже пообщаться толком не удавалось.

Иногда, достигнув чего-то, она выходила на связь и, захлёбываясь воодушевлением, делилась новостями. Это были мгновения нашей радости. Которая тут же уступала место грусти (или огорчению), ибо на вопрос: «Ты прилетишь, Дианочка?» неизменно следовал ответ:

— Ой, сейчас некогда.

И связь завершалась.

На исходе двенадцатого месяца нашего проживания в Москве получили от дочери приглашение на свадьбу. На свадьбу! Наша Дианочка выходит замуж. Порадует внуками.

Мы общались, собираясь.

— Ну, как же при её непоседливом образе жизни с малышом?

— Ребёнка мы непременно заберём к себе. И воспитаем.

Мы собирались на свадьбу, а думали о новорожденном. Понимали, что дочь уже не вернуть в наши чертоги, а вот её детей…. В том, что у Дианочки будет ребёнок, не сомневались – для чего же ещё современным молодым людям жениться?

avatar
А он «закавычен» или?..  Подмигиваю
avatar
Такая вот грустная романтика.
avatar
И что вам ответил Шива?
avatar
Для детского стихотворения, тут слишком сложный ритм. Но сюжет интересный, как раз в рамках младшего школьного возраста.
avatar
А до восклицательного знака доводить можно?Улыбаюсь
avatar

Путь к созиданию

 

Мы лепеты наук за истину сочли;

Вы райские дворцы увидели вдали...

Все к Богу тянемся. Но вдруг спадут покровы,

И растеряемся: куда мы забрели!

(О. Хайям)

 

1

 

Люба исполнила угрозу – прилетела в Москву.

Её персональный летательный аппарат, так похожий на тарелку инопланетян, приземлился в хоккейную коробку нашего двора. Думаю, случись такое лет дцать назад, то-то был ажиотаж. Люди сбежались бы со всех углов, поглазеть на внеземное чудо. А теперь в порядке вещей — будто каждый день летающие тарелки приминают траву в московских двориках. Только заядлый шахматист Сорока, поднял голову от доски и проводил любопытным взглядом стройную фигурку моей законной жены. До самого подъезда проводил. А потом горестно вздохнул – то ли отвергнутой молодости, то ли проигранной партии.

— Вот вы как устроились, — Люба обошла все комнаты. – Не дурно, не дурно. Главное, стиль сохранён. Теперь такие вещи только в музеях.

— Да будто бы? – взъерошился, не зная, что ожидать от этого визита.

— А это, наверное, твоя светёлочка? – гостья обратилась к Диане. – Скромно, уютно. Мне нравится.

— Где меня поселишь, дружок? – это уже ко мне. – Какая на вечер программа? Хочу в Большой.

Сходили квартетом в Большой театр. Потом ресторан. Говорила только Люба.

— Москва – самый архаичный город на земле. Всё сохранено, всё. Как в прежние добрые времена.

Эля (Электра) попросила соку. Диана мороженое. Для них любая пища – лишняя нагрузка на организм.

— А мы с тобой, Гладышев, употребим водочки с балычком. И шашлычки! Кутить, так кутить.

Подозвала робот-музыканта, нащёлкала его клавиатурой песню рубежа веков. Выпила и подпевала:

 

Я рождён в Советском Союзе

Сделан я в СССР…

avatar

— Могу сказать, где её оптимизатор.

— Ну, и….

— А вот пройдись-ка….

Оптимизатор висел на сухом сучке кустарника.

Чёрт! Чёрт! Чёрт!

— Я не могу потерять дочь.

— Да что с ней случиться? Эта среда ей родная. Её способности беспредельны. Смотри, как спокойна Электра.

— Скажи, Билли, что постыдного и крамольного в любовных утехах? Почему они отталкивают близких людей?

— Не великий специалист в таких делах, но попробую. Думаю, всё дело в детском эгоизме. Диана на миг себе представить не могла, что у беспредельно любящей её мамы, может появиться увлечение, в котором и места дочери не должно быть. К тебе, впрочем, такое же требование. Теперь Костя. Он боготворил свою мать, и хотел с тобой дружить. А вы….

— И?

— Когда рядом дети, надо сдерживать свои чувства.

— Весь секрет?

— А ты думал.

— Что теперь делать?

— Ждать.

— Ну, уж нет!

— Тогда побегай по острову, поаукай.

Нет, дорогой. Ты думаешь, а я чувствую — посмотрим, чья возьмёт.

Принёс на берег гитару. Когда через лагуну, серебрясь, пробежала лунная дорожка, тронул струны.

 

Над окошком месяц, под окошком ветер

Облетевший тополь серебрист и светел

Дальний плач тальянки, голос одинокий

Он такой желанный и такой далёкий….

 

Чувствовал, Диана где-то рядом. Пусть не поёт, но не слушать она не могла. Она ребёнок, дуется за вымышленную обиду, но одиночество не панацея – в общении легче. Бросал на Электру испытывающие взгляды – чувствует ли присутствие дочери? Моя возлюбленная была грустна и задумчива. И она стыдится нашего порыва?

О, Господи, надо было тебе придумать такую страсть, чтоб за неё потом карать?

Ничего, ничего, милая, всё образуется — вернётся дочь, и мы улетим в Москву. Я покажу вам столицу необъятной страны. Вот послушай.

 

Простор небесный сизокрыл и тишина кругом

Мне уголок России мил, мой добрый отчий дом

Стою, не глядя на часы, берёзкам шлю привет

Такой невиданной красы нигде на свете нет…

 

Звуки рождали гитарные струны, мои голосовые связки. Ночной бриз уносил их в лагуну. И возвращал эхо.

 

Уголок России – отчий дом

Где туманы сини за окном

Где твои немного грустные

И слова, и песни русские…

 

Всё получилось, как задумал.

— Билли, она уже во мне?

— Мудрец. На живца ловишь?

— Как ты можешь? Она же ребёнок.

Это для Билли, а сам решил – ловушку надо захлопнуть. Отложил гитару, привлёк к себе Электру. Примостил её голову на своем плече, зашептал на ухо.

— Когда Даша была беременна, мы ложились вот так рядом, прижимались животами, и создавали семью. А наш ребёнок был между нами.

— Это была Анастасия? – Диана возникла в моём сознании.

— Это была твоя сестра Настя. Ложись в середину — мы создадим семью.

Дважды Диану уговаривать не пришлось. Она была прозрачна, но вполне телесна. Втиснулась между нами и хихикнула, щёлкнув меня по носу.

— Не велик младенец?

— Тебе не следует снимать оптимизатор. Он обучит тебя многим-многим наукам, и ты не будешь белой вороной среди московских сверстников.

— Я буду прозрачной вороной….

За пустой болтовней мир в семье был восстановлен. Наутро мы улетели в Москву.

avatar

— Знаешь подробности?

— Нет – покривил душой. – Изловите злодея, он всё расскажет

— Твои дальнейшие планы?

— Возвращаюсь в Москву с Электрой и Дианой.

— Цель?

— Жить-поживать, добра наживать.

— Хочешь, чтоб оставила в покое? Не получится. Без компромисса не получится.

— Что хочешь?

— Отдай Дианочку.

— Чтобы ты ставила опыты над моим ребёнком?

— Дурак ты, Гладышев, ведь я люблю тебя, а в ней твоя частица.

— Я подарю тебе портрет.

— Хорошо, прилечу за ним в Москву….

Диалог закончился. Можно сказать, оборвался. Образно – Люба бросила трубку.

— Билли, меня больше нет ни для кого — хочу досмотреть сон про дельфина. Крути свою киношку.

— Электра просится на связь.

— Скажи, сплю.

Тут же искры из глаз – будто дрыном по голове.

— Папка, ты в порядке?

— О, Господи! Диана, ты врываешься в мозг, как шаровая молния.

— Прости папочка, но мы волнуемся. Ушёл, молчишь….

— Лети сюда. Найдёшь?

— А то.

Не прошло и минуты, как Диана, оседлав ветку тропического дерева, болтала надо мной ногами.

— Ты чего сюда забрался?

С дочерью не хотелось кривить душой.

— Мужик, убивший ваших соплеменников, мой брат.

— Вы так похожи.

— Наверное, меня и заподозрили сначала?

— Твоя память чиста.

— Верно, я не подумал.

— Ты из-за этого прячешься? А мама не знает.

Подошла Электра.

— Прости меня, — протянул ей руки. – Присядь рядом.

Губы наши встретились. Как долго они были в разлуке. Как жарко они слились. Мы забыли обо всём на свете.

— Несчастный я ребёнок, — Диана взмыла с ветки и понеслась прочь.

— Завтра мы улетим в Москву. Там у тебя будет много хороших друзей, — послал ей вслед благую весть.

— Не хочу завтра, хочу сегодня, — её оглушительный ответ вышиб из меня слёзы.

— А может, правда, сегодня? – робко предложила Электра.

— Тогда поспешим, — привлёк к себе любимую.

Как не спешили, комкая ласки, улететь тем днём не удалось – Диана пропала. Вернулись на берег к гидросамолёту – нет дочери. Искали, звали – безуспешно.

— Ты же можешь с ней общаться телепатически, — упрекал Электру.

— Поставила блокаду мыслям, — пожала та плечами. – Она это может, не раз проделывала.

— Долго будет дуться?

— Бывало, неделями не появлялась.

— О, Господи.

Пошёл другим путём.

— Билли, где моя дочь?

avatar
Спасибо огромное! Я рада!
avatar

Мир вокруг начал меняться с невероятной быстротой. По небу вскачь понеслись облака. Волны превратились в рябь, а приливы стали зримы. Солнце закатилось в обратную сторону. Луна поменяла направление движение. Дневное светило вынырнуло из-за горизонта с западной стороны и погналось за ночным. Вся эта свистопляска сопровождалась нарастающим воем – должно быть, ветра.

— Что происходит? – попытался послать отчаянный вопль.

— Молчи, — принёсся ответ.

Но я и сам начал понимать – время повернулось вспять. И сейчас я увижу….

Десять раз день сменил ночь, и на одиннадцатый я увидел себя. Я увидел, как восемь оживших мужчин поднялись с песка и исчезли, растворившись в воздухе.

Что я им говорил, понять невозможно даже по жестам. Но это частности. Я видел жертвы, преступника и орудие преступления.

— Всё, — послал мысленный сигнал. – Достаточно….

…. Мы стояли в воде, взявшись за руки. Блистало солнце на небосводе и воде. Птицы гомонили. Остров жил своею жизнью. Надо было что-то объяснять, но я сказал:

— Простите.

Надел оптимизатор и побрёл прочь. Углубился в чащу, прилёг в тенёчке.

— Что же мы натворили с тобой, Билли! Как могли создать такого монстра?

— Ты сейчас о чём?

— Я видел погубителя прозрачных.

— И кто он?

— Мой брат Костя.

— Ты видел, как он напал, лишил жизни?

— Лишил, своим контактором, но борьбы не было.

— Вот видишь. Константин Владимирович сумел их в чём-то убедить. Быть может, обещал другие оболочки в других условиях.

— Весьма правдоподобно — парни тяготились бесплодием, и не такие они бессмертные, как им казалось. Только зачем всё это Константину?

— Предстоит понять.

— Как он узнал об острове прозрачных людей? Как попал сюда? Контакт завязал? Убедил?

— Вопросов больше, чем ответов. Надо поработать.

— Билли, я устал, я очень твёрдо нацелился на спокойную уютную жизнь в московской квартире – так что, уволь. Даже женщинам скажу, что их соплеменники мертвы. А если когда-то удастся поймать Костю и освободить их из контактора — будет приятная неожиданность.

— Соврёшь и не покраснеешь? Оставишь без ответов такие вопросы?

— Устал. Отстань, а то сниму.

Билли умолк, и оптимизатор снимать не пришлось. Я уснул под шелест тропической зелени.

…. Мне снился сон, как дивный фильм. В бескрайнем море я дельфин. Вода ласкает, освежает. И солнце, радуя, блистает. Мой ум при мне. И тайны океана все ….

— Билли, как ты не вовремя.

— Любовь Александровна просит выйти на связь.

— Да, милая.

— Оклемался? Наверное, зря там оставила, Гладышев, тебе надо обследоваться — такие потрясения одно за другим.

— Пожалела?

— Ты мой муж. Единственный.

— В природе так и должно быть. Священная книга мусульман учит: сколько сможешь прокормить, столько и бери жён. А муж должен быть один.

— Кормилец ты наш. Мы сделали спектральный анализ останков. По нему восстановили происшедшее с высокой степенью вероятности.

— А я тебе без всякой вероятности скажу – это Костиных подлых рук дело.

avatar
Желаю вам гармонии в отношениях. Чтобы никакие слухи не встали между вами.
avatar
Какой красивый стих, обязательно зачитаю как-то его своей девушке)
avatar
Благодарю
avatar
Какой чудесный стих, красиво написанно)
avatar

Билли:

— Ты с ума сошёл. Тебя лечить надо. Угомонись.

— Лучше уведи этих ребят — слишком борзые, как бы дров не наломали.

— Чёрт с тобой! – Люба машет рукой. – Оставьте его с этой ракитой.

Экипаж грузится на судно. Люба скрывается в своём летательном аппарате — он поднимается, зависает и плавно опускается на ютовую палубу исследовательского судна. Лагуна опустела. На черте горизонта спекается в точку силуэт корабля.

Что это было? Визит Главного Хранителя на Коралловый остров. Вот именно. Прилетела, посмотрела и забрала останки прозрачных людей. Теперь их будут расщеплять, сканировать, бомбардировать электронными потоками в интересах науки. Это знаю я и виновато смотрю на своих прекрасных аборигенок — поймут ли они? Кажется, меня не осуждают. А мне очень хочется знать, что предпринимала Электра для моего спасения.

— Что было со мной? Я ничего не помню.

— Ой, папка! Мы думали, ты спишь. А ты спишь и спишь. День, второй, третий…. Хранительница связалась со своими, попросила помощи. А они: мы уже на подходе. Тогда мама сказала: я верну его. Тебя….

— Ты нашла меня там? – спросил Электру.

— Я попросила отпустить тебя.

— Кого попросила?

— Его.

— Его? – кивнул на небо.

— Его, — Электра указала на королевскую пальму.

— Ты вступила в контакт с её душой?

— У этого древа мужское начало.

— Хорошо. Пусть будет. Ты можешь с Ним общаться? А расспросить о судьбе последних мужчин своего народа? Что здесь, в конце концов, произошло, кто-нибудь сможет сказать?

— Мы спросим у Матери.

Билли влез некстати:

— Тебя дурят.

— С чего ты взял?

— Они одухотворяют то, в чём нет и быть не может души. Это религия их народа. Ты идёшь на поводу.

— Предложи что-нибудь разумнее.

— Не надо ссориться с Хранителем Разума — лучше попроси прощения. Скоро станут известны подробности трагедии, имевшей место здесь случиться.

— А мы узнаем их прямо сейчас, — и вслух. – Верно, я сказал?

— А что ты сказал? – это Диана.

— Я сказал: давайте вместе спросим у Матери Воды, что она имеет сказать по факту трагедии.

— Ты не боишься пойти с нами? – Электра заглянула мне в глаза.

— Мы будем вместе.

— Только это надо снять.

«Этим» был оптимизатор.

— Не вздумай! – взбунтовался Билли.

— Отдохни, приятель.

Мой оптимизатор лёг на песок рядом с двумя другими. Мы взялись за руки.

— Тебе не страшно, папка?

— Я самый смелый на свете папка….

Второй поход души за пределы тела совершенно не походил на первый. Я не превратился в муравья, ни в какую другую тварь, я остался самим собой. Более того – стоял по колена в воде и держал за руки своих милых дам.

avatar
аха, люблю такой поворот событий 
avatar
Мне нравится, так легко читать