Филипп Семёнович, мужчина разумного возраста, какой-либо пылкой бесшабашности не любил. В связи с этим растрачивал он себя размеренно и понемногу – квантами. А так как не всякий альтруист был готов «потреблять» и его целиком с утра до ночи, то обстоятельство порционного взаимодействия устраивало, как Филиппа Семёновича, так и его жизненных попутчиков. Поэтому любой эмоциональный обмен с его участием происходил на уровне подобающей вежливости, исключая эффект теплопередачи, возникающий при объятиях и троекратном целовании.

 

Но при всём том, и какой излишней чопорности Филипп Семёнович себе не позволял: пуговку под галстуком расстёгивал, нижнюю губу не выпячивал, хоть и имел карьерные виктории и не бессознательно двигал пешки в шахматных дебютах. Имел влечение к женскому полу, вызванное скорее повелением закона всемирного тяготения, а не рыцарским умопомрачением, что требовало прыткого служения с надеванием на голову кастрюли и участия в ежедневных турнирах. Одним словом, был он несколько холоден к окружающей действительности, а от того и выпадал из её темпераментного баланса. Что, впрочем, нисколько его не расстраивало и позволяло критически оценивать, как саму действительность, так и её баланс.

 

Продолжалось такое общение Филиппа Семёновича с данным ему в ощущения безобразием вплоть до того вечера, когда с ним случилось странное. Возвращаясь домой после работы, он открыл ключиком почтовый ящик и вместе с обычной прессой вынул белый конверт. На конверте стоял штемпель «Заказное» и красовался логотип неизвестной ему организации. На логотипе блестящая серебристая капля настырно рвалась вонзиться в красный глаз Юпитера. Пожав плечами, Филипп Семёнович несколько удивился тому, что «Заказное» просто брошено в ящик, а не доставлено в руки. Но, подумав о том, что возможно неутомимый почтовый пилигрим не смог застать его дома, он поднялся в квартиру, переоделся в домашнее  и уж тут вскрыл конверт и достал из него письмо, что было напечатано на фирменном бланке с гербовой печатью и водяными знаками. А пробежав глазами по строчкам, он саркастически хмыкнул, бросил депешу на журнальный стол и отправился на кухню, готовить ужин. Однако на полпути остановился, задумчиво посмотрел в окно и вновь вернулся на диванчик. Взял со стола странное послание и стал перечитывать — неторопливо и вдумчиво. В самом письме после обычных «Уважаемый… Здрасьте вам – Здрасьте нам…» говорилось, что после строжайшего отбора и анализа, ему, Филиппу Семёновичу, предлагается вступить в кандидаты в отряд будущих переселенцев, призванных в скором времени колонизировать красные марсианские степи. Далее следовало, что выбор пал на него по тем-то и тем-то причинам и, что в случае его согласия, он должен заполнить, прилагаемую к письму, анкету и отправить её по такому-то адресу. Внизу, рядом с печатью, стояла подпись – Ген. Директор ООО «Космовыбор» — Иноземцев К.К. Дочитав до заключительного К.К., Филипп Семёнович вынул из конверта второй листок с анкетой и внимательно её изучил. В анкете, кроме стандартных вопросов – «Родился – крестился» были и несколько необычные, можно сказать, что и интимные. Поэтому Филипп Семёнович решил отложить всякие действия, а пока навести справки о подозрительном ООО и о его К.К. Потому как этот самый К.К. мог быть и каким шутником, а то и жуликом. Однако поиски в виртуальных сетях не дали никаких результатов, что говорило либо о непопулярности К.К. и его команды, либо об их определённой засекреченности. И так как какое-либо решение неминуемо откладывалось на завтрашний день, Филипп Семёнович сладко зевнул, потянулся и отправился спать. Улёгся в кровать, укрылся одеялом и тут же заснул.

 

Так он безмятежно и посапывал до трёх часов ночи. А в три часа будто щёлкнул в нём какой-то выключатель, взбудоражил в голове сонные синапсы и захлестнул мозги потоком эмоций. Через минуту эмоции стали превращаться в мысли – противоречивые, а временами и скулящие. И тут уж было не до сна. Филипп Семенович, будучи не тренированным в устойчивости к такой лавине чувств, поначалу заскучал и даже спрятал лицо в ладошки. Но тут же и воспрял, поражённый внезапной мыслью. Мысль эта сверкнула падающей звёздочкой, высветив то тайное и сокровенное, что до сих пор лежало за семью замками в глубине подсознания. Филипп Семёнович схватился руками за голову и, будто сделав великое открытие, прошептал,  — Шанс…

А наблюдая за тем, как это тайное и сокровенное проявляет свои очертания, так же шёпотом продолжил, — Ну, конечно… Это же шанс… Единственно возможный и единственно верный.

 

Когда же сокровенное высветило себя полностью, Филипп Семёнович, впервые чувствуя всю силу неограниченного какими бы то ни было рамками воодушевления, заговорил громко и убедительно,

— Да-да! Шанс! Единственный шанс убежать, смыться, сдуться с этой провонявшей чванством, подлостью и неистребимым рабством планетки. Удрать, к чёртовой матери, чтобы не видеть этого черепашьего взгляда сильных мира сего… Всех этих каннибалов и кровососов… Забыть о зверином вое толпы… Забыть, что такое вой и что такое толпа… Забыть о брезгливости и ежеминутном унижении… Расплеваться так, чтобы и костей здесь не осталось… Расплеваться с дураками и умниками, что вечно бухтят о каком-то бегстве от каких-то проблем, забывая о том, что главная проблема муравья – это его муравейник. Потому как этот муравейник вечно недоволен и требователен – не ту козявку приволок, не ту соломину обдул, не в ту ногу маршировал…

И повторив, непривычное для себя, — К чёртовой матери! — Филипп Семёнович хлопнул по коленям и чуть ли не побежал в другую комнату. Как был в трусах, уселся за стол и стал торопливо заполнять анкету. Так как, по его предположению, таких как он убеждённых путешественников должно было быть совсем не мало. А это опять означало толпу и придуманную бесами конкуренцию.

 

Быстро заполнив графы «Что, где, когда» Филипп Семёнович приступил к интимной части анкеты.

— Как Вы оцениваете свою репродуктивность?

— Репродуктивность? Стопроцентно! У меня – зверь, а не репродуктивность! Подавай сюда хоть тридцать штук каких кавалерист-девиц!

И в графе «Оцените от 1 до 10», твёрдо поставил «10».

— Как Вы оцениваете своё психическое здоровье?

— Психическое? На сто с плюсом!

И вновь вывел в оценочной графе аккуратную десятку.

— Оцените Вашу работоспособность.

— Шик-блеск, а не работоспособность! Однозначно – десятка!

 

Поставив себе ещё штук пятнадцать отличных оценок, Филипп Семёнович перечитал заполненную анкету, удовлетворённо кивнул и, положив её в конверт, написал на нём адрес. А по дороге на службу сунул его в почтовый ящик и стал ожидать ответа. Ответ пришёл через два дня. Был он подписан всё тем же К.К., но на бланке стояла уже другая эмблема – аспид, лезущий по коктейльному фужеру, а организация называлась «Клиника Астромед». В самом письме говорилось, что он, К.К., чрезвычайно рад общению и предлагает, уважаемому Филиппу Семёновичу, поправить своё психическое и мужское здоровье в его богадельне. А потом – хоть в космос!

 

Филипп Семёнович бросил листок на стол, подошёл к окну и стал смотреть на киснущую под дождём планету… Когда оцепенение его отпустило, он, глядя на своё отражение в стекле, обречённо прошептал: «Не сбе-жать…». Затем достал початую бутылку трёхзвёздочного, налил пятьдесят грамм в рюмку и принял один квант коньяку, как необходимую живительную микстуру…

 

  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 136

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.