Катрены Ада

/ / Поэзия Религиозная поэзия

               Посвящение

К тебе Дуранте дельи Алигьери
Учитель мой, неверною тропой
Я долго шёл держась великой цели,

И цель моя померкла пред тобой.


И сам я тот, кто ничего не стоит.

Мой дух молчит и мной владеет тьма,
И лишь поэзия волшебная сама
Порой меня вниманьем удостоит.


Наставник мой, склонясь перед тобой
Прошу тебя веди сквозь свет неверный,

Где блещет Ад, казнимый сам собой,

Где вопль душ мучительно безмерный.


Где никогда мучений не избыв
Течёт толпа в развеянных пространствах.

И страждут те кто в огненных убранствах

И плачут в тьме, свой прежний дом забыв.


Где тени бледные неявный мрак тревожа

Страданий дня не покидая ложа

Спешат во тьму оставив жизни свет,

Где избавленья от мучений нет.


В полях таинственного Ада
В глубинах бездны и огня,
Для многих душ одна отрада

Увидеть снова Солнце дня.


Томясь в струях кипящей лавы

Горя в огне своих грехов
Не произносят Богу Славы,

И не находят чистых слов.


И проклиная свод небесный
И Божью милость и себя,

В свой мир пылающий и тесный
Уходят света не любя.


Преддверия Ада

Песня первая. 

Катрены (1-100)


Я ночью спал под говор голубиный, 
Но древний дух у изголовья встал.
И в путь повлёк мучительный и длинный,
Маня во тьму где дивный свет мерцал.
                              
Он молча вёл по каменным ступеням 
Туда где свод из обгоревших скал
Путь преградил уже отжившим теням,
И мне напутствие прощальное сказал.
                              
И ты пойдешь дорогою глубинной
Где серы плеск и зыбкий красный свет.
Пустыней проклятых и выжженной долиной
Где избавленья от мучений нет.
                               
Там где стоят на свёрнутых пространствах
Стеклянные пустые города.
И души бледные в их осиянных царствах
Идут дорогой вечного стыда.
                                
И я пошёл той выжженной долиной
Бесцветным пламенем объят,
Где речь текла и становилась глиной
И с веток каменных стекал безмолвий яд.
                                
И жизни прежние меня сопровождая
Вопили вслед стараясь не упасть.
О если нам мучений ожидая
На землю вновь под гравитаций власть.
                                
Я пыль и прах, я свет звезды сожженый
Я отшумевший праздник дня
Я мир искал и мир мной обретённый
Уже зовёт вместилищем огня
                                 
Преддверия где Ад уже слышней
Как вопль душ свист газов раскалённых
Я тот кто брёл меж пепельных огней
Предвосхищая мир сожженных.
                                  
Так день прошёл за ним другой и третий
Текла дорога среди мрачных скал.
Кругом деревьев каменные плети
И тусклый свет и я идти устал.
                                   
И наконец дорога стала уже,
И скал тиски остались позади.
Я никогда не видел места хуже,
Долина мёртвая лежала впереди.
                                    
И я взошёл на склон долины мрачной,
Огнём хранительным объят.
Бежал ручей своей водой прозрачной
Струясь для тех кто принял смерти яд.
                                     
В последний раз склонясь к истокам влаги,
Увидев отражение огня
На миг я стал бледней листка бумаги
Что некогда шумела кроной дня.

 

И чёрный мох иссиня-стекловидный
Под ноги лёг мерцающим ковром,

И мёртвый мир пустынный и безвидный
Простёрся вдаль безлунным серебром. 

 

Лишь чёрный свод свет источал собою
Лишённый блеска Солнца и Луны,
Далёкий путь с мучительной судьбою,
Оставившим блистательные сны.

 

О прежних днях где радостью минутной
Сияла жизнь, и вот она прошла.
Воскреснув вновь для бездны неприютной,

Для вечных мук себя уберегла.

 

Путь пепельный, путь бездны и страданий

К пределам тем где безысходность дня
Перетекает в ночь без упований
И вновь рассвет ведёт тропой огня.

 

Как много тех вкусивших плод забвений
Как много жаждущих поникших головой.
Бесчисленные бездны поколений

Бредут во тьму оставив путь живой.

 

Ушедших душ мучительна дорога,

Здесь каждый шаг из горестей и слёз.
Здесь те прошли кто миновали Бога,

И вдаль идут под властью странных грёз. 

 

И поднимая взгляд к вершинам Ада
К бездонной мгле мерцающих небес
Зовут Отца, но поздно им награда
Далёкий путь, да скал зубчатых лес. 

 

Где безысходность царствует скрывая
Иную жизнь которой не дано
Дарить любовь, лишь пропасть оживая
Сулит глазам мучение одно. 

 

Я сам из тех кто пыль ценил превыше
И подлинное гасло для меня,

И радость дня вдруг становилась выше
Священных сил небесного огня. 

 

И здесь теперь где нет пути обратно
Где неприютность царствует одна,
Умножив боль своей тоской стократно
Течёт толпа надеждами бедна. 

 

Сгоревший мир зовёт в свои чертоги
Раскрыв объятия для тех кто не сумел
Увидеть свет в конце своей дороги,
И кто душой для неба охладел. 

 

Бескрайний путь грозит пределом точным,
Последний дом назначенный судьбой
В оковах пламенных горя огнём бессрочным
Ждёт души тех кто пренебрёг собой.

 

Таинственность без срока и начала
Где яркий свет мученье дня зажгло,
Где свет живой бездонность тьмы встречала
Там Ад возник и время истекло. 

 

Долина чёрная, безвидная долина
Лежит одна в зловещей тишине.

Лишь треск огня да выжженная глина

Мне говорят об отлетевшем дне.

 

Огонь, что под ногами здесь струится

Не может жечь, лишь светит в полутьме.

Неяркий свет к ярчайшему стремится
Так полутьма спешит к полнейшей тьме. 

 

И пепла мир дорогой предстоящей
Дух опалил и разум мне смутил.

И я увидел бездны настоящей
Горчайший плод, что сонм людей вкусил. 

 

Бесплодность дня в бездонности глубокой
Безвестности читает письмена,
И гаснет речь идя тропой высокой
Смущаясь тем, что мыслить не вольна.

 

На склон долины в бледности постылой

С толпой забытых Богом и людьми
Поднялся я, и встретясь с тенью стылой
Спросил её, где путь твой вразуми? 

 

И тень вздохнув, мне медленно сказала
Мой путь забыт и отшумели дни.

Пусть мук здесь нет, но это лишь начала
И вскоре предстоят они одни. 

 

Спеша во тьму долины неприютной
Я помню лишь как жизнь моя цвела,
Я дорожил тщетой сиюминутной,
И вот к чему свобода привела. 

 

Теперь я здесь где не увижу дома,

Теперь один, а сердце взаперти
Я мыслю тут а тело гложет кома
И мне назад дороги не найти. 

 

В оставленность терзающего света
С толпой страдающих таких же как и я,
В напрасности взыскующих ответа
Что ждёт вдали где гибельны края. 

 

Став тенью бледной брошенной в пределы
Обителей которых здесь не счесть.
Где веет жар и ветер онемелый
Проклятых душ спешит поток унесть. 

 

Одни бредут другие ветром веют
Отцветших дней одеждами шурша.

Над полем пепельным свет обрести умеют,
Но видя свет безмолствует душа. 

 

Идём со мной сказал я тени этой,
Так веселей  в далёкий путь брести,

Наш горек мир для вечности согретой
В дыханье пламенном нам вновь не зацвести.

 

Мы здесь одни, куда ни кинешь взоры

Мы в низменности серой и пустой.
Лишь вдалеке чуть брезжут тенью горы,

Да души бледные пугает мрак густой. 

 

Что светит сам своим горчайшим светом
Весь озаряя сумрачный простор
Трава зелёная не радует нас цветом,
Лишь пепла серого безжизненный узор.

 

Нас вдаль влечёт проклятием извечным
Мы дар небес вдруг превратили в Ад.
Теперь идём путём нескоротечным,

И не вернёмся к прежнему назад. 

 

Пойдём к горам сказал мне спутник бледный
Туда идти бесчисленность времён,

Иль краткий час, решает в башне медный
Угрюмый страж, что в башне заключён.

 

Он создан вечностью из камня и металла
И сплавлен в час, и в миг одушевлён,
Как буря осени пожухлый лист метала

Так мечет нас в пустыне чахлой он. 

 

Мы вышли в путь долиной безотрадной
Направив взгляд к синеющим горам,

И горечь дня с тоскою беспощадной

Нас бросила бушующим ветрам.

 

И вихрем став, поднявши тучи пыли
Нас день повлёк и закружил в пути,

Всё скрылось в мгле, и нас самих сокрыли
Все ветры дня, и буре не пройти. 

 

Пройдя сквозь тьму вращаемую бурно
И долгий мрак оставив за собой
Мы вышли в дол, где небо не лазурно
Гонимые мучительной судьбой.

 

Подобье дня нас снова окружало
Равнина пыльная стелилась мирно вдаль.
И пика горного сверкающее жало 
Вверх вознесло сереющую сталь.

 

И гор гряда под ним слегка дымилась
Так дымкой утренней клубится лёгкий пар
Под Солнцем греющим, но вот гряда сокрылась
Исчезнув прочь как мимолётный дар.

 

И мне сказал мой спутник молчаливый
Нас водит страж дорогой пыльных лет,

В дороге той исчахнет торопливый
И говорливый даст молчать обет.

 

Сразись с собой, и помни миром правят 
Алчба и злость несытых и скупых.
И даже здесь они богатство славят
В своих речах надменных и пустых.

 

Их ждёт реки расплавленное русло
Тягучий зной немыслимых глубин.
Огонь грызёт, а после светит тускло
И вспыхнув вновь бежит среди теснин. 

 

Я оглянулся, там где даль сходилась
Равнины с тьмой тускнеющего дня
Чернея крона древа возносилась
Вся в искрах разноцветного огня.

 

И ночь пройдя, приблизившись к рассвету
К подножию древесного ствола,
Увидев тьму в противоборстве свету
Как точит ствол кипящая смола .

 

Услышав сонм всех голосов нестройных
То шум и свист, то лепет и мольбу
Подняв глаза к обители бессонных
Увидел тех кто клял свою судьбу.

 

То души проклятых висели отдыхая
На ветках каменных как горькие плоды
То разгорясь то снова утихая
Среди шипов искали след воды.

 

Их влага яд, их пища горечь Ада
Они спешат дорогою своей
И шумный сон последняя отрада

Среди недвижных каменных ветвей. 

 

Едва сказал я Отче наш Небесный
Чей промысел смущает нас порой 
Направь меня, тут с веток в путь безвестный
Сорвался с шумом душ проклятых рой.

 

И ярость тьмы влекла по небу света

Визжащий ком, пока не скрылись с глаз,

И новой горечью душа моя одета,

Молясь о них утратил силу фраз.

 

Что дал Отец Небесный и Предвечный
Нам в утешение когда наш горек час.
Молитвы дня здесь краток путь сердечный
И голос мой в бессилии угас. 

 

О древо душ, приют в пути страданий
Причал для тех кто сбросил жизни сон,

Очнувшись в ночь средь бездны мирозданий

Себе нанёс мучительный урон.

 

Скитальцы. Дни прожившие напрасно
Во имя благ которых больше нет.
И молитесь и верите вы страстно

Но любящий вас не коснётся  свет.

 

Дней безысходность где твои истоки?

Не там ли где цветущий праздник был.
Теперь утратив жизненные соки
Твой грозный вид всю радость дня избыл.

 

Едва я в воздух бросил эти строки
Как серный пламень вспыхнув охватил
Весь гордый ствол, и смол кипящих токи
Через кору на почву лить пустил. 

 

В необозримость бледного пространства

Подняв ветвей сияющий шатёр
Тьма вознесла залогом постоянства

Мучительный и гаснущий костёр.

 

Я прочь побрёл. поворотясь к рассвету

Оставив дол в котором пламень тлел.

Как старый дом чей срок пришёл к ответу

Всё расставаться с жизнью не хотел.

 

И вновь во мне вскипая с прежней силой
Вдруг вспыхнула великая любовь,
К тем небесам, что даже за могилой

Шептали мне. всё сердце уготовь

 

Ты к битве дня и ночи неизбежной
Когда бесов восстанет гордый род,
И тьма и свет сойдясь в борьбе безбрежной
Терзаемый обрушат неба свод. 

 

Едва лучи блеснув во мгле рассветной
Открыли вид, и видом поражён 
Увидел я как зеленью приветной
Оделся мир, что горечью сражён.

 

Мне цепь холмов зелёных предстояла

Тропой серебряной ручьи вились вдали ,

И здесь душа моя не устояла
И я упал коснувшись той земли

 

Что свежестью одета неприметной
Вдыхая цвет благоуханных трав
Я в дверь войдя дорогой незаметной
Окрестностей горящих не узнав

 

Был потрясён, и сон подобно зверю
Меня схватил и в дальний путь повлёк,

Кто мерит мне такой же мерой мерю

Я слышал в сне и голос недалёк. 

 

Блаженный сон забытых душ услада
Когда душа уходит в край иной
И видит ветви радостного сада
И берег тот где ветер бьёт волной.

 

В прошедших дней таинственную бездну
Вернулся я, увидев берег мой
Пока в толпе забвенных не исчезну
Я стану грезить о пути домой. 

 

И снилось мне, я в детстве отдалённом
В счастливых днях, и счастьем прежним полн
С подругой старшею на берегу том пенном
Корабль игрушечный бросал на волю волн.

 

И рокот волн шумящий с ветром ровным
И блеск волны от солнечного дня
Меня вернули к берегам просторным
К преддвериям столь сильного огня

 

Что Бог зажёг в моей душе несмелой 
Лишив меня безмолвия оков,
И в первый раз я речью онемелой

Стал сочетать несочетанье слов. 

 

Где ты теперь, и что с тобою стало
Подруга прежняя, где нежный голос твой?
Иль дней твоих цветущее начало

Уже укрыто ровною травой.

 

Не знаю я, в пределах сна безбрежных

И сердцем шлю твоей душе привет.

Я в память дней счастливых безмятежных

Но может быть тебя под небом нет. 

 

И долго в сне я слышал рокот мерный
Чудесный шум ещё владевший мной
Стал отступать  и сон мой друг неверный
Прочь уходил сверяясь с той страной

 

Где он живёт владея миром тленным,

И каждой тварью, что спешит дыша
Найти себя, движеньем сокровенным
Скрывая всё чем полнится душа.

 

Увидев вновь всё тот же день цветущий
Сияющий из бездны голубой,

Восславлю я навек во тьму бредущий

Прекрасный мир оставленный собой.

 

Я вдаль побрёл стремясь к холмам зелёным
К ручьям живым искрящимся вдали,

Где ветра шум дыханьем отдалённым
Касался нежно горестной земли.

 

Плачь муза гордая о тех кто свет оставил,

Кто перешёл шумящей жизни лес.

Предав себя бессмертный дух бесславил
Во имя тьмы оставленных небес.

 

Я худший всех, зачем отсвет небесный
Сошёл ко мне блистающим огнём,
Терзать мой дух, и путь избрав отвесный
Отрёкся я от благ рождённых днём.

 

Я вижу тех кто ныне в тьме кромешной
Летят опавшей мертвенной листвой.
Толпой бесплотною, и в каждой тени грешной
Отец Небес я вижу отблеск твой.

 

И перейдя цветущих трав долину

Вступив на холм зелёный где тропа
Сбегала вниз и обнажала глину
Увидел вдруг как пёстрых душ толпа

 

Поодаль вверх карабкалась по склону
И проклиная небо над собой

Всё строилась в нестройную колонну
Влекомая безжалостной судьбой.

 

Крикливые, тревожа слух без меры
Кидаясь в плачь простёртый к небесам
Злясь проклинали отщепенцы веры
Весь горний свет и неба светлый храм.

 

Кляли себя в часы своих рождений
Пыль дней своих и горький вечный путь
Что длиться в зле не зная избавлений

Где к радости уставшим не прильнуть.

 

И вот толпой взошли на холм зелёный
И в круг сошлись свою печаль излить,
И ветер налетавший опалённый

Срывал дыхание у тех кому не жить.

 

Поднявшись к ним и разглядев яснее

Их лица бледные поблекшей красоты
Я различил как пламень всё сильнее

Струясь терзал бесцветные черты.

 

Отверженность сквозила в их движеньях

И с ужасом твердили в дальний путь

Пора спешить, и мыслили в сомненьях

Идти иль нет в погибельную суть.

 

Нам всё равно сказал старик высокий

Желать иль нет, нас гонит тяжкий грех,
Он нас зовёт в мучений путь далёкий
Где жизненных не встретить нам утех.

 

Мы все из тех кто руки наложили

В безумии мгновенном на себя,

Дыханье дней своих остановили

Не жизнь свою а гибель возлюбя.

 

И тот старик плащом огня одетый
Всё ж благородства облик сохранил,

И я спросил мученьем дня согретый
Зачем ты жизнь для бездны обронил.

 

Меня болезнь давно вела в могилу
Ответил он, и вот устав терпеть

Свой каждый день прожитый через силу
Я рассудил, что лучше умереть.

 

Чем каждый день от мук своих бледнея
Терзаться так, что станешь голосить,

В предсмертный час от боли леденея
Своих родных и близких изводить.

 

Его ответ суровостью спокойной

Противоречил плачущей толпе.

И встретившись с душою столь достойной

Я вспомнил вдруг о пепельной тропе

 

Что сам иду в обители просторной

И я спросил где дальше путь лежит?

Вперёд и вниз. ты выйдешь к цепи горной

Где Ахерон таинственный бежит.

 

Простившись с ним, тропой ступая торной
С холма я шёл дорогой под уклон.
И вновь в душе как прежде непокорной
Прожитых дней я вспомнил небосклон.

 

Прощай навек, о нет прощай навечно!
Вся жизнь моя и мой презренный путь.
Я ухожу благодаря сердечно
Все души светлые, что мне явили суть.

 

                Преддверия Ада

                  Песня вторая
                (Катрены 101-200)

 

Кто ищет тьму тот не оставит света,
Кто ищет свет тот не избудет тьмы.

О если знать где ослепит умы
Та область дня, что в мрак полуодета.

 

За тенью тьма, за тьмою день без света
В обители тягчайшие ведёт
Где вечность мерная мой разум низведёт

В тот горький дом где твердь огнём одета.

 

В предел огня к живущим без надежды
К селеньям их где горестью дыша
Горит в огне и гибнет тех душа

Кто облечён в бессмертные одежды.

 

Иссохли духа сумрачные вежды
Спустился я в пустынный мрачный край
Лишь ветра стон шептал во тьме взирай
Вот дом глупцов, что обретут невежды.

 

Свет полутьмы чернее тьмы кромешной
Разлившись в воздухе мне путь не освещал,

Но видел я как вечный мрак сгущал
Безвидный край для сущности безгрешной

 

Что рядом шла неведомая мне
Я чувствовал её огонь небесный,
Он светит в мгле им просвящён безвестный

Слепец бредущий в мрачном полусне.

 

Так ночь прошла, и я увидел вскоре
Как занялась бесцветная заря,

И вспомнив жизнь истраченную зря

Я вдруг познал таинственное горе.

 

И осуждаем собственной душой
Вновь пребывал в мучительном раздоре,

Причтённый к тем кто в огненном уборе
Заброшен в Ад несовершенств пращой.

 

Спустившись вниз на плоскую равнину

Чей серый грунт безжизненен и твёрд

Награда тем кто счастлив был и горд,
Я различил в своём пути низину,

 

Вела тропа к ней чёрная как смоль
То прочный камень почва обнажила,

Каким Богам моя душа служила

Когда теперь меня влечёт юдоль.

 

Тропою зла, дорогой без надежды
В унылый путь звала меня душа,
И прежней жизни призрак не спеша
Облёк себя в телесные одежды.

 

В той памяти, что лишь осталась мне,

От прежней муки столь теперь желанной
Когда б я мог к своей стезе бесславной
Вернутся вновь не мысля об огне.

 

Меж тем тропа сошла на берег мрачный,
И чёрных вод недвижное стекло

Предстало вдруг, и душу повлекло

К своим скорбям где мрак полупрозрачный 

 

Клубясь ещё сливался с темнотой,
Я различил, как некий дух печальный
На берегу слонялся, и прощальный
Тянул напев протяжный и простой.

 

Звучала песнь, лились в волшебных звуках

Вся мира скорбь, всё торжество любви,

И мне казалось к небу воззови
Чудесный голос о скорбящих в муках

 

Померкнет горечь, Ад мсчезнет прочь,
И блеск небес вернёт мне день лучистый.

Но смолкший дух заметил, я нечистый
И крылья распростёр черней чем ночь.
 

 

 



 

 

 


 

  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +5
  • 0
  • 1123

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

1 комментарий

avatar
Замечательно! Интересно, сюжетно, философски даже.

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.