Детство отменяется

/ / Проза Современная проза (вне жанров)

Ему 11 лет. Уже два года, как он бросил школу. Семьи нет. То есть где-то под Калугой трудно выживает мать-инвалид, а про отца он ничего не знает, потому что никогда его не видел. Он прикатил в Москву вместе с двумя приятелями постарше: одному 13, другому 14 лет. Они сбежали из родного посёлка, потому что там им было скучно и уже небезопасно: они частенько подворовывали в местной лавчонке, гордо называющейся «Супермаркетом». Ехали они долго, потому что нужно было перебегать из одного рейсового автобуса в другой, рассказывая водителям сказку про то, что через пару остановок их «снимут» родители. Хотя кое-где они всё-таки платили за проезд: он успел вытащить из материной шкатулки несколько тысяч. На вокзале их подобрал парень, который раньше жил в том же посёлке, устроил на работу. Какую именно, они не говорят – работа и всё.


Ей 13 лет. В школу она ходит, но не каждый день. Она дожидается, пока родители разъедутся в свои конторы, и возвращается домой. Тискает кота Вампира, достаёт из холодильника что-нибудь прохладительное и врубает ноут. Скайп соединяет её с подружкой, которая живёт в соседнем доме и тоже часто прогуливает школу. Иногда они собираются в доме одной из них и снимают Вампира в разных позах, получается очень смешно. Они ничего не читают – они любят смотреть видеоролики. Однажды они придумали своё кино. Подкараулили недалеко от подъезда маленькую Наташку и затащили к себе в квартиру. Высыпали на кухне мокрый и скользкий мусор из ведра и заставили Наташку собирать его руками в это же ведро. Девчонка плакала и орала – это было гораздо веселее, чем тискание Вампира. Правда, кино не получилось: аккумулятор у телефона невовремя сел. Но это всё же добрые девочки, о злых я вам рассказывать не буду.


Можно назвать нормальной семью, которая бросает своих детей на произвол судьбы? А общество, которое так легко сдало свои гуманистические позиции и не подумало, что больней всего это ударит по самым маленьким? Ну, знаете, все эти сопли-вопли, розовые сиропы надо забыть, говорят современные борцы за права человека. Работают с детства – замечательно, узнают, что почём в этой жизни. А учиться не будут – так им всё равно не светит устроиться потеплее, такова се ля ви. Культ жестокости в отношениях – тоже пусть привыкают, психологи давно трубят, что обществу нужны альфа-самцы и тёлочки без комплексов. Такое реалистическое воспитание. Человек, он ведь того, любит власть, деньги, развлечения и самого себя. Да и планета маленькая, на всех счастья не хватит. Слабые вымрут – сильные не заплачут. Ох, если бы речь шла о природной силе, а не о поделённом на имущественные зоны социуме! Про какие-то лифты кто-то ещё мечтает. Забудьте, господа, – скоро и по горизонтальным коридорам никакого движения не будет, каждый будет сидеть в своём тупичке-аккаунте.


Два года назад раздразнили подростков «Школой» Германики. Дети вопили: что это за чёртов мир, в который вы нас родили, кому он такой нужен?! Но телевизионщики срубили бабла на рейтинге, журналисты на пиаре, Германика вроде подтвердила своё право на жесть по-женски, и общество наше честнейшее либеральное успокоилось. А дети? А они всё при скучных спивающихся родных посёлках, неимущих матерях, безработных и безвестных отцах, соцсетях и котах Вампирах. Пока Наташка маленькая, она ещё плачет, а как немного подрастёт, станет буднично рассказывать про первый минет и козла-пенсионера из соседней квартиры Германике, которая, возможно, заинтересуется «новым» сюжетом. А, возможно, и не заинтересуется, а пойдёт снимать крутое мордобитие в детском саду, желательно с участием воспитательниц-пенсионерок, по совместительству лесбиянок.


Советские дворцы пионеров с всевозможными кружками и секциями, – конечно, социальный отстой. Зачем вообще нужна была эта странная самодеятельность, когда есть знаменитые династии артистов, музыкантов и писателей? Бесплатное образование – тоже блажь и тупость (бесплатное хорошим не бывает). Искусство для детей – опять фигня, этим какие-то недоумки типа Барто, Асановой и Котёночкина могли заниматься. Пусть вот цветы жизни поют липкий шансон или американскую веселуху, внимательно разглядывают книжки с картинками пиписек (половое воспитание надо начинать пораньше, чтоб знали, какие штуки люди проделывают друг с другом, и не попали в лапы к педофилам), мультипликации – пардон, анимации, – им победоносный и модерновый Дисней настряпал по самое не хочу.


Нет, время от времени наши дети получают порции нравоучений. От молодых родителей, которые балуются не только алкоголем и сигаретами, но и травкой. От борцов с педофилией, которые дня прожить не могут без посещения порносайта. Вы, ребята, думаете, что дети глухие и слепые? И вы думаете, что однажды не наступит тот день, когда своих сверстников расстреляет не тридцатилетний менеджер, а голубоглазый школьник, никому не нужный плохиш, научившийся обращаться с отцовским охотничьим ружьём?


Англичане, участвовавшие в кинопроекте, отслеживающем жизнь нескольких подростков из разных семей на протяжении 27 лет (аналог – наши «Рождённые в СССР»), с удивлением констатировали, что те, кто были бедны, остались за это время бедными, а те, кто были богаты, остались богатыми. Чего ожидали эти наивные люди? Они всерьёз полагали, что социальные лифты – не миф, придуманный в утешение тем, кому не повезло со статусом родителей? Они никогда не читали Марка Твена, их несколько задобрил Чарльз Диккенс, по-видимому…


Однако вернёмся в Россию. Стинг однажды рассказывал Познеру, как вместе с другом настроил спутниковую тарелку, чтобы посмотреть советское телевидение. Им попалась передача для детей. Он был поражён тому, с какой добротой и заботой эти неведомые советские люди относятся к своим детям – передача явно о том свидетельствовала. Что же теперь? А теперь бабло творит добро. И детство отменили. Всё только для взрослых – которые почему-то никак не повзрослеют по-настоящему.


2 декабря 2012 года

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.