Толстой и зеркала мирозданья

/ / Проза Современная проза (вне жанров)

Столетие со дня смерти Льва Толстого. Вчера как раз оно было. В постперестроечное время мы как-то неохотно говорили об этом… писателе? Сам он считал гораздо более значительными свои труды в иных направлениях – философии и педагогике. Хвалить его за написание «Войны и мира» и «Анны Карениной», всё равно что за умение танцевать мазурку, так он сам говаривал. Это не кокетство, поиск возможностей справедливого устройства миропорядка и счастья для каждого человека на самом деле считал куда важнее развития литературных способностей.


Пожалуй, после декабристов случай с Толстым в нашей истории второй столь выразительный в этом поиске со стороны весьма благополучного имущественно и статусно человека. Нравственный закон внутри нас существует, что бы по этому поводу ни говорили циники. Какое, собственно, дело богатейшему графу до душевных движений пьяницы Ерошки или смиренца Платона Каратаева? Зачем устраивать в имении школу для крестьянской детворы? Что это за героиня такая, Катюша Маслова, полуграмотная баба, попавшаяся скучающему Нехлюдову? Стоит ли морочить себе голову страданиями ближних и дальних вместо того, чтобы просто лицезреть мир и пользоваться удачными обстоятельствами, полученными при рождении?


Но графа нашего очень волновало то обстоятельство, что Христос напомнил человечеству о равенстве людей. Официальная церковь очень любит повторять о власти, которая от Бога, Толстой же «дерзко» объявил, что и власть государственную, и саму церковь построили всего лишь люди. И как-то незаметно ему было, чтобы построения эти возникли из бескорыстных желаний. В результате от церкви отлучен. До сих пор. Хотя, кажется, Степашин какое-то письмо организовывал патриарху, чтобы по возможности вопрос пересмотрели… Лукаво ответили, что за смертью отлучённого невозможно понять, изменились ли его взгляды.


Разумеется, люди не одинаковы. Не будем перечислять все формальные признаки, отличающие их, признаков этих великое множество. Но право на уважение достоинства есть у каждого. Если бы в глубине общечеловеческого сознания не жила эта истина, никогда бы не было никакого развития, не было бы жажды справедливости и сострадания к другому. Так и нет их, где вы их видите в современном обществе, скажут многие. Тотальное воровство, стремление оторвать у соседа или родственника кусок побольше, бездумное потребительство, привычка к ежеминутной лжи – вполне узнаваемые приметы нашего общежития. И всё это, заметим, на фоне отмечания христианских праздников и регулярных походов в храмы. Но, с другой стороны, разве не нашли мы в себе силы и разум, чтобы осудить убийство себе подобного, насилие над слабым?


Толстого кто только ни пытался записать в свой кружок: писатели, политики, богословы. Ну, по молодости по всяким компашкам попутешествовал, потом всё больше отшельником в Ясной Поляне отсиживался. Возможно, в уединении человек лучше слышит и самого себя. Кстати, вы никогда не замечали: в единственном числе – человек, а во множественном – люди, слова разных корней… Жизнь прожил немалую, чудил, метался, всерьёз думал о самоубийстве при полном внешнем благополучии. Раздражался против всяких господ, именовавших себя «толстовцами». Познал все прелести прижизненной славы. В восемьдесят два года ночью сбежал из дома – как подросток, не видящий больше возможности примирения с обыденным порядком вещей. Конфликт с жизнью оказался столь сильным, что жизнь сдалась: через несколько дней после бегства герой скончался.


Злу нельзя сопротивляться насилием, считал он. Предчувствовал, что мир в недалёком будущем займётся активным кровопусканием?


21 ноября 2010 года

  • Оценка: +0
  • 0
  • 1578

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.