Иван Аполинарьевич и философия

/ / Проза Современная проза (вне жанров)
Читать аннотацию к публикации ↓
Иван Аполинарьевич Мокрицын характером был ну точно в своего дедушку по материнской линии. Тот, бывало, поест кулебяки и давай о вечном думать. Думает-думает, бабушка, его жена, чуть уже и доктора не зовет, так долго тот думает. А Иван Аполинарьевич кулебяки не ел, но о вечном думать тоже любил.
Обычно, он начинал думать прямо с утра, даже еще до завтрака. Вот только зубы почистит с порошком и давай думать. Жена смотрела на это, а потом махнула в Париж и вступила там в партию зеленых. Иван Аполинарьевич сначала не расстроился, а потом, когда завтрак никто не принес, так даже и очень весьма.
После внезапного убытия единственной жены в Париж Иван Аполинарьевич думать о вечном стал еще чаще. Даже ночью. Ляжет в кровать, вспомнит о уехавшей жене и задумается. Только мыши его от этих дум и отвлекали, а так бы совсем пропал человек.
Сосед Ивана Аполинарьевича, Егор Сидорович, был напротив, человек очень практический. Он Ивану Аполинарьевичу так прямо и сказал, как отрезал:
— Ты, — говорит, — Ванька, дурак, и дед у тебя был дурак. Так и будешь теперь тут с мышами консенсусы разводить.
Это он по телевизору новое слово услышал – и враз его в дело.
Но, вообще-то, Егор Сидорович был не злой. Он Ивану Аполинарьевичу свежей редиски принес со своего огорода, да и водки бутылку. И денег не взял, хотя Иван Аполинарьевич очень настаивал. Водку, правда, Егор Сидорович почти всю сам и выпил. Но редиску – честно поделил пополам.
Мыши, наблюдая за этим всем из подпола, сначала обрадовались, а потом расстроились. Раньше, при жене, и сыр был и хлеб и яблоки в углу, в кадке моченые. А теперь – одни открытки из Парижа, да редиска вялая на подоконнике. Мыши открытки доели, да и подались в офис к демократам. Все же, демократы лучше чем редиска.
Иван Аполинарьевич, уж на что был склада философического, но такой наглой измены в трудную минуту мышам не простил. Плюнул, и вступил в консерваторы. Правда, взносы платить не стал, сказавшись волонтером.
Вместе с другими такими же волонтерами-новобранцами, Иван Аполинарьевич взялся покрасить несколько полинявший от времени офис консерваторов веселенькой голубой краской, подареной конгрегацией Адвентистов. Но получилось не совсем хорошо. Новый костюм Ивана Аполинарьевича с трудом, но удалось отчистить. А вот обидная кличка «Голубая Партия» надолго прилепилась к городским консерваторам.
Егор Сидорович, узнав об этом, перестал подавать Ивану Аполинарьевичу руку, но тот, как истинный философ, не стал спорить, а принял предложение зеленых и баллотировался в мэры. Правда, проиграл, чему демократические мыши были очень рады.  
Потом из Парижа все же вернулась жена Ивана Аполинарьевича. Измученный большой политикой, Иван Аполинарьевич встретил ее у порога и поцеловал ручку. Жена расстрогалась и сказала, что все прощает.
Так философия восторжествовала над политикой. А потом вернулись и посрамленные мыши.

05/25/09
  • Оценка: +0
  • 0
  • 1864

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.