Рыночные отношения

/ / Проза Современная проза (вне жанров)

Юмористический рассказ

 


В десять часов утра, у ворот рынка, Костя Бузыкин услышал знакомый скрип «колесницы» деда Гуни. Козлиная песнь изношенного железа с ноткой истерики. Аккорды были уже не те, сохранился, однако,  в ней, незабываемый ритм мендельсоновского марша.


Дед  с тележкой, появился в зоне видимости минуту спустя. Еще издалека улыбнулся Косте во все свои два зуба. Махнул рукой в знак приветствия и поплелся  к прилавку под бравурный марш и недоумевающие взгляды праздно и будношатающихся.


— Здорово! – буркнул Бузыкин, пожимая мозолистую руку с тонкими пальцами  — И как оно будет – то?


— Да  как — нибудь, понемногу – в тон ему, ответил  дед, раскладывая на прилавке предметы неопределенного назначения и свойства.


 Из всего этого хлама, Костя смог узнать только одну вещь, собачий ошейник, незаконно конфискованный у сорвавшейся с цепи столбовой дворняги. Благо еще, что старик был вегетарианцем.


— А как на счет продолжить начатое? – с надеждой спросил  Бузыкин, щелкнув по горлу указательным пальцем.


— Денег нет – жалобно заблеял  дед, пожимая плечами.


Мимо, не соблюдая никаких правил дорожного движения, промчался  огромный, черный джип с директором рынка на борту, обрызгав приятелей, с ног до головы, талой, весенней водой. Какие дороги, такое и движение.


Бузыкин открыл было рот, чтобы воздать по заслугам обидчикам, но тут у прилавка возник, пока еще призрачный образ, потенциального клиента. Руки, ноги, голова. Кожаная куртка,  черная, вязанная шапочка. Призрак даже чихнул по — человечьи.


— Не растворился бы – с охотничьим азартом, подумал Костя.


Заветная сумка или потайной кармашек с бумажником, третьим  глазом пока еще не просматривались.


Что вам угодно? – отталкивая в сторону деда, спросил Бузыкин.


Клиент слегка вздрогнул, отчего его тело на мгновение стало прозрачным, но потом снова приобрело свою форму и содержание.


— Ошейник сколько стоит? – хриплым, без интонаций, голосом спросил незнакомец, с брезгливостью дотронувшись до изношенной кожи собачьего аксессуара.


— Для вас, со скидкой пятьдесят процентов! – ответил Костя – Плюс подарок от фирмы производителя. Набор шурупов – саморезов.


Фигура незнакомца стала видна еще отчетливей, будто в телевизоре настроили резкость. Сквозь кожаную куртку пробивалось едва заметное свечение.
Потерявший дар речи дед Гуня, молча,  наблюдал за происходящим, опасаясь вставленным не к месту словом или фразой, спугнуть удачу, поскольку был он человеком малограмотным и многоупотребляющим.


— Заманчиво – проговорил призрак в черной куртке.


Пасмурное, мартовское утро, показалось Косте не таким уж хмурым и беспросветным, как час назад.


— Двести рублей! – тоном не терпящим возражений, сказал он, подсчитав заранее, сколько денег уйдет на закуску и одноразовые стаканчики.


Яркий свет ударил в глаза. Клиент уже засунул руку в карман, чтобы достать бумажник, однако, отчаянный вопль деда Гуни, где – то за спиной, нарушил все планы намечавшейся сделки.


Тело потенциального клиента тут же растворилось в воздухе. Третий глаз отключился без признаков жизни.


Дед, заикаясь, пытался что – то объяснить. Но после нескольких неудачных попыток, просто махнул рукой в сторону ворот. По лужам, виляя мокрым хвостом, бежала большая, мохнатая псина. Темное прошлое злополучного предпринимателя.


Хозяин едва поспевал за ней, вцепившись в поводок, с отчаянием водного лыжника, так, что со стороны, было совсем не очевидно, кто собственно кого выгуливает.


— Это она! – испуганно завопил дед – Зверюга эта, мне в прошлый раз чуть палец не откусила.


— Циц, живодер! – зашипел Бузыкин.


Псина остановилась в нескольких метрах от них, почесала за ухом, шумно втянула огромными ноздрями, сырой, весенний воздух и простояв так на трех лапах несколько секунд, направилась в сторону прилавков.


— Фу Шарик, фу! – визжал дед, то и дело меняя дислокацию. Отступать было некуда. Рынок окружала бетонная стена.


Беглец попытался было взобраться на прилавок, но было уже поздно. Псина вцепилась зубами в полу его повидавшей виды куртки и причмокивая от удовольствия, пыталась оторвать от нее кусок. Ткань затрещала по швам. По воле рока и собачьих зубов, парадное одеяние деда Гуни, окончательно потеряло свою привлекательность.


— Уймись Лорд, уймись! – увещевал хозяин.


Пора было делать ноги, поскольку недовольство торговцев, в адрес собаководов – любителей выражалось все громче и однозначнее.


— А материальный ущерб кто возмещать будет? – вдогонку отступающим членовредителям, кричал Бузыкин.


— Оно ж поди за деньги куплено – хотел добавить он, однако, сие утверждение вызывало большие сомнения.


— Договоримся, потом – едва слышно промолвил хозяин – собаковод.
 У самых ворот он оглянулся, виновато пожал плечами и исчез, бросив пострадавших на произвол судьбы.


Жертва обстоятельств долго приходила в себя, сокрушалась о потери морального и прочих обликов современного общества, а потом, неожиданно, закончила свою речь критикой и обзором цен на спиртосодержащие и горюче — смазочные материалы за февраль – март нынешнего года.


Бузыкин. с досадой, пнул слежавшийся комок снега у себя под ногами. Все возвращалось на круги своя…

  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 1543

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.