— вытри кровь с лица.


— ладно.


 


Спасибо всем сандаловым свечам, что я сожгла за три полнолуния.


Немного помятая. С некрашеными корнями. Патологически сонная. В нижнем белье.


Привет.


И все понятно.


Погнался за огнем. Я тоже. бывает.



Давай попробуем сначала.


Хотя без проб. Мы просто сделаем это. Уже сделали. Заснули крепко обнявшись, проснулись со сцепленными руками.


Нам стало светлей, расставляя все по местам. Поехали туда, куда давно хотели.


 


****


— Скажи, вот эта оградка, о которую мы оперлись ногами, однозначна?


— Нет. Ведь на нее всегда можно посмотреть с другой стороны. Обойти и посмотреть.


— Правильно, — согласилась она, будто похвалила за выученный урок, будто  ожидала именно такой ответ, хотя очень хотела услышать «Да».


Они выкурили еще по одной, Рен взял книгу и умолк, в голове Ласки носились картинки.


О чем ты читаешь?


 


Ночью он разбудил Ласку, которая на самом деле не спала.


— Я написал сказку. Хочу, чтоб первой прочитала ты.


— Но… конечно.


Она вперилась в буквы расфокусированным взглядом.


«Я учусь писать. Твой муж – писатель», — вспомнилось ей.


Наконец, Ласка обернулась, ища его глаза.


— Молодец, легко пишешь. Светло.


Ответом от Рена был взгляд — теплый, как молоко с медом.


 


Ласка любила убегать. Внезапно. Посреди ночи. В домашней одежде на улицу или по подъезду босиком, лишь бы услышать торопливые шаги следом, различить погоню, сбитое дыхание за спиной, лишь бы бросились вдогонку, лишь бы искали.


Такое бесподобное ощущение, когда тебя ищут, а ты совсем рядом. Тебя берут за руку и отводят домой.


 


— Быт не наступит до тех пор, пока тот факт, что ты готовишь для меня еду, остается приятной удивительной неожиданностью.


 


В поездах Ласка любила спать с Реном на одной полке. Это дико неудобно, Рен забивался в пластиковую перегородку, а Ласка мостилась, копировала изгибы тела, застывала в неудобном положении и иногда падала. Просыпалась с ноющей шеей, больной спиной,  счастливая.


 


Ощущая кожей намертво влипшие джинсы, Ласка мечтала раздеться. Издержки дорожной жизни заставляли ненавидеть одежду.


 


— Спасибо тебе, это было настоящее приключение. Я давно о нем мечтал.


 


 


 


— Ты пришел ко мне, — констатирует Ласка. – Что-то недосмотрел?


Рен протянул подкуренную сигарету.


— Чтобы ты всегда был во мне, придется стать Вселенной. Миром. Перестать быть человеком. Как человек – умереть.


— Где бы я ни был – я буду в тебе. Умри.


 


 


 


 

  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +3
  • 0
  • 1308

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.