Любовь и Царство вечности

/ / Проза Современная проза (вне жанров)
 
 Любовь  и  Царство вечности
   Его звали Артём. Несколько лет назад он окончил институт и теперь работал программистом в крупной фирме.
   Когда ему было семь лет, его мать, очень романтическая натура, оставила семью и скрылась в неизвестном направлении. С тех пор мальчик терпеть не мог женский пол, считал, что все его представительницы — предатели и развратницы. Единственно для кого он делал исключение, это была его няня, растившая его с самого рождения и души в нём не чаявшая. Но няня — она и есть няня, понятие пола не имело к ней никакого отношения.
   Артём унаследовал от мамы привлекательную внешность, что было ему вовсе не по душе. Точёный нос, тонкие губы, порой слегка перекашивающиеся при разговоре, чуть раскосые карие глаза, придающие неповторимое обаяние его лицу, волна русых волос, спадающих на высокий лоб.
   Роста он был среднего, манера держаться выдавала его робкий, стеснительный характер.
   Это была натура нелюдимая, замкнутая. Любимым его занятием было лежать на диване с книгой в руках или в одиночестве бродить по залам картинной галереи и любоваться творениями художественных гениев.
   И было у него ещё одно хобби — он изучал историю России, особенно последнего столетия. Знал все исторические события, помнил всех политических деятелей этого времени.
   Итак, с детских лет мальчика воспитывал отец, суровый кадровый военный, всеми силами стремившийся создать в доме обстановку близкую к казарменной. Только няня, добрая душа, не давала родителю преуспеть в этом направлении.Она, как могла, старалась скрасить жизнь своего любимого Тёмочки, «бедного сиротки», как она его про себя называла, тайком вытирая слёзы сочувствия.
   Таким образом Артём к своим двадцати с небольшим годам представлял собой хорошо образованного, но чрезвычайно нервного, закомплексованного молодого человека.
   У него был единственный друг по имени Рубен, с которым они дружили с первых классов школы. Что они нашли друг в друге оставалось загадкой: Рубен был общителен, совершенно лишён каких-либо комплексов, чрезвычайно увлекался женским полом. Будучи полным ровесником своего друга, он уже успел жениться, родить ребёнка и развестись...
   И вот — 31 декабря, едва ли не самый радостный и беспокойный день для всего народонаселения: приобретение подарков, поздравление друзей и близких, покупка продуктов для праздничного стола… Но всё это не для Артёма. Он лежит на диване нога на ногу и размышляет: как же скоротать этот Новогодний вечер? С отцом у них не принято ни праздновать вместе, ни даже обмениваться подарками. Единственно кому молодой человек преподнёс подарок — это няня. Он купил ей шикарную кашемировую шаль.
   Артём с улыбкой вспоминает, как няня рассматривала подарок и так и этак, потом с довольным смехом накинула шаль на плечи и расцеловала своего воспитанника.
   Воспоминания прервал телефонный звонок. Он снял трубку :
   — Алё!
   — Это Илья Ильич? — услышал он 
    — Нет, вы ошиблись номером.     
   — Да ничего я не ошибся, — узнал Артём голос Рубена, — Ты же у нас Обломов! Наверняка и сейчас валяешься на диване. Угадал?
   Артём посмеялся догадливости друга, и они обменялись приветствиями.
   — Вот что, лежебока, — весело произнёс Рубен, — Я приглашаю тебя на празднование Нового года в дом одной моей хорошей знакомой. Обещаю, что скучать не будешь.
   Артём стал вяло отбиваться.
   — Да ты что, — убеждал его приятель,- собираешься встретить Новый год на диване? Это же самый лучший на свете праздник! Да ещё такой крутой год: две тысячи шестидесятый! Собирайся сейчас же, я заеду за тобой через полчаса, — и он отключился.
   Так вот и сложилось, что Артём в составе большой компании сидит за новогодним столом в доме Рубеновой подруги, опустив глаза в тарелку с закусками.
    Работая вилкой, он вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Поднял глаза и прервал своё занятие.
   Напротив сидела девушка с очень интересным, таинственным лицом.
   Классический овал, прямой, как стрела, носик, розовые чуть припухшие губки, шапка чёрных волос, уходящих в длинную косу, и глаза… большие, сияющие — словно хрусталь, в который вправлен голубой драгоценный камень.
   «Ну точно Врубелевская „Царевна-Лебедь“ — подумал Артём. — Только серебристой короны не хватает, да перистых крыльев.
   Молодой человек с любопытством разглядывал девушку, но не как предмет обожания, а как произведение искусства, как одну из картин Третьяковской галереи.
   Он обнаружил, что девушка также внимательно изучает его.
   Глядя в его глаза, она произнесла, как будто вокруг никого не было :
   — Даша.
   И он невольно ответил :
   — Артём.
   Потом были танцы. И лишь только зазвучало танго, единственный танец, который он признавал, девушка направилась прямо к нему, и Артём вышел ей навстречу.
   Когда он взял её ладонь и положил руку на талию, нельзя сказать будто что-то произошло, пробежала какая-то искра, просто ему на удивление легко было танцевать с этой девушкой, не было обычной скованности, не обязательно было о чём либо говорить. Это было именно то, что Артём в силах был выдержать в общении с женским полом.
   Едва музыка умолкла, девушка вернулась в стайку подружек, но Артём чувствовал, что она следит за ним.
   В результате все медленные танцы они танцевали вдвоём, почти не проронив ни слова. Молодой человек только ощущал, что девушка с каждым танцем всё больше прижимается к нему. А он и не противился.
   В таком безмолвном общении миновал и бой часов, возвещающий о начале нового года, и последний тост праздничного застолья.
   Когда уже под утро гости стали расходиться, Даша улучила мгновенье и шепнула ему :
   — Я позвоню вам!
   Преувеличением было бы сказать, что молодого человека страшно обрадовало это обещание, но нельзя также утверждать, что оно вызвало его недовольство. Точнее всего признать, что он остался равнодушен. У него даже не возник вопрос, как она узнает его телефон.
   Едва покинув дом Рубеновой подруги, Артём напрочь забыл привлекательную девушку.
   Но, что удивительно, ночью Даша приснилась ему. Сидела напротив и пристально смотрела на него своими хрустально-голубыми глазами. Проснувшись, молодой человек с улыбкой подумал: „Девушка становится навязчивой.“
   Но когда она приснилась и в следующую ночь, он задумался: к чему бы это?
   Покопавшись в своих ощущениях, Артём с удивлением обнаружил, что ждёт этих снов, и даже чувствует разочарование, если девушка вдруг не приснилась. Он даже поймал себя на мысли, что стал ждать её звонка.
   А потом Даша действительно позвонила. Она назначила ему свидание и тут же закончила разговор.
   Они встретились в тот же вечер у знаменитого памятника на бульваре.
   И опять Артёма поразило её удивительное сходство с Врубелевской царевной.
   Даша бросилась к нему, подхватила под руку и усадила на лавку. Несколько минут сидела молча, прижавшись к нему. Он почувствовал, что она вся дрожит. Потом заглянула в глаза и едва слышно прошептала :
   — Я люблю вас, Артём. Я хочу всегда быть рядом с вами...
   Глаза молодого человека в смятении забегали, инстинктивно он даже отстранился от неё, и произнёс срывающимся голосом :
   — Я не могу так, Даша! Это слишком скоро для меня! Мне нужно время!
   — Ему нужно время ,- насмешливо повторила она. — Если требуется время, то это не любовь...
   Она вырвала руку из-под его локтя, вскочила и убежала.
   Артём ещё долго одиноко сидел на бульварной лавочке — словно нахохлившийся воробей.
                                -------------------------------
    Для Артёма наступило трудное время: с одной стороны он явно попал под влияние чар необыкновенной девушки, и его тянуло к ней, а с другой — он страшно боялся попасть в зависимость, и это удерживало его.
   Время от времени Даша являлась ему во сне, и он не знал, радоваться или огорчаться.
   Артём стыдился того, как он с ней обошёлся, и несколько раз намеревался ей позвонить, но в последний момент решимость его пропадала.
   И вот однажды вечером, когда он читал очередной номер исторического журнала, а точнее статью под заголовком „Жертвы репрессий Сталина и его приспешников“, зазвонил телефон. Это был Рубен. Он долго мялся, бормотал что-то невнятное,  и только после того, как Артём обеспокоенно воскликнул:
   — Что ты там мямлишь! Говори, что случилось? — он наконец, процедил :
   — С Дашей несчастье.
   У Артёма потемнело в глазах.
   — Она жива? — еле слышно прошептал он.
   И когда приятель в ответ произнёс :
   — Я сейчас приеду к тебе ,- он всё понял.
   Артём, как мешок, опустился на пол, обхватил голову руками и застонал. Он никак не ожидал, что это известие совершенно сразит его.
   Долго сидел на полу, постанывая и раскачиваясь всем телом. Перед глазами стоял образ чудесной девушки. По щекам текли слёзы.
   Появившийся вскоре Рубен рассказал, что Даша ехала за рулём машины по Ленинградскому шоссе. Вдруг увидела, что на проезжую часть выбежала  маленькая девочка, на которую несётся огромный грузовик, из высокой кабины которого ребёнок, судя по всему, не был виден.
   Девушка моментально среагировала, крутанула руль и выскочила поперёк движения грузовика. Тот врезался в её машину, смял её, как консервную банку, но девочка была спасена. А Даша погибла на месте.
   Выслушав рассказ приятеля, Артём долго сидел с застывшим взглядом, губы его перекосились от горя.
   Рубен, видя его состояние, поражённый смотрел на него, но не смел побеспокоить вопросом.
   Артём заговорил сам :
   — Я ужасно обидел Дашу, не ответил на её признание… Но что я мог сделать, — в отчаянии воскликнул он, — если тогда ещё не знал, что люблю её? Я осознал это только сейчас! Теперь я понял, что она была моя суженая. Но поздно! Поздно! Уже ничего не исправишь! Какой я идиот! — молодой человек забегал по комнате, размахивая сжатыми кулаками и проклиная себя.
                                       -----------------------------
   Дашу отпевали в небольшой церкви, что неподалёку от храма Христа-Спасителя.
   Пришло на удивление много народу, и Артём всё время ощущал сочувственные взгляды и подчёркнутое тепло при рукопожатиях. Видимо, всем здесь было известно особое отношение к нему покойной.
   Когда он подошёл к гробу, все расступились и пропустили его.
    Артём стоял всё с таким же застывшим лицом и, не мигая, смотрел на неподвижный лик девушки. Её хрустальные очи были прикрыты веками, и это каким-то образом преобразило её облик.
   Он смотрел на неё и с трудом узнавал. Что ещё изменилось в ней — так это то, что не было её замечательной косы, которую заменила короткая причёска.
   Когда Артём стоял в толпе у входа в церковь, он услышал рассказ Дашиной подруги, которая поведала, что однажды девушка прибежала домой в страшно возбуждённом состоянии и, едва раздевшись, взяла ножницы, отхватила свою прекрасную косу и с отвращением отшвырнула её от себя.
   Подруга назвала точную дату этого происшествия, и Артём в ужасе сообразил, что это случилось после их неудачного свидания...
   Он молча стоял у гроба, не отрывая глаз от Даши и с раздражением ощущая на себе сочувственные взгляды.
   Оценив эту сцену, Рубен что-то пошептал окружающим, после чего они медленно освободили пространство у гроба, и Артём остался наедине с покойницей.
   Вот тут и произошло нечто необычное. Молодой человек вдруг увидел, как Дашины глаза открылись. Его обдало светом и теплом её хрустальных очей. Её губы раздвинулись в слабой улыбке, и в тишине явственно раздались слова :
   — Не кори себя, любимый! Всё идёт как надо. Скоро мы будем вместе, только наберись мужества и терпения.
   Глаза вновь закрылись, улыбка сбежала с лица...
   А тут и народ вернулся, и все вновь обступили гроб.
   Рубен, подойдя к другу, заметил, что тот еле стоит на ногах и заботливо поддержал его.
                       --------------------------------------
   После похорон Артём резко переменился. Если раньше он был только нелюдимым, то теперь он вовсе не хотел никого видеть и смотрел на окружающих холодным затравленным взглядом.
   Он достал из своей коллекции репродукцию „Царевны-Лебеди“, поместил её в красивую рамку, установил под иконой, висевшей в углу его комнаты, и целыми днями то молился, то разговаривал со своей „Царевной“.
   Артём уволился с работы и жил на имевшиеся у него накопления, да и отец нет-нет подкидывал ему. По-прежнему обихаживала его любящая няня.
   Её ужасно огорчало, что её драгоценный Тёмочка совсем потерял аппетит и буквально таял на глазах: щёки ввалились, губы скривились в постоянной горестной гримасе, одежда висела на его исхудавшем теле.
   Няня боязливо подходила к двери его комнаты, прикладывала ухо к замочной скважине и крестясь, слушала его сбивчивые речи :
   — Дашенька, любимая, прости меня, дурака! Я люблю тебя больше жизни! Зачем же ты, милая, обрезала свою замечательную косу, она ведь так нравилась мне!
   За дверью слышались всхлипывания и стоны, а затем звучали обращения к Всевышнему :
   — Боже праведный, прими моё покаяние, ибо не со зла я сотворил поступок сей жестокий! Прими и самого меня, неразумного, чтобы объединился я с любовью своей единственной...
   Однажды он вышел из своей комнаты, подошёл к книжной полке, взял толстую книгу и всю ночь читал её.
   Улучив минутку, няня заглянула на обложку и прочла: Данте. „Божественная комедия“.
   Наблюдая всё это, женщина серьёзно забеспокоилась за рассудок своего воспитанника. Она сообщила о своих опасениях отцу Артёма, прибавив при этом :
   — Как бы он не сотворил с собой чего...
   Отец, послушав из-за двери несвязные речи сына, призвал к нему доктора, специалиста по психическим расстройствам.
   Врачу устроили встречу с Артёмом, объяснив тому, что это обычный терапевт, который должен проверить его физическое состояние.
   После осмотра пациента и разговора с ним специалист заявил, что Артём срочно нуждается в госпитализации.
   Невозможно описать, с каким трудом удалось уговорить молодого страдальца отправиться в больницу, но он в конце концов сдался, поставив условие, что у него будет отдельная палата и что он возьмёт с собой икону и свою „Царевну“.
   Так Артём оказался в стенах известной психиатрической лечебницы.
   Пока его вели по коридору, по обе стороны которого располагались больничные палаты, до него то и дело доносились обрывки тревожных звуков: какая-то возня, сдавленные крики, проклятия, глухое падение чего-то тяжёлого, а заглянув в приоткрытую дверь одной из комнат, он увидел, как двое санитаров скручивают и бросают на кровать отчаянно сопротивляющегося больного...
   Это произвело на него такое впечатление, что он стал кричать и вырываться из рук сопровождавших его крепких мужиков в белых халатах. Но они ловко подхватили его под руки, быстро провели в выделенную ему палату, уложили в постель и ввели укол, после чего Артём моментально затих и задремал.
                                ----------------------------------------------
   Новый больной надолго впал в прострацию. Он автоматически выполнял распоряжения медперсонала, а всё остальное время лежал на кровати, уставившись на икону и картину, которые разместил в углу своей комнаты.
   Порой он оживлялся, вскакивал с постели, падал на колени перед своим священным углом и говорил что-то, обращаясь то к Нему, то к Ней.
   После каждой тирады замолкал, будто вслушиваясь в ответ собеседника, потом вновь говорил.
   По поводу этих сцен врачи глубокомысленно замечали:
   — У больного видения...
   Иногда он садился на постели, обхватывал руками колени и подолгу вслушивался в сонм звуков, доносящихся из коридоров и палат больницы: крики, стоны, плач, проклятия, завывания ...
   У Артёма совершенно пропал аппетит, и чтобы избавиться от нотаций врачей и, главное, опасаясь принудительного кормления, он регулярно опорожнял тарелки и чашки в унитаз и мусорный бак своей палаты. И таял, таял...
   Обеспокоенные врачи вызвали к нему профессора из центрального здания больницы, но ровно накануне его визита произошло непредвиденное.
   Рано утром в палату Артёма вошла медсестра, склонилась над неподвижным молодым человеком и громко позвала свою напарницу :
   — Люся!  — а когда та подошла, тихо добавила :- По-моему, он умер.
   Они вдвоём стали щупать, трогать Артёма, прикладываться к его сердцу.
   — Что же нам делать? — растеряно проговорила сестра. — Ведь сегодня выходной и дежурный врач есть только в соседнем отделении.
   — Так если он умер, положено его вниз везти, — возразила Люся.
   — А вдруг не умер? Помнишь как в позапрошлом году отвезли одного вниз, а оказалось у него то ли летаргический сон, то ли кома, и он через пару дней очухался. После этого двух дежурных уволили.
   — Да, да, — подтвердила подруга. — Ещё был случай — решили, что больной умер, а была просто передозировка снотворного.
   Сестрички стали звонить дежурному врачу, но там никто не отвечал.
   — Наверно, обходит палаты, — предположила Люся. — Я думаю, надо быстренько везти больного к нему в отделение, пусть сам  разбирается — живой он или помер.
   Девушки переложили Артёма на каталку и быстро повезли по длинному коридору.
   Одна из них побежала вперёд, чтобы разыскать врача, и дальше каталку сопровождала одна Люся.
   Пройдя значительную часть коридора, она остановилась у большого открытого окна, склонилась над Артёмом и прошептала :
   — Пора!
   Молодой человек открыл глаза и увидел над собой миловидного Ангела с белоснежными крыльями, вроде тех, что были у Царевны-Лебеди на картине Врубеля.
   Ангел помог подняться Артёму, потом обхватил его плечи, распахнул крылья и стремительно вылетел вместе с ним в окно.
                                     -------------------------------------------
   Они долго летели по безоблачному синему небу. Когда Артёму становилось холодно, Ангел крепко прижимал его к себе, и молодой человек ощущал, как в его тело вливается блаженное тепло.
   Наконец, он почувствовал, что они снижаются. Взглянул вниз и увидел гигантскую воронку. Ангел опустился на её край, и Артём ступил на землю. Сложив крылья, Ангел проговорил :
   — Мы стоим у входа в Загробное царство или в Царство вечности, как его ещё называют. По заведённому Всевышним правилу, каждый вновь прибывший должен быть ознакомлен со всеми частями нашей страны: Адом, Чистилищем и Раем. Вас, дорогой гость, буду знакомить я, Божий посланник. Мне предстоит показать все три части наших владений, а также представить их обитателей. Я остановлюсь исключительно на персонах, прибывших с вашей родины.
   — Скажите, пожалуйста, дорогой Ангел, — взмолился Артём, — не знаете ли вы, где здесь находится моя любовь по имени Даша?
   — У меня имеются сведения обо всех обитателях Царства, — с достоинством ответил Ангел, — поэтому я  уверенно могу сообщить, что она по распоряжению Всевышнего направлена в Рай.
   — Как это мудро и справедливо с его стороны, — заметил молодой человек. — А нельзя ли мне сразу последовать в её обитель? Мне не терпится свидеться с ней.
   Божий посланник на минуту задумался, а потом пояснил :
   — Вседержатель действительно определил вас вместе с вашей возлюбленной, но я не могу нарушить правило: мне положено провести гостя по всем трём нашим странам. Каждый житель земли должен увидеть, что его ждёт в Царстве вечности в зависимости от того, как он провёл время, отпущенное ему для жизни.
   — Но я не осилю такого тяжёлого путешествия, — попытался возразить Артём, — после голодной жизни в лечебнице я еле стою на ногах...
   — Это легко поправимо, — успокоил его Ангел.
   Он коснулся молодого человека крылом, и тот почувствовал, как в него вливается мощный поток энергии.
   — Ну что, вы готовы? — усмехнулся экскурсовод.
   Артём разочаровано развёл руками, и тогда Ангел повёл его по лестнице, начинающейся у края воронки, затем идущей спиралью по её окружности — всё ниже и ниже — в самую глубину .
   Когда они миновали несколько витков спиральной лестницы, всё вокруг окуталось туманом, и Артём явственно ощутил запахи серы, смолы и ещё какой-то гадости. Стало темно, хоть глаз выколи.
   — Это преисподняя, — пояснил Ангел. — Здесь обитают совершившие смертные грехи.
   Они спустились ещё на один виток, и тут Артёму пришлось заткнуть уши, потому что воздух наполнился ужасными звуками: воплями, зубовным скрежетом, урчанием, вздохами, рёвом, клёкотом, криками, визгом, стонами...
   Молодой человек прикрыл глаза, и ему в миг представилось, что он находится в своей лечебнице.
   Ангел коснулся его плеча, и когда Артём освободил уши, произнёс :
   — Посмотрите направо!
   Только шокированный гость хотел сказать, что вокруг кромешная тьма, как неизвестно откуда появившийся луч света высветил ужасную картину: двое мужчин висели вниз головой, прибитые причинными местами к ветвям огромного дерева, а под деревом две злобные собаки, высоко подпрыгивая, кусали несчастных за различные части тела. Текла кровь, грешники выли от боли.
   — Кто это? — в ужасе прошептал Артём.
   — Ну одного-то вы должны узнать, любознательный мой, — проговорил Ангел. — Вы же изучаете историю своей страны. Этот страшный грешник числится здесь под именем Иосиф. Он много лет правил вашей страной, погубил миллионы своих соотечественников, и нет ему прощения.
   — А второй, — продолжал он, — зовётся Чикатило. Это известный в своё время маньяк, который на вашей родине зверски убил множество людей.
   — Пойдёмте скорей отсюда, — в ужасе проговорил Артём.
   Когда они удалились от двух грешников, молодой экскурсовод заговорщицки произнёс :
   — Открою вам один секрет, любезный наш гость! Эти два смертных грешника однажды настрочили, как у вас говорят, „телеги“     Всевышнему.
   — Усатый кровопийца написал: это несправедливо, что такой же убийца по прозванию Хрущ обитает в Чистилище, а я мучаюсь в Аду.
   — Усатому было разъяснено, что в отличие от Хруща, который творил свои дела под страхом смерти, он сам был инициатором массового смертоубийства, что несравненно больший грех.
   — А Чикатило пожаловался, — продолжал Ангел. — что Иосиф погубил миллион народу, а он всего несколько десятков, а оба  — в преисподней, это, мол, несправедливо.
   — Ему ответ был, что каждый из них лишил жизни стольких, сколько было в его власти, значит и грех их равноценен.
   Крылатый экскурсовод повёл гостя дальше и вскоре произнёс :
   — Гляньте на этих несчастных! — и высветил лучом следующую сцену: четверо грешников, надрываясь и кряхтя, катили гигантский валун, а над ними кружила стая хищных птиц, которые их яростно клевали.
   Грешники стонали и покрикивали друг на друга :
   — Поднажми, Зюга!
   — Не сачкуй, Жирик!
   — Давай, давай, Мироныч!
   — Не глазей по сторонам, Астах!
   — За что страдают эти несчастные? — спросил Артём.
  — Они протащили в вашей стране людоедский закон, из-за которого погибли тысячи детей, лишённых приёмных родителей. Эти младенцы попали в Рай и до сих пор проклинают негодяев.
   А луч уже высветил новую картину.  
   Огромное зловонное болото. В нём тонут десятки длинноволосых и бородатых людей. Их головы то покажутся над поверхностью, то скроются, и как только они вынырнут, некие мерзкие существа, летающие над ними, ударяют грешников по голове чем-то вроде весла, и их головы вновь оказываются под кромкой болота.
   — Это священники — педики, совращающие малых детей под сенью церкви, — пояснил Ангел. — Страшные грешники...
   А неподалёку от болота какой-то несчастный плавал-задыхался-тонул в потоке кипящей крови.
   — Здесь расплачивается за грехи Алексей Кабанов, убивший и расчленивший собственную жену, — объяснил Ангел.
   Затем они наблюдали целую гирлянду человеческих существ, подвешенных крючками за языки. Они дико извивались и выли страшными голосами.
   — Это клеветники и доносчики, — комментировал Божий посланник.
   Артём в сопровождении своего экскурсовода почти бегом двигался всё дальше и дальше, зажав уши и прикрывая глаза.
   Наконец, туман и отвратительные запахи рассеялись и они оказались в длинном коридоре.
   — Преисподняя кончилась, — объявил Ангел.
   Он подхватил Артёма и быстро полетел с ним вдоль коридора.
   Остановившись через некоторое время, крылатый посланник сообщил :
   — Мы прибыли в Чистилище. Здесь несчастные, совершившие не смертные грехи, очищаются от них, надеясь попасть в Рай.
   Оглядевшись, Артём обнаружил совершенно голый пейзаж — ни травинки, ни кустика, по которому брели согбенные фигуры, охваченные пламенем очищающего огня.  Они стонали и корчились в его языках, но упорно двигались вперёд. 
 Перед глазами молодого человека вновь замелькали сцены из быта психбольницы: усмирение больных, крики, вопли, уколы...
   Остановившись перед группой страдальцев, Ангел пояснил :
   — Это идут палачи из Сталинской команды: Хрущёв, Молотов, Ворошилов, Каганович и другие. Они попали сюда, а не в Ад только потому, что творили  грехи, посылая тысячи людей на смерть, под влиянием страха перед своим главарём, Иосифом.
   Про другую группу, состоящую из военных, одетых в незнакомую Артёму форму, экскурсовод сказал :
   — Это пытаются очиститься генерал Власов и его воины. Хотя они и предали свою страну во время войны с фашистами, но воевали против власти кровопийц, поэтому им предоставлена возможность снять грех.
   — А кто вон тот несчастный, который шагает сквозь огонь с огромным камнем на плечах? — спросил Артём.
   — Это грешник — коммунист, который взорвал храм Христа- Спасителя.  Он попал в Чистилище, ибо не ведал, что творит, — пояснил Ангел и добавил :
   — Здесь находится ещё множество обитателей земли, страдавших непомерной гордостью, завистью, гневом, а также унынием, корыстолюбием, чревоугодием, сладострастием. Все они пытаются очиститься от своей скверны.
   Незаметно путники выбрались из подземелья и очутились на вершине огромной горы, стоящей посреди океана.
   Оказавшись в потоке солнечногот света, они невольно прикрыли глаза.
   — А это уже территория Земного Рая, — сообщил Ангел. — Здесь обитают блаженные, созерцающие Бога.
   — Где-то здесь  моя любимая! — прерывающимся от волнения голосом проговорил Артём.
   — Да, она здесь, — подтвердил сопровождающий. — Скоро вы встретитесь.
Помолчав минуту, он объяснил :
   — В Раю находятся те, кто, живя на земле, соблюдал духовную чистоту и совершал богоугодные дела.
   Артём огляделся и увидел сказочную картину.
   Их окружало множество садов, усаженных высокими деревьями, вершины которых плавно колыхались, а от ветвей и листвы распространялось приятное благоухание. Нигде на земле не встречались такие прекрасные деревья и такие чудные сады!
   И воздух здесь был необыкновенный — бодрящий, как после грозы — дыши не надышишься!
   На ветвях Райских деревьев сидели бесчисленные птицы с золотыми, белоснежными и разноцветными крыльями. Они так прекрасно пели, что у Артёма закружилась голова и сладко ёкнуло сердце.
   От всего здесь веяло таким блаженным покоем, что хотелось прилечь на мягкую траву, закрыть глаза и вечно наслаждаться тишиной и пением птиц.
   И тут, затмив эту идилию, в сознание Артёма вновь ворвалось видение из психбольницы...
   Но Ангел не давал ему передышки и увлекал всё дальше и дальше.
   Очарованный гость увидел среди благоухающих цветущих кустов пожилого человека, склонившегося над раскрытой книгой, подперевшего рукой лобастую голову.
   — Это один из наших почётных обитателей, — пояснил Ангел, — Андрей Сахаров, мудрейший человек, который презрел собственное благополучие и даже жизнь — ради благополучия и жизни других людей. Великий страстотерпец...
   — А вон тот мужчина, что задумчиво сидит, прислонившись спиной к дереву, — Шаварш Карапетян.  Он со смертельным риском для себя спас десятки человеческих жизней. Если бы не он, все они погибли бы в водной пучине. Уникальный подвиг...
   — Этот молодой человек, что лежит на траве и задумчиво глядит в небо, попал в Рай совсем молодым. Его зовут Иван Ткачёв, классный хоккеист. Он долгое время в тайне от всех помогал больной девочке, жертвуя большие деньги на её лечение, а сам  он погиб в жестокой авиакатастрофе.
   — А теперь расскажите, пожалуйста, кто эта женщина, что грустит на пенёчке под берёзой? — поинтересовался Артём.
   — О, это очень смелая дама! -с откровенным восхищением произнёс Ангел. — Её зовут Наталья Горбаневская. Она вместе с группой таких же отчаянных людей вышла на вашу главную площадь, чтобы выразить протест правительству, которое ввело войска в соседнюю страну. Власти жестоко наказали её за этот подвиг. Но зато она спасла честь своего народа перед всем миром. На таких людях белый свет держится. Это не мои слова, — закончил он, многозначительно подняв глаза к небу.
   Артём заметил мужчину во фраке, самозабвенно играющего на виолончели, и Божий посланник пояснил, что это великий музыкант Мстислав Растропович, совершивший огромное количество славных дел на земле. Он помог множеству униженных, оскорблённых, преследуемых властодержцами.
   — Посмотрите, любезный наш гость, — проговорил Ангел, — видите милого мальчика, играющего с собачкой? Этот малыш по имени Павлик  спас тонущую собаку, а сам погиб.
   — А что это за множество детей, бегающих по цветастому лугу? — спросил Артём.
   — Это безгрешные младенцы, которые погибли от рук грешников или умерли от  болезней, посланных Дьяволом. Всевышний определил им вечное блаженство.
   Шествуя по Райскому саду, Артём вдруг ощутил необычное волнение. Как будто попал в магнитное поле или в чью-то мощную ауру.
   Он резко обернулся и… увидел Дашу. Она стояла неподалёку, на зелёном холмике,  среди кустов роз.
   У неё снова была шапка чёрных волос, переходящих в длинную косу, а на голове — венок из ярких цветов.
   Её глаза  — этот сверкающий хрусталь с голубыми самоцветами — смотрели прямо на него.
   Артёму вдруг привидилось, что эти хрустальные роднички стали расти, расти и превратились в два бездонных озерца.
  Сердце его затрепетало, вырываясь из груди, и он почувствовал, как неведомая сила подхватила его и понесла в эти бездны.
   Он раскрыл объятья и устремился к своей царевне с криком :
   — Дашенька, любимая, я пришёл к тебе !
   И она под действием той же силы понеслась к нему навстречу...
  
  
  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 2145

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.