Юлькина любовь

/ / Проза Современная проза (вне жанров)
Юлькина  любовь
                          Часть первая
                                                                                 
   Юлия слегка подкрасила губы, коснулась кисточкой ресниц, подсинила веки, и оглядела себя в зеркале.
   Прямой носик, красиво очерченные губы, волнистые русые волосы и карие с зелёной искоркой глаза — главная её достопримечательность. Молодая, симпатичная женщина лет двадцати пяти на вид. Именно столько ей и было.
   Юлия накинула на шею лёгкий шарфик осенней расцветки, подхватила элегантную сумочку и вышла из дому. Через час у неё было назначено свидание на лавочке станции метро «Октябрьская».
   Шла по улице и тихо негодовала: «И почему всё население столицы вечно куда-то спешит? Зачем они бегут, толкаются, обгоняют друг друга?»
   Дошла до ближайшей станции, спустилась в вестибюль, села в поезд. Хотя и был выходной день, но народу в вагоне было много. Она с раздражением отметила в углу вагона группу молодых парней — черноволосых, с немосковской внешностью, нагруженных массивными сумками, набитыми каким-то товаром.
   Ей повезло: удалось найти свободное место. Юлия уселась поудобнее, достала из сумочки последнюю книгу Улицкой, и углубилась в чтение.
   Проехав пару остановок, она вдруг ощутила на себе чей-то взгляд. Недовольно нахмурилась на неприятную помеху, но назойливые глаза не оставляли её. Юлия подняла взор и обнаружила стоящего рядом с ней немолодого мужчину. Это он не сводил с неё глаз.
   Повинуясь прозвучавшему по радио призыву к пассажирам быть вежливыми, девушка вскочила на ноги, уступая место пожилому гражданину. Он смущённо развёл руками, но опустился на сидение. Юлия встала рядом, прислонившись спиной к остеклённой стене вагона.
   Мужчина по-прежнему не отрывал от неё глаз. Юлия сделала недовольный жест рукой, но он продолжал своё настырное занятие.
   Вот, наконец, и нужная станция. Девушка выпорхнула из вагона и присела на ближайшей лавочке. Здесь у неё было назначено свидание с молодым человеком.
   Боковым зрением она заметила, что её наблюдатель вышел вслед за ней и — о боже! — сел на её лавку.
   Несколько минут длилось насторожённое молчание, а потом преследователь заговорил :
   — Не подумайте, пожалуйста, что я банальный уличный ловелас. Это случилось впервые в моей жизни. Едва увидев вас, я понял, что вы — моя судьба. Дело в том, что четверть века назад мне нагадала цыганка, что я буду счастлив с женщиной, у которой на каждой руке, между большим и указательным пальцем, по родимому пятну.
   При этих словах Юлия спрятала ладони под сумочку.
   — У неё карие с зелёной искоркой глаза, — продолжал незнакомец, — и, простите меня, ради бога, такая же родинка на груди.
   Девушка стыдливо приложила руку к груди и в ужасе прошептала :
   — Вы — сумасшедший!
   Мужчина вдруг грохнулся на колени, взял её руки и стал целовать эти самые родинки.
   — Вы с ума сошли! — повторила она, — Встаньте сейчас же!
   — Я не встану, — ответил он, — пока вы не пообещаете, что встретитись со мной. Вы — моя судьба! Я даже знаю ваше имя, Юлия!
   Девушка в страхе посмотрела по сторонам, потом представила себе, что сейчас эту сцену увидит её кавалер, и тогда быстро достала из сумочки визитную карточку, протянула её мужчине и громко зашептала :
   — Обещаю встретиться с вами. Вот мой телефон! Только, ради бога, оставьте меня!
   Он живо схватил крохотную картонку, поднялся с колен и попятился, попятился, не сводя с Юлии глаз. Вскоре она потеряла его из виду.
   Девушка поправила причёску, глянула на станционные часы. Оставалось ещё несколько минут до назначенного времени.
   Мысли её перекинулись на ожидаемого кавалера.
   Его звали Борис. Пару дней назад их познакомила Юлина мама, ужасно беспокоившаяся за дочь, которая никак не выходила замуж.
   Это было уже не первое знакомство, устроенное мамой, но каждый раз, по её выражению, дочь «обфыркивала» претендентов. Мама огорчённо всплёскивала руками и говорила
   — И тот тебе не нравится, и этот не подходит! Где же ты ходишь, Юлькина любовь?
   Очередной молодой человек был сыном академика и освоил ту же профессию. Мама была уверена, что он тоже достигнет высшего научного звания.
   Борис был высокого роста, с буйной тёмной шевелюрой, имел красивый баритон, которым славно пел украинские песни.
   При первой встрече он непринуждённо поболтал с Юлией «ни о чём», и единственно, что не понравилось девушке, это то, что он очень скоро перешёл на «ты»...
   «А вот и он, — опомнилась Юлия, завидев в конце вестибюля знакомую высокую фигуру.
   — Здравствуй, Юленька! — приблизившись, поприветствовал её молодой человек. — Как нынче спалось? Что снилось?
   Девушка пропустила мимо ушей вопросы, поднялась с лавочки, и они по обоюдному согласию вышли на улицу.
   Борис тут же подхватил её под руку и предложил :
   — Давай познакомимся поближе. Расскажем друг другу о себе.
 Юлия с неприязнью ощутила исходящий от него запах спиртного.
   „Наверно, дерябнул для смелости,“ — подумала она.
   Молодой человек, заметив её сморщенный носик, пояснил :
   — Я очень извиняюсь, вчера отмечали день рождения приятеля.
   — Итак, — продолжал он, -рассказываю о себе. Кто мой папа, тебе уже известно, -он важно усмехнулся. — Моя мама, в прошлом известная балерина, сейчас обычная домохозяйка. Мы живём в просторной квартире на Кутузовском проспекте. Я пошёл по стопам отца, Закончил Геологический факультет МГУ и сейчас готовлю кандидатскую диссертацию, — и он опять с удовлетворением улыбнулся.
 -Увлекаюсь горными лыжами и карате, — закончил он, и вопросительно взглянул на девушку.
   — У меня всё гораздо скромнее, — начала она. — Мы все — потомственные педагоги. Мама учительница, папа был учителем, и я преподаю русский язык и литературу. Живём в скромной двухкомнатной квартире. Мои увлечения? Чтение, театр, живопись...
   — Ну вот и замечательно! — воскликнул Борис. — Мне очень нравится всё, что ты рассказала!
   В этот момент они проходили мимо кинотеатра на Добрынинской и молодой человек предложил :
   — А давай-ка зайдём в кино! Я смотрю, здесь проходит фестиваль фильмов Феллини. Очень модный на Западе режиссёр!
   Они купили билеты и вошли в фойе. Сеанс вот-вот должен был начаться, и молодые люди торопливо пробрались на свои места.
   Шёл фильм „Восемь с половиной“, и зал был почти полон.
   Едва погасили свет, Борис положил руку на ладонь Юлии. Она ощутила холодное, влажное прикосновение и отдёрнула руку.
   — Не торопитесь, — прошептала она.
   Здесь следует заметить, что у Юлии была одна особенность, над которой подтрунивали её близкие и которой она сама несколько стеснялась: она не терпела никакого постороннего прикосновения к своему телу...
   Но через некоторое время настойчивый ухажёр положил руку на её колено. Она уже сердито оттолкнула его и проговорила :
   — Ещё раз повторяю: не торопите события. Лучше смотрите фильм.
Парень обиженно вздохнул и обернулся к экрану.
   Тем временем в зале назревало недовольство. Слышалось шушукание, скрип сидений и даже возмущённые крики и свист. Публика начала покидать зрительный зал.
   — Давай уйдём, — предложил Борис. — Это же какая-то хренотень.
   Юлия в темноте окинула его удивлённым взглядом и произнесла :
   — А мне нравится, Я хочу досмотреть, Попробуйте всмотреться и вдуматься...
   Но Борис с трудом досидел до конца сеанса.
   Когда они вышли из кинотеатра, он произнёс :
   — Но всё-таки, Юленька, это белиберда. Если у этого Феллини все фильмы в таком духе, — я на него не ходок. Да что там говорить, я сам могу сварганить такую историю: взять воспоминания детства, потом кусочек из юности, добавить малость настоящего, раскрасив всё это весёлой фантазией — и готово дело!
   Юлия окинула легкомысленного кавалера неодобрительным взглядом .
                                     ----------------------------
   Едва проснувшись на следующее утро, а это было воскресенье, Юлия вспомнила вчерашнее странное происшествие в метро.
   » Неужели действительно цыганка предсказала этому чудику встречу с ней? Да нет,  не может быть! А как же он столько узнал о ней? Ну, положим, родинки на руках обнаружил разглядывая её. А как узнал имя?
   Юлия в задумчивости обежала взглядом свою комнату. И тут её взор упал на собственную сумочку, стоявшую на тумбочке. Ну, конечно! На сумочке, подаренной одним поклонником на двадцатипятилетний юбилей, был прикреплён вензель с инициалами «Ю.М.» И совсем не трудно догадаться, какое имя скрывается под редкой буквой «Ю»!
   Девушка удовлетворённо улыбнулась Но тут же пришёл новый вопрос: а как он узнал о родинке на груди?
   После некоторого раздумья, она пришла к убеждению, что незнакомец сказал это просто наобум и случайно попал в точку.
   У неё отлегло от сердца: ведь всякая мистика вносит опасную неразбериху в мысли…
   Не успела девушка привести себя в порядок и позавтракать, как позвонил этот странный незнакомец.
   «Не терпится старичку»,- ехидно подумала она.
   А тот очень робко напомнил ей об обещании.
   Юлия решила не откладывать это неприятное мероприятие И, не долго думая, назначила встречу сегодня же, на той же лавочке, где они расстались...
   И вот она уже сидит на станции «Октябрьская» и нетерпеливо смотрит на часы. Чудик появился незаметно, откуда-то из-за спины, осторожно взял её обе руки и поцеловал поочереди злополучные родинки.
   Юлия удивилась: она не почувствовала обычного неприятия, которое возникало у неё при постороннем прикосновении. Больше того, от рук незнакомца в её ладони пробежало какое-то приятное тепло.
   Девушка с любопытством взглянула на него. Её поразили его глаза: большие, тёмные, наполненные обволакивающей добротой. На какой-то миг она словно утонула в них...
   Но потом быстро вынырнула, встряхнулась и решительно произнесла :
   — Имейте ввиду, это наша последняя встреча. Вы ведь просто воспользовались моим беспомощным положением!
   Незнакомец обдал её теплом своего взгляда и вкрадчиво пропел :
   — Прекрасное «далёко», не будь ко мне жестоко!
   Они вышли из метро и пошли по улице. Он не решился взять её под руку.
   — Позвольте представиться, — галантно произнёс он, наконец. — Меня зовут Андрей Николаевич. Можно просто Андрей, — добавил он, робко взглянув на девушку.
   — Я скромный учитель средней школы, — продолжал он.
И Юлии пришлось удивиться второй раз. Какое совпадение!
   Он рассказывал о себе что-то ещё: о родителях, квартире, кажется, о неудачной женитьбе, о взрослом сыне… Но девушка почти не слушала его. Чуть приотстав, она разглядывала его лицо.
   Прямой нос с горбинкой, волевая складка губ, так не вяжущаяся с его робким поведением, высокий лоб, разлинованный несколькими морщинами, коротко постриженные тёмные волосы, и эти удивительные глаза...
   Юлия любила наблюдать лица людей. Часто, идя по улице, она рассматривала идущие и бегущие навстречу физиономии, словно изучала картины в галерее...
   Тем временем Анрей Николаевич закончил свой рассказ, после чего Юлия нехотя поведала о себе.
   Незаметно они оказались возле кинотеатра на Добрынинской, где вчера только она была с Борисом. И неожиданно ей пришла занятная мысль.
   — Давайте сходим на «Восемь с половиной» Феллини, — предложила она.
   — С удовольствием, — ответил её спутник. Я не видел этот фильм.
   Когда начался показ, Юлия стала наблюдать за реакцией Андрея Николаевича.
   Сначала он лишь внимательно смотрел на экран, не обращая внимание на шум и шорохи в зале. Потом заинтересовался, весь подался вперёд, на лице его то возникала улыбка, то оно искажалось болью, кажется, даже глаза увлажнились...
   Юлия подумала, что по его лицу можно угадать, что происходит на экране. Он смеялся, переживал, страдал вместе с героями картины.
   Когда фильм кончился, Андрей Николаевич откинулся назад и затряс головой, будто освобождаясь ото сна.
   Они вышли из кинотеатра и долго шли молча. Наконец, он проговорил :
   — Гениальный фильм! Как-будто спишь и видишь сон — фантастический, даже фантасмагорический сон. Масса экспрессии, тысячи ассоциаций, такая возбуждающая музыка! От этого бешенного коктейля чувствуешь прямо-таки какое-то опьянение!
   — Поразительно! — произнесла Юлия, внимательно рассматривая собеседника, — у меня точно такое же впечатление. В голове у меня рождаются именно эти слова!
   — Значит, мы с вами единомышленники, с улыбкой произнёс Андрей Николаевич.
   После того, как они расстались, девушка долго ещё повторяла :
   — Поразительно, поразительно...
                           ---------------------------------
   Но всё же следующие свидания Юлия назначала неохотно. Чтобы привлечь её, Андрей Николаевич использовал своё знакомство в театральной кассе, и стал регулярно приглашать девушку в театр. Они дружно смеялись над юмором Этуша в спектакле «Цена», вместе утирали слёзы на спектакле по Бунинским «Тёмным аллеям» с участием Яковлева, обсуждали философию двух великих физиков в пьесе «Копенгаген» во МХАТе.
   Юлию всё больше восхищала доброта, начитанность и мудрость Андрея Николаевича. Она поглядывала на него со всё большим интересом. А когда он устремлял на неё взгляд своих удивительных бездонных глаз, девушка будто попадала под действие гипноза.
   Свидания их обычно происходили по воскресеньям, но вот однажды Юлия сказала, что в следующее воскресенье годовщина смерти её бабушки, и она должна быть на кладбище.
   Неожиданно Андрей Николаевич спросил :
   — А не могу ли я сопровождать вас?
   Девушка на минуту задумалась, а потом согласилась :
   — Ну что ж, мне будет не так одиноко в этом печальном месте.
   В назначенный день они встретились в метро, доехали до конечной станции, пересели на маршрутное такси и добрались до кладбища. Там купили цветы, взяли напрокат лопату и садовые ножницы-секатор и вступили на территорию кладбища.
   Был ясный солнечный день, и в кладбищенской роще было светло и тихо. Где-то в ветвях деревьев щебетали птицы. Андрей Николаевич шёл, высоко задрав голову, и с улыбкой комментировал :
   — Это синичка, это скворец, а это дрозд. Послушайте, Юленька, как красиво поёт!
   Они разыскали нужный участок, открыли калиточку и вошли за низенькую ограду.
   Посреди огороженного клочка земли стоял мраморный камень с именем бабушки и других родственников Юлии.
   — Ой, как всё заросло! — воскликнула девушка.
   — Не беда, — успокоил Андрей Николаевич, — сейчас всё очистим.
   Он взял секатор и стал обрезать кусты и высокую траву. Юлия собирала обрезки и складывала в приготовленные полиэтиленовые мешки.
   Андрей Николаевич пытался часть веток оставить на пространстве справа от могильного камня, но девушка его остановила :
   — Нет, нет, здесь тоже должно быть чисто.
   Потом отнесли мешки с мусором в отведённое для этого место, положили цветы возле камня. и сели на скамейку у могилы бабушки.
   Посидели молча. Затем Андрей Николаевич спросил :
   — Юля, а почему вы не разрешили оставить часть веток справа от могилы?
   — Дело в том, — после паузы ответила она, что там ещё одна могила. Здесь похоронена моя тётя.
   — Как? — Андрей Николаевич даже поднялся с лавочки. — Могила без креста и даже без дощечки?
   — Это грустная история, — пояснила девушка. — Мои двоюродные братья разругались с матерью, не поделив квартиру. Несмотря на все её старания, они не пожелали с ней помириться, а когда она умерла, даже не пришли на похороны...
   — Какой ужас! — прошептал Андрей Николаевич. — Я в жизни не слышал ничего ужаснее! — лицо его покраснело, добрые глаза метали громы и молнии.
   — Это же не по христиански, — возмущался он, — заброшенная могила! Нет, это нельзя так оставить. Юленька, вы знаете имя тёти, даты её жизни?
   — Ну конечно, знаю!
   — Напишите мне на листочке.
   Когда она выполнила его просьбу, он сказал :
   — Вы оставайтесь здесь, а я скоро приду, — взял записку и удалился, возмущённо размахивая руками...
   Его не было довольно долго, девушка уже начала волноваться. И тут он появился, неся в руках аккуратную металлическую дощечку, прикреплённую к такому же колышку.
   С помощью подобранного камня он вбил колышек в изголовьи беспризорной могилы и сел на лавку.
   На дощечке красивыми буквами были выведены имя и даты жизни Юлиной тёти.
   — Вот теперь всё по христиански, — удовлетворённо произнёс Андрей Николаевич, — а то куда это годится?
   Девушка смотрела на него с восхищеним. Буря мыслей роилась в её голове, множество чувств бередило душу. Какой он замечательный человек! А как же она сама не сделала этого давным давно?
   — Милый Андрей Николаевич! — с чувством произнесла она.
И он расплылся в счастливой улыбке — девушка впервые назвала его по имени.
   Юлия придвинулась к нему, просунула руку под локоть, отчего он сладко поёжился, положила голову на его плечо и почему-то заплакала...
                                    --------------------------------------
   С этого дня их свидания стали для Юлии желанными. Они встречались в назначенном месте, он, как всегда, целовал её родинки, она брала его под руку, и они медленно шли по Московским улицам.
   Андрей Николаевич млел от  счастья, тихо пожимал локтем её ладонь, и Юлина рука отвечала ему. Девушке было хорошо.
   Однажды они договорились сходить в Третьяковскую галлерею. Вышли из одноимённого метро, и пошли по узкому переулку, ведущему к музею.
   День был пасмурный, шёл противный мелкий дождь. Асфальт под ногами изобиловал множеством выбоин и провалов, заполненных водой. Прохожие — кто прыгал с островка на островок, кто передвигался через лужи на каблуках, чтобы не промочить обувь. Глядя на всё это, Андрей Николаевич проговорил :
   — Я думаю, в любом другом государстве этот убогий переулок застелили бы прекрасным асфальтом, по сторонам установили красивые светильники, посадили бы деревья… Сюда же ходят иностранцы. Это же дорога к храму! — и он грустно покачал головой...
   Бродя по выставке, они подолгу останавливались у картин, и то молчали, то тихо делились впечатлениями. У портретов великих писателей они вспоминали их произведения, обсуждали Онегина и Печорина, Анну Каренину и Карамазова. Юлия не могла не поражаться, насколько их мнения совпадали.
   Особенно долго Андрей Николдаевич стоял у портрета Пушкина. Юлии даже показалось, что в его добрых глазах сверкнули слёзы.
   — Я считаю,- тихо проговорил он, -что Пушкин — из гениев гений. Его талант — это что-то нечеловеческое. Уму не постижимо, как такое чудо могло появиться на свет!
   — Вы знаете, Юленька, я с раннего детства полюбил Третьяковку. Много часов в какой-то прострации бродил по её залам. Любимым моим занятием было представить, что я герой какой-то картины. Я видел себя мальчиком в картине Репина «Не ждали», и живо ощущал безграничную радость от неожиданного появления отца, который много лет отсутсвовал.
   Я воображал себя юношей в картине Иванова «Явление Христа народу», и прямо-таки физически осязал тепло, даже жар взора великого человека, от которого распускаются в душе замечательные чувства и ты как бы обновляешься.
   Девушка слушала его, широко распахнув свои зеленоватые глаза, потом произнесла :
   — Вы удивительный человек, Андрей Николаевич. Я готова слушать вас вечно, но, простите меня, я очень устала, буквально с ног валюсь, -и взяла его под руку.
   Когда они вышли из музея, Андрей Николаевич сказал :
   — Я ставлю Третьяковку  выше Музея  изобразительных искусств. Это жемчужина, недооценённая в мире. Как жаль, что ни Европа, ни Америка до сих пор не признали по достоинству русскую живопись!
   Отойдя несколько шагов от музея, они увидели немолодую женщину, цыганку, просившую милостыню. В руках у неё был небольшой плакатик с таким обращением :
   «Добрые люди, помогите! В далёком Сибирском городе умер мой сын. А у меня нет денег на дорогу, чтобы попрощаться с ним. Помогите, пожалуйста!»
   Андрей Николаевич остановился и прочитал этот призыв бедной матери.
   Цыганка тем временем вгляделась в него и вдруг воскликнула :
   — Андрюша Николаевич! Никак вы?
   В тот же миг он тоже узнал её и удивлённо произнёс :
   — Кармелла, бедная, неужели с тобой случилось такое несчастье?
   Он наклонился и с жаром пожал её скрещенные руки.
   — Я помогу тебе! — проговорил он. — Какая удача! Я только вчера получил зарплату!
   Потом обернулся к Юлии и пояснил :
   — Это та самая цыганка, которая мне предсказала счастливую встречу с вами!
   — А я, признаться. подумала, что вы всё это выдумали...
   Андрей Николаевич достал бумажник, вынул из него всё содержимое и отдал нищей. Затем снова обратился к Юлии :
  — Будьте добры, отдайте всё, что у вас есть с собой, я вам тут же верну.
   Девушка повиновалась, и содержимое её кошелька оказалось в руках цыганки.
   Та горячо благодарила, пыталась даже целовать им руки, но Андрей Николаевич обнял её на прощание, и они под благодарные причитания женщины удалились.
   Когда они отошли, Юлия спросила :
   — Вы близко знали эту женщину?
   — Да нет, отвечал он,-несколько раз встречал её на рынке, как-то разговорились и она погадала мне.
   — Вы потрясающий человек,- внимательно глядя на него, произнесла девушка. — Мало знакомой женщине  отдаёте всё, что имеете, как вы сами-то жить будете?
   — Но она же в беде,- оправдывался Андрей Николаевич. — А я проживу. У меня есть деньги на книжке, я сегодня же возьму и верну вам долг. Вот копил на машину, — пояснил он, — но ничего, она подождёт...
                                -------------------------------------------
   — Я часто задумываюсь о соотношении случайности и закономерности, — философствовал Андрей Николаевич.
   Они с Юлией сидели на лавочке  Гоголевского  бульвара. Девушка забралась на скамейку с ногами, взяла его под руку и уютно прижалась головой к его плечу.
   — Аннушка случайно пролила масло на трамвайные рельсы,- продолжал Андрей Николаевич, -и в результате бедный Берлиоз остался без головы.
   — Неистовый Германн случайно «обдёрнулся» в картах и судьба его полетела под откос.
   — Но что интересно: может быть, совсем это не случайность, а чей-то промысел — то ли божий, то ли дьявольский. Но для Берлиоза, так же, как для Германна, это уже не важно.
   — Но, как говорится, вернёмся к земному,- вновь заговорил Андрей Николаевич. — В один прекрасный день ваш покорный слуга спустился в метро и вошёл в совершенно случайный вагон. И вдруг почувствовал, что попал в какую-то чудесную ауру, в которой ему сказочно хорошо. Оглянулся и увидел источник этого замечательного явления — прекрасную девушку с карими глазами с зелёной искоркой. И только после этого обнаружил на её руках заветные родинки и тогда понял, что встретил свою любовь.
   Опять же: случайность это или закономерность? Ведь это было предсказано четверть века назад. И именно эта девушка много раз являлась ему во сне...
   Андрей Николаевич несколько минут помолчал, как бы сдерживая кипящие страсти, потом резко повернулся к Юлии и горячо проговорил :
   — Я не в силах больше молчать! Юлия, я люблю вас! Я не могу без вас жить!
   Девушка повернула к нему своё красивое лицо и посмотрела  умоляюще :
   — Андрей Николаевич, дорогой! Вы ведь умный, проницательный и чуткий человек! Вы не можете не видеть, что моё отношение к вам становится всё теплее с каждым днём. Но не мучайте меня, не торопите, дайте самой разобраться!
   На этот раз молчание было особенно продолжительным. Оба приходили в себя, собирали обрывки чувств и мыслей. Первым заговорил мужчина :
   — Помните, Юленька, одну чудесную сцену из «Анны Карениной»? О несбывшемся романе Сергея Ивановича Кознышева и Вареньки? Она была влюблена в него и он, вроде бы, полюбил её. Все окружающие, да и они сами, ждали: вот-вот он объяснится, а там, как гласит поговорка, «весёлым пирком да за свадебку».
   И вот кульминационный момент, Общество идёт на прогулку в лес. Идут и наши влюблённые.
   Сергей Иванович издали любуется Варенькой: какая она красивая, какая кроткая, какая религиозная — точно такая жена нужна ему. Всё, решено!
   Он твердит про себя горячие слова признания, которые сейчас скажет ей.Подходит к Вареньке, присевшей на грибной поляне и нетерпеливо ожидающей его объяснения, открывает уже рот, но тут какая-то бытовая мелочь, а может быть, мысль — отрывает Сергея Ивановича от намеченного плана, он теряет уже налаженную было колею и всё дальше уходит от уже проглянувшейся цели. Через минуту оба влюблённых уже понимают, что объяснение между ними никогда не состоится. И бог весть, случайность это или чьё-то предначертание...
   Андрей Николаевич переводит дух после жаркой речи и тихо заканчивает :
   — Вот и я ужасно боюсь, что осуществлению моих надежд помешает какое-то событие, что-то неведомое и неотвратимое. И для меня будет совершенно неважно, случайность это или чья-то злая воля.
   Учтите, мы в разных возрастных категориях, и если вам ещё можно подождать, то мне необходимо поспешить.
   Но вы должны знать, Юлия, что мечта моя — чтобы вы ответили на мои чувства. А запредельная мечта — чтобы вы родили мне сына...
   Девушка ничего не ответила, только крепче прижалась к нему. Они неохотно поднялись со скамейки и пошли в сторону Юлиного дома.
   Но этому вечеру не суждено было закончиться добром.
   Когда они подошли к подъезду, из темноты вынырнула навстречу высокая фигура. Это был неуёмный ухажёр девушки — Борис.
   Тут самое время заметить, что в период первых, вынужденных свиданий с Андреем Николаевичем, Юлия ещё продолжала встречаться с Борисом, но потом, когда её отношение к более старшему поклоннику изменилось, она прекратила рандеву с молодым человеком.
   — Вот я и дождался вас, любезная парочка,- насмешливо проговорил он. — Всё хотел посмотреть на эту, как говорит всезнающая мама, «Юлькину любовь».
   — Боже мой! — Борис всплеснул руками. — Это и есть он? Этот старпер?
Молодой человек сделал резкий агрессивный выпад в сторону Анрея Николаевича — из арсенала карате или какого-то другого восточного единоборства.
   Но Андрей Николаевич не дрогнул, не сделал защитного движения, и даже не изменился в лице. Он пристально посмотрел на Бориса и внятно произнёс :
   — Вы, молодой человек, со временем будете таким же, как я.  А вот я никогда не был и не буду таким невоспитанным и таким смешным, как вы сейчас.
   Борис был обескуражен. Он растерянно посмотрел на Юлию и со словами «Ну и чёрт с вами» развернулся и скрылся в темноте.
                                  -----------------------------------------------
   Две недели Андрей Николаевич не мог связаться с Юлией: её мобильник не отзывался. В конце концов он решился позвонить по домашнему телефону, которым девушка разрешила воспользоваться только в самом крайнем случае. Наконец-то он услышал её голос :
   — Андрей Николаевич, у меня страшное горе: мама умерла. Приезжайте ко мне, пожалуйста.
   И он помчался к ней.
   Юлия встретила его в домашнем халате, вся заплаканная. Она бросилась к нему на шею и со слезами твердила :
   — Какой ужас! Ещё не старая женщина, всего шестьдесят, никогда не жаловалась на сердце, и вдруг — обширный инфаркт! Как я не догадалась? Мы решили, что это боли в лёгких, с которыми у неё были проблемы, приняли какие-то лекарства, не сразу вызвали скорую… Ах. какая же я дура! Если бы поняла, можно было её спасти!
   Андрей Николаевич бережно поднял девушку на руки, отнёс в комнату, усадил на диван и сам сел рядом. Юлия положила голову ему на колени и тихо всхлипывала. А он ласково гладил её мягкие волосы.
   — Посмотрите на неё, — девушка кивнула на фотографию в траурной рамке. — Красивая, весёлая, жизнерадостная! Разве такие должны умирать? Как мне продолжать жизнь без неё?
   — Юленька, вы любите свою маму?
   — Ужасно люблю, — девушка даже сжала кулаки.
   — Пока вы её любите и помните, она всегда будет с вами. Вот и сейчас она глядит на вас с небес.
   Андрей Николаевич внимательно посмотрел за окно :
   — Ну конечно, я её вижу!
   Взгляните, Юленька, вон на то облако над высотным зданием!
   Она недоверчиво посмотрела по направлению его взгляда.
   — Видите на облаке силуэт сидящей женщины?  Гордо вскинутая голова с пышной причёской, царственно нарядное многоярусное платье, нога закинута за ногу, а рука вытянута в нашу сторону. Она что-то хочет сказать вам, Юленька!
   Поражённая девушка вглядывалась в силуэт на облаке, потом заглянула в бездонные глаза Андрея Николаевича и тихо прошептала :
   — Вы — волшебник!
   Над облаком пробежал ветерок, который развеял призрачные контуры.
   — Мама устала, — проговорил Андрей Николаевич, — она пошла отдыхать. Уже поздно.
   Юлия обняла его за шею, притянула к себе и поцеловала :
   — Спасибо вам, дорогой мой человек.
   При этих словах девушка пристально посмотрела на него, и вдруг осознала, что этот человек ещё и хорош собой: крупный нос с горбинкой, упрямая складка губ, высокий лоб — всё это делало его лицо благородным и мужественным. Некоторое время она любовалась им.
   А Андрей Николаевич приходил в себя после первого проявления нежности с её стороны.
   Юлия неожиданно спросила :
   — Андрей Николаевич, а вы верите в бога?
   — Скорее да, чем нет,- ответил он.
   На минуту задумавшись, он произнёс :
   — Однажды на эту тему у меня была крупная неприятность в школе. Я расскажу вам, Юленька.
   — Мне всегда казалось правильным отвечать на любые вопросы учеников. И вот на одном уроке дотошный десятиклассник задал какой-то вопрос по «Мастеру и Маргарите». Когда я ответил, он спросил: «Скажите, пожалуйста, а бог есть?»
   Я разъяснил ему :
   — Это каждый решает сам.
   Тогда он задал провокационный вопрос :
   — А как вы сами решили?
   Я уже не мог уклониться, и ответил так же, как и вам.
   Так этот поганец побежал к директору школы и доложил, что учитель проповедует религиозный опиум. Мне грозили большие неприятности. Но тут активизировались мои ученики. Одни из них называли этого мальчишку Иудой, другие, надо сказать, меньшинство, считали, что я не должен учить детей. Тут такое началось! Включилось РОНО, потом Министерство Образования, набежала пресса… Но мне всё же удалось выстоять.
   Юлия затихла, уткнув голову в его колени, Наверное, заснула, обессиленная нескончаемым плачем. Неизвестно даже, дослушала ли она его рассказ.
   А Андрей Николаевич, затаив дыхание, сидел неподвижно, время от времени склоняясь к девушке, чтобы поцеловать её затылок и захмелеть от аромата её волос...
                               ---------------------------------------------
   Юлии позвонил Борис. Он слёзно умолял о встрече. В последний раз. Он скажет ей что-то очень важное. Она неохотно согласилась.
   Они встретились в Александровском саду. Присели на лавочку. Борис попытался взять девушку за руку, но она воспротивилась. Тогда он с жаром заговорил, вдруг перейдя с ней на «вы» :
   — Юлия, за время, что мы не виделись, я окончательно убедился, что люблю вас, люблю настоящей большой любовью.
   — Я думаю, — вставила девушка,- что это любовь по принципу «плод запретный сладок».
   Молодой человек только покачал головой и продолжал:
   — Мне очень стыдно за тот поступок, что я совершил, встретив вас вдвоём. Приношу свои извинения вам обоим. Виновато одно лишь безумие любви.
   — Я решил сегодня сделать вам предложение. Будьте моей женой, Юлия. Я люблю вас! У меня для вас скромный свадебный подарок.
   Он открыл свой кейс, достал из него красивую бархатную коробку. Когда он откинул её крышку, девушка увидела шикарное колье из множества бриллиантов.
   — Ого! — восхитилась она.- Это же целое состояние! Вы же не могли его заработать. Это наверняка заслуга вашего папы — академика.
   — Вы угадали, — потупив взор, подтвердил Борис, — эту вещь подарил моему отцу глава одного Африканского государства в награду за открытие им месторождения алмазов. Считайте, Юлия, что это подарок от меня и моего папы.
   Девушка протянула руку и захлопнула бархатную крышку :
   — Спасибо, Борис, за ваши тёплые чувства, но, к сожалению, я не могу принять ни вашего предложения, ни, тем более, подарка.
   Молодой человек огорчённо развёл руками, а потом, тяжело вздохнув, заговорил :
   — В любом случае, Юлия, я от души желаю вам счастья, поэтому считаю себя обязанным дать вам некоторую важную информацию.
    Я не знаю, может быть ваш — он выбирал слова -ваш немолодой человек и очень привлекательная личность, но кое-что о нём вам наверняка неизвестно.Вот, например, знаете ли вы, что он был женат? Его жена регулярно изменяла ему и погибла при загадочных обстоятельствах. Так как у них на эту тему были постоянные конфликты, то была даже версия, что муж причастен к её смерти.
   Борис остановился и внимательно посмотрел на девушку, пытаясь угадать её реакцию.
   — Ещё один момент, — продолжал он.- Пару лет назад на уважаемого Андрея Николаевича было заведено уголовное дело. Он обвинялся, ни много, ни мало, в похищении ребёнка. Учитель несколько недель скрывал в своём доме ученика, которого разыскивали родители.
   И вновь, не увидев ожидаемого эффекта, молодой человек продолжал :
   — И наконец, последний факт. Однажды на уроке в школе он позволил себе религиозную пропаганду, что получило большой резонанс у общественности и едва не стало причиной его выдворения из стен школы.
   — А теперь подумайте, дорогая моя, — подытожил Борис, — стоит ли вам, молодой, очаровательной девушке, связывать свою судьбу с немолодым человеком, наделённым столь криминальными наклонностями?
   — Я смотрю, вы собрали целое досье на своего соперника, — прокомментировала Юлия.
   — Только ради любви к вам,- оправдывался Борис.
   — Большая часть фактов, приведённых вами, мне известны, — продолжала девушка. — Но я должна вам сказать, что Андрей Николаевич — кристально честный человек, и никогда ничего не скрывал из своей жизни...
   — Скажите, Юлия, — прервал её молодой человек, — вы любите его? Только честно!
   — Если честно, — отвечала она,- то я сама ещё до конца не знаю, Мне известно только одно: ни один человек никогда не был так понятен, так близок мне, как Андрей Николаевич. Мне приятно каждое слово его, каждое прикосновение. После смерти матери он стал мне единственным родным человеком. И что такое любовь, если не это?
   — Ну что ж, я желаю вам счастья.Только смотрите, не ошибитесь! — грустно проговорил Борис на прощанье.
                       ------------------------------------------------------
   Прошло ещё несколько месяцев.Андрей Николаевич регулярно приходил к Юлии, и они шли гулять .
   Девушка обеими руками держалась за его локоть, прижимаясь головой к его плечу.
   Вот и на этот раз они пересекли Манежную площадь и двинулись по Волхонке.
   Юлия, замедлив шаг, спросила :
   — Андрей Николаевич, а что за история со смертью вашей жены?
   На миг задумавшись, он отвечал :
   — Я с детства мечтал о необыкновенной любви и женился очень рано. Жена моя оказалась любвеобильной натурой и, кроме меня, дарила своё расположение и другим претендентам. Много раз я пытался урезонить её, даже порой скандалил, но она, видимо, не могла побороть свой порок.
   У нас родился сын, в происхождении которого я до сих пор не уверен. А жена, в конце концов, запутавшись в своих связях, наложила на себя руки. Был момент, когда меня считали виновником трагедии, но всё было столь очевидно, что подозрения сняли. Мне очень жаль несчастную женщину...
   — Простите меня, пожалуйста, Андрей Николаевич,- извинилась девушка, — но я бы хотела знать, что за инцидент случился с вашим будто бы похищением ученика?
   — Ах, это...- и Андрей Николаевич стал рассказывать :
   — Несколько лет назад я заметил, что один мой ученик регулярно появляется в школе с синяками. Пытался выяснить, в чём дело. Но он упорно молчал.
   Но однажды он сам пришёл ко мне в учительскую и рассказал, что его отец умер от тяжёлой болезни, мать вышла за другого, и её новый муж избивает мальчика. Ему очень плохо дома, он даже не может делать уроки. Я предложил ему приходить ко мне, и он стал захаживать в мою квартиру. Как-то раз он появился весь в кровоподтёках и сказал, что больше не вернётся домой, потому что отчим обещал его убить. Я оставил его у себя и разрешил не ходить в школу.
   Недели две его разыскивала милиция, и когда мальчика обнаружили у меня, то завели уголовное дело о похищении ребёнка. Но вскоре всё выяснилось, и так как парень был в опасности, его определили в детский дом. Я до сих пор вижусь с ним, помогаю, чем могу.  В общем, я считаю, что спас его.
   Юлия внимательно выслушала Андрея Николаевича и сказала :
   — Ради бога, извините за мои распросы. Я не сомневалась в правильности ваших поступков, и ещё раз убедилась в этом.
   Тем временем они подошли к Храму Христа Спасителя, постояли возле него и, не торопясь, двинулись по Остоженке в направлении метро «Парк культуры».
   На их пути был небольшой скверик, усаженный деревьями и кустиками. И с этого скверика доносился шум и какие-то крики. Они подошли ближе и увидели, что там группа парней безжалостно избивает юношу. На него сыпались удары кулаками, палками, металлическими прутьями...
   Прохожие замедляли шаг, секунду смотрели и торопливо проходили мимо.
   Андрей Николаевич резко остановился и громко крикнул :
   — Ребята! Что вы делаете? Вы ведь убьёте его! Остановитесь!
   Но они не обращали внимания и продолжали наносить удары. Юноша сперва пробовал отвечать тем же, потом стал только прикрывать голову, затем, обессиленный, опустился на землю. А они продолжали его бить ногами.
   Андрей Николаевич рванулся к скверику. Юлия вцепилась в его руку и закричала :
   — Не ходите! Я не пущу вас!
   Но он вырвался и бросился в группу хулиганов. Высокий черноволосый парень оглянулся и крикнул :
   — Уйди отсюда, дед! Хуже будет!
   Но Андрей Николаевич ворвался в центр побоища и попытался заслонить лежащую на траве жертву.
   И тут -то ли случайно, то ли преднамеренно — он получил удар по голове чем-то тяжёлым.
   Юлия видела, как Андрей Николаевич рухнул на изгородь скверика.
   Он сильно ударился головой о металлическую решётку.
   Девушка с криком «Помогите!» бросилась к нему. Она схватила его за плечи и попыталась поднять Но не смогла.
   Из виска Андрея Николаевича струйкой бежала кровь.
   Юлия, рыдая, трясла его за руки и душераздирающе кричала :
   — Андрей Николаевич! Не уходите! Я люблю вас! Я рожу вам сына!
Но он  не слышал её.
   А вокруг уже гомонила толпа. И кто-то из её гущи подвёл итог :
   — Такие безрассудные долго не живут...

 
  
                      Юлькина  любовь
                        Часть  вторая
   — Посторонитесь, пожалуйста, — услышала Юлия, и оглянувшись, увидела мужчину в белом халате. Она поднялась на ноги, врач склонился над Андреем Николаевичем и продел руку через открытый ворот его рубашки.
   Юлия напряжённо смотрела на него.
   Прошло несколько минут, прежде, чем доктор произнёс :
   — Рано плакать. Он ещё жив.
   Обернувшись, он крикнул в сторону стоявшей неподалёку машины :
   — Носилки, быстро!
    Пока Андрея Николаевича несли к скорой помощи, Юлия держала врача за рукав и исступлённо шептала :
   — Спасибо вам,
   А он отвечал :
   — Не меня благодарите, а того, кто догадался нас так быстро вызвать.
   — А можно я поеду с вами? — жалобно попросила девушка.
   Врач на секунду задумался, потом взглянул на неё и махнул рукой :
   — Ладно уж, садитесь!
   В больнице Андрея Николаевича осмотрели, обработали и забинтовали рану, отвезли в палату. К сидевшей в коридоре Юлии вышла женщина-врач и сказала :
   — Больной в коме. Мы подключили его к жизнеобеспечивающим аппаратам и будем ждать.
   — А сколько это может продолжаться? — спросила девушка.
   — Этого никто не знает, — развела руками женщина, — но состояние у него стабильное, не вызывающее серьёзных опасений.
   — Можно я останусь при нём, — попросила Юлия.
   — Вы его дочь? — предположила врач.
   — Нет, просто родственница, — пояснила девушка.
   — Понимаете, — женщина положила руку на её плечо, — сидеть здесь никакого смысла, он ведь без сознания. Вот когда он очнётся, тогда вы понадобитесь. Так что копите силы.
   И поползли дни и недели. Андрей Николаевич не приходил в себя.
   Каждый день Юлия начинала с того, что звонила в больницу, а вечером, после работы, приходила сама. Её уже там знали. Но долгое время ничего утешительного не было.
   И вот однажды, когда девушка как раз собиралась в больницу, зазвонил телефон и она услышала :
   — Он очнулся . 
   Юлия бросилась в госпиталь.
   У двери палаты её предупредили :
   — Никаких разговоров, он ещё только, только приходит в себя. Взгляните и уходите.
   Девушка вошла и сразу увидела открытые глаза Андрея Николаевича. Они были такие же бездонные, только как будто опустевшие. На дне их не было ничего, ни одной мысли.
   Она попыталась собственным взглядом наладить контакт с ним, но не получилось, и Юлия послушно покинула палату.
   — Что же теперь будет, доктор? — обратилась она к появившемуся врачу.
   — Несколько дней он будет приходить в себя, а потом потребуется сложная операция, которую у нас в стране не делают. Мне известна одна клиника в Германии, но это стоит больших денег. Многих тысяч евро. Без этой операции больной не сможет ни ходить, ни говорить, а операция, при благополучном исходе, может вернуть ему шансы на полноценную жизнь. Были такие случаи.
   Вернувшись домой, Юлия сейчас же принялась составлять список родственников и знакомых, которые могли бы дать в долг. Набралось восемь человек. Она, не откладывая, обзвонила их, и они, узнав суть дела, тут же согласились помочь. Но когда девушка собрала всё, что они смогли дать, оказалось, что не набирается и половины требуемой суммы. Тогда она связалась с одной из телевизионных станций, и дала текст объявления с описанием случившегося с Андреем Николаевичем и просьбой помочь.
   Юлия каждый день ходила в больницу и со слезами смотрела на Андрея Николаевича, который всё время лежал неподвижно и смотрел в потолок. Когда девушка появлялась в палате, взгляд его оживлялся, он шевелил губами, пробуя что-то сказать, пытался двигать руками, чтобы коснуться её ладони, но ничего не получалось, и в глазах его проступали слёзы бессилия.
   Юлия умывала его, кормила, переодевала.
   Однажды в больнице она столкнулась с группой учителей из школы, где преподавал Андрей Николаевич. Они пришли навестить его и страшно обрадовались, увидев её :
   — Мы так искали кого-то из близких нашего дорогого коллеги, ужасно хотели хоть как-то помочь. Но никого не нашли. Даже сын его уехал куда-то за границу.
   Перебивая друг друга, они горячо расхваливали Андрея Николаевича, в один голос уверяя, что он необыкновенный человек и гениальный педагог.
   А через несколько дней они прислали Юлии солидную сумму денег.
   Между тем, время шло, лечащий врач торопил Юлию: с каждым днём надежда на благоприятный исход тает.
   И девушка запаниковала. Она стала обзванивать более дальний круг знакомых, к которым ни за что бы не обратилась в других обстоятельствах. Некоторые откликнулись, но всё равно это было далеко от того, что требовалось.
   Тогда она вспомнила о своём горячем поклоннике Борисе. У него же папа академик, наверняка у них есть деньги.
   И как бы ни было ей это неприятно, она связалась с ним. Он очень обрадовался и они встретились, опять в Александровском саду, на той же лавочке, где девушка ему отказала.
   Когда Юлия рассказала молодому человеку о положении Андрея Николаевича, он ехидно заметил, опять перейдя на «ты» :
   — Вот видишь, когда беда — помоги, Борис, а когда всё хорошо- ему от ворот поворот.
    — О чём ты говоришь, это же критическая ситуация! — возразила она.
   — Ну что ж, — глубокомысленно заметил молодой человек, — я подумаю и посоветуюсь с папой.
   — Только не тяни, пожалуйста, — попросила Юлия, — для него каждый день важен.
   — Я позвоню через пару дней, — заверил он.
                                  ----------------------------
   И действительно, он очень скоро назначил ей новое свидание.
    — Я побывал в больнице, где лежит твой старичок, — начал он.
   — Не смей так называть его, — срывающимся голосом закричала Юлия.
   — Ну извини, извини, — забормотал Борис, -  больше не буду.
   — Итак, — продолжал он,- лечащий врач сказал мне, что шансов на удачную операцию очень мало, и твой, — он замялся, подбирая слова, — подопечный скорее всего останется инвалидом, прикованным к коляске и не могущим обойтись без постоянной помощи.
   — Скажи мне, Юлия, зачем тебе, молодой красивой девушке, обрекать себя на многолетний уход за беспомощным инвалидом? Я ведь знаю тебя: если возьмёшься, то ни за что не бросишь. А это ведь очень трудно: обеспечить особое питание, толкать непрерывно инвалидную коляску при неприспособленности наших улиц и домов, ходить по врачам, заниматься специальной физкультурой, кормить с ложечки, менять памперсы и прочие интимные вещи...
    Девушка вопросительно смотрела на молодого человека.
   — У меня к тебе предложение, — продолжал он и, секунду помолчав, произнёс :
   — Мы с папой даём тебе денег на все расходы по лечению в Германии, по возвращении нанимаем твоему протеже постоянных сиделок до конца жизни...
   Юлия онемела от столь невиданной щедрости, а он, понизив голос, закончил :
   — А ты выходишь за меня замуж.
   Некоторое время девушка сидела ошарашенная. Потом вскочила на ноги и заговорила :
   — Это же шантаж, Борис! Как тебе не стыдно? Ты пытаешься использовать моё безвыходное положение. Заметь, при этом ни слова не говоришь о любви.
   — Ну это же само собой разумеется,- оправдывался молодой человек.
   — Никогда! Запомни: никогда! — прокричала Юлия и побежала от него прочь.
   Однако, на следующий день в больнице к девушке подошёл лечащий врач и сказал:
   — Через две недели ему уже ничто не поможет.
   И если до этого Юлия была в панике, то после такого сообщения она впала в состояние близкое к тому, что переживал Андрей Николаевич.
   К счастью, это длилось недолго. Всю ночь после этого разговора она проплакала. А на утро позвонила Борису и сказала :
   — Я согласна. Только при некоторых условиях. Во-первых, всё должно завершиться не более, чем в три дня, и во-вторых, ты не должен прикасаться ко мне, пока я не разрешу. Само собой разумеется, что я лечу в Германию на всё время лечения.
   Задыхаясь от радости, молодой человек ответил :
   — Юлечка! Я так счастлив, что согласен на любые условия. Обещаю тебе, свадьба будет через три дня, и там же ты получишь чек на нужную сумму. Просто раньше отец не успеет оформить получение денег из иностранного банка.
   Закончив разговор, Юлия тут же связалась с больницей и сообщила, что можно подтвердить согласие Германской фирме и срочно готовить больного к отъезду. Затем она села за компьютер и заказала билеты на самолёт до Берлина.
   Дальше всё происходило в темпе ускоренного кино.На следующий же день, к вечеру, Борис явился к Юлии и приподнёс ей обручальное кольцо, шикарное свадебное платье и белые туфли.
   — От Зайцева,- гордо произнёс он. — А свадьба послезавтра в «Метрополе». Папа всё устроил: нас распишут прямо на свадьбе. Приглашена замечательная певица. Я её не назову, это сюрприз.
   — Спасибо тебе, Юленька, что ты осчастливила меня! — и он робко поцеловал её руку.
   Юлия выслушала молча, низко опустив голову.
   Следующий день прошёл для неё как в тумане. Сперва ей принесли свадебное меню из ресторана, которое она подписала, не глядя.
   Затем к ней нагрянули родители жениха — знакомиться. Нельзя же, чтобы до свадьбы она не была им представлена. По настоянию папы Бориса, Юлии пришлось пригласить гостей со стороны невесты. Без этого будто бы тоже нельзя.
   Будущая свекровь заставила Юлию примерить свадебное платье, которое оказалось ей чуточку великовато. Поохав и поахав, мама Бориса срочно вызвала свою личную портниху, и та ушила наряд в нескольких местах.
   К концу дня Юлия без сил упала в постель и моментально уснула.
   Ей приснился ужасный сон.
   Больница, где лежит Андрей Николаевич. Ночь. Дежурная медсестра заснула. По тёмному коридору крадётся Борис. В одной руке — зажжённая свечка, в другой — бутылочка с какой-то жидкостью. Он пробирается в палату, подходит к спящему больному. Глаза его горят, как у хищника. Он склоняется к Андрею Николаевичу и, посветив себе свечкой, вливает ему в рот содержимое бутылочки. Потом беззвучно хохочет и также, на цыпочках, покидает палату.. 
   Юлия просыпается в холодном поту. В голове мелькает: «Надо срочно позвонить в больницу, чтобы в палату никого не пускали.»
   Девушка смотрит на часы и с тоской соображает, что через два часа она должна быть в «Метрополе».
   Приведя себя в порядок и позавтракав, она надевает свадебное платье и примеряет туфли.
   «Слава богу,- думает она,- что удалось убедить народ не приходить к ней в день свадьбы, а просто прислать машину.»
   Юлия подходит к зеркалу и осматривает себя печальным взглядом.
   Она подумала, что сегодня придётся целоваться с Борисом, вспомнила, как на первом их свидании от него пахло алкоголем и, представив себе его хмельной поцелуй, содрогнулась от отвращения. Хорошо, что она поставила ему условие и не придётся ложиться с ним в постель.
   Её мысли прерывает телефонный звонок. В трубке слышится бодрый мужской голос :
   — Дорогая невеста, свадебная машина подана!
   — Я буду через пять минут, — скороговоркой отвечает Юлия.
    Положив трубку, она решает в последний раз заглянуть на свой сайт в интернете. С тех пор, как она дала объявление на телевидение, девушка в день по нескольку раз проверяла, не откликнулся ли кто-нибудь. Но всё было тщетно.
   Она подошла к компьютеру и без всякой надежды вышла на свою страничку.
   — Боже мой! Неужели кто-то отозвался? — Юлия не верила своим глазам и перечитала полученный и-мэил несколько раз.
   Нет, она не ошиблась. Короткое письмо сообщало, что услышав трогательную историю её любви и произошедшей трагедии, автор послания решил взять на себя обязательство по финансированию всех расходов на лечение Андрея Николаевича. И подпись известного в России миллионера.
   Нервы Юлии не выдержали страшного напряжения последних дней и столь неожиданной счастливой развязки, и она без чувств упала на свою постель.
   Очнувшись, она увидела Бориса и его родителей.
   — Что случилось, Юлия? — спросил молодой человек.
   Юлия молча протянула ему распечатанный и-мэил.
   Перечитав его несколько раз, Борис в растерянности произнёс :
   — А как же наша свадьба?
   Девушка, уже окончательно пришедшая в себя, отвечала :
   — Как говорит герой известной оперетты, «всё кончено, мой зять, и свадьбе не бывать!»
   — Ты знаешь, сколько она стоила? — возмутился он.
   — Теперь это ваши проблемы, — отвечала Юлия.
   — Но это же не порядочно! — вскричал молодой человек.
   — А порядочно шантажировать девушку, пользуясь её безвыходным положением?
   Молчавший до этого папа-академик подошёл к Юлии и положил руку на плечо :
   — Мы не знали об этом. Простите нас, милая девочка, — и повернувшись к сыну, добавил: — Пойдём, Борис, ты не прав.
                                   -------------------------------
   И вот уже Андрей Николаевич помещён в Берлинскую клинику, а Юлия поселилась в гостинице.
   Ещё в самолёте она познакомилась с простой русской женщиной, которая везла больного сына в ту же клинику. Её звали Акулина Ивановна, и Юлия сразу почувствовала симпатию к ней. В результате они сняли в отеле номер на двоих — так было дешевле и веселее.
   Больному выделили отдельную палату, и в первый же день начали обследование. Девушке разрешили посещение в любое время.
   Юлия только что покормила Андрея Николаевича, он дремлет, а она, сидя в кресле, вспоминает последние дни в Москве.
   Вскоре после расстроившейся свадьбы, она связалась с вновь объявившимся спонсором, и они встретились в ресторане. Миллионер оказался импозантным седовласым мужчиной. Он представился, поцеловал ей руку и накормил изысканным обедом. После этого вручил ей чек на огромную сумму со словами :
   — Это на операцию и первый месяц пребывания в клинике. Затем вы будете связываться со мной либо по телефону, либо и-мэйлами, — он протянул визитную карточку,- и я обеспечу всё дальнейшее лечение.
   Девушка горячо благодарила его, но он остановил её словами :  
   — Не стоит благодарностей. Я — верующий человек, и считаю это своим священным долгом.
   Затем, взглянув на неё изучающим взглядом, он проговорил :
   — Чтобы поставить все точки над «i», я хочу открыться вам, милая Юлия.
   Однажды, в течение моей долгой жизни, я совершил тяжкий грех, и не смотря на то, что искренне раскаялся в своём поступке, Бог сурово наказал меня: недавно трагически погиб мой сын. С тех пор я не нахожу себе места на этой земле. И вот мой церковный духовник сказал мне: «Если хочешь обрести покой и заслужить прощение Всевышнего, ты дожен совершить благородный поступок.»
   Таким образом, то что я делаю — это не для вас, а для спасения души своей.
   Потом, помолчав немного, он сказал :
      — Я раздумывал, стоит ли сообщать вам об одном примечательном событии, и решил, что стоит — чтобы предостеречь. Дело в том, что на днях ко мне заявился ваш жених, Борис. Он отговаривал меня от помощи вам, ссылаясь на то, что его семья уже восполняет все расходы по лечению пациента, а вы задумали получить деньги ещё и с меня.
   — Какой негодяй! — прервала его Юлия. — Во-первых, теперь он мне никакой не жених. Он хотел воспользоваться моим безвыходным положением с лечением Андрея Николаевича и жениться на мне против моей воли. Но, благодаря вам, из этого ничего не вышло, и я отказалась и от свадьбы и от их помощи. Так что я не получила от него ни копейки.
   — Успокойтесь, милая барышня,- миллионер положил руку на её ладонь. — Я не сомневался в вашей честности. А об этом нечистоплотном человеке просто забудьте. Желаю вам успеха в излечении вашего суженного.
   На этом они расстались.
   Закончив свои воспоминания, Юлия почувствовала на себе взгляд Анрея Николаевича.
   «Как тогда, при первой встрече в метро,- подумалось ей. — Только теперь она всякий раз ощущает исходящее от этого взора тепло.»
   Она с любовью смотрела на Андрея Николаевича. Только что медсестра помыла и побрила его, и он выглядел освежённым и помолодевшим. Правда, немного отросла давно не стриженная шевелюра с едва заметной проседью. Даже порозовели щёки после горячей ванны — заметила она.
   «Каким родным стало его лицо! Как хорош его мужественный профиль с Наполеоновским носом! И нисколько не портят его эти две морщинки на лбу, нисколько не старят! Как подчёркивает его характер эта волевая складка губ! С таким его характером мы с ним все трудности преодолеем, обязательно добьёмся выздоровления! А какие глаза! Глубокие, глубокие — как Байкал,» — усмехнулась девушка своим сентиментальным мыслям.
                                             -----------------------------
   В клинике всё работало как часы — слаженно и быстро. В течение двух дней пациенту провели полное обследование, на третий день собрался консилиум врачей, который наметил план операции и реабилитации, а на пятый день Андрея Николаевича уже везли в операционную.
   Перед этим Юлия имела разговор с ведущим хирургом. Надо сказать, что она свободно владела немецким языком, и общение с медперсоналом не вызывало у неё никаких проблем.
   — Насколько это опасно, — спросила она, и каких можно ожидать результатов?
   — Для жизни это не опасно. А результаты? При самом хорошем исходе пациент после успешной реабилитации имеет возможность стать практически нормальным человеком. А при самом плохом,- хирург развёл руками,- он только приобретёт некоторую подвижность. Но мы будем надеяться на лучшее.
   И двери операционной закрылись.
   Все пять часов Юлия провела в коридоре возле этой двери. Она то опускалась на стул и неподвижно сидела, сжавшись в комок, то быстро вышагивала по коридору. Её бросало то в жар, то в холод.
    Наконец, двери открылись и показалась фигура в белом. Девушка было бросилась навстречу, но это оказалась всего лишь медсестра. За ней показалась другая. Через пару минут появилась бригада хирургов.
   — Ну как? — дрожа от нетерпения, спросила Юлия ведущего хирурга.
   — Операция прошла нормально, всё сделано, как было намечено. Мы довольны. А об окончательных результатах можно будет судить недели через две, после первых шагов реабилитации.
   Юлия дождалась, когда на каталке вывезли Андрея Николаевича. Голова его была плотно забинтована, веки закрыты, лицо бледное, как мел.
   Проводив взглядом каталку, девушка обернулась и увидела стоящего неподалёку одного из членов бригады врачей. Это был очень красивый молодой человек — с медальным лицом, высокого роста, со слегка вьющимися белокурыми волосами и с аристократической осанкой: прямая спина, высоко поднятая голова… Ну прямо сказочный принц, только без короны и шпаги. Он смотрел прямо в глаза Юлии и улыбался, будто они были давно знакомы.
   Что-то живо шевельнулось в её душе, и она поспешно прошла мимо. Но, минуя его, она услышала слова, сказанные приятным тенором :
   — Не переживайте, дорогая, всё будет хорошо.
   — Спасибо,- машинально ответила девушка.
    Когда она пришла в свой номер в отеле, навстречу ей бросилась Акулина Ивановна :
   — Как дела, Юленька?
   Девушка взволнованно рассказывала об операции и её ожидании, Акулина Ивановна требовала всё новых подробностей.
   Юлия же, закончив рассказ, была очень недовольна собой: в её воображении постоянно возникал образ красавца-хирурга.
                                       --------------------------
   На следующий день она, как обычно, шла по коридору клиники, направляясь к своей палате. На её пути оказалась группа молодых людей в белых халатах, очевидно, студентов. В центре группы она увидела злополучного красавца, который что-то объяснял будущим врачам. Он поймал Юлию взглядом и снова дружески улыбнулся ей. Девушку будто обдало жаром. Она покраснела и ускорила шаг. Он всё смотрел и смотрел ей вслед, так что ноги её заплетались. Входя в палату, она не смогла побороть себя и оглянулась. Он продолжал ей улыбаться.
   — Доброе утро, дорогой мой Андрей Николаевич! — весело приветствовала она больного. Потом склонилась к нему и поцеловала. Ей показалось, что он сделал какое-то движение губами, пытаясь ответить.
   — Вы сегодня гораздо лучше выглядите,- продолжала она. — Наверно, врачи вам уже сообщили, что операция прошла успешно. А я вам сейчас расскажу, что я делала без вас и что вообще творится в мире.
   И Юлия принялась за свою обычную утреннюю беседу, которую закончила словами :
   — Пока что у нас одни мои монологи, но я уверена, что вот-вот будут диалоги!
   Пришла медсестра и сообщила Юлии, что её приглашают на лекцию о реабилитации послеоперационных больных.
   Придя в лекционный зал, она в смятении увидела на кафедре всё того же красавца. Когда зал наполнился, он вышел из-за трибуны и объявил :
   — Меня зовут Генрих Кранц, и я расскажу вам, как ухаживать за больными, перенёсшими операцию, как возвращать их к нормальной жизни.
   На протяжении всей лекции он не отрывал взгляда от Юлии, а она сидела, как кролик под взором удава — вся красная, не в силах пошевелиться и ничего не соображая.
   Закончив лекцию, он подошёл прямо к девушке и сказал :
   — Мне положено проводить и практические занятия со слушателями, так что я сейчас пройду с вами в палату и покажу некоторые приёмы реабилитации.
   Он просунул руку под её локоть и сжал ладонь Юлии. Её как-будто ударило током. И не было сил противиться.Она чувствовала, что вся в его власти.
   Они пришли в палату, сели возле постели больного, и врач стал показывать тренировочные упражнения для его конечностей. Потом доктор Кранц попросил  Юлию повторить его действия. Она чувствовала себя как после наркоза, и всё делала не так. Генрих при этом брал её за руки — искра пробегала вновь и вновь -и показывал как надо.
   Когда сеанс окончился, врач предложил :
   — А теперь пойдёмте пообедаем.
И она послушно последовала за ним.
   Оглянувшись, Юлия заметила какое-то беспокойство в глазах Андрея Николаевича. Губы его беспомощно шевелились, пытаясь что-то произнести.
   «Он хочет меня предостеречь»,- мелькнуло в её голове.
   — Не беспокойтесь, всё будет в порядке. Я скоро вернусь, — успокоила она его.
   Генрих Кранц привёл её в ресторан, и она не в силах была сопротивляться.
   Они молча съели заказанные кушанья, а потом молодой человек взял её за руку и страстно заговорил :
   — Я люблю вас, Юлия! Люблю с первого взгляда. У меня никогда не было ничего подобного. Вы прелестны, я в жизни не видел таких прекрасных зеленоватых глаз. Я вижу вас во сне. И я чувствую, не отпирайтесь, что вы готовы ответить на мою любовь.
   — Юлия, — продолжал он, — какое красивое имя! Так вот, я уважаю ваши чувства к вашему русскому. Но вы посмотрите на себя: вы же измучались, ухаживая за ним. У вас беспросветная жизнь. Вы губите свои лучшие годы! Не отказывайте себе и мне в возможности ни с чем несравнимого счастья — счастья любви. Ну подумайте сами:  что потеряет ваш русский от того, что его любимая получит свой кусочек радости, что в её окошко, сквозь тучи жизни на минуту пробьётся лучик счастья.
   Генрих Кранц наклонился к ней и поцеловал прямо в губы. И к своему ужасу, она не оттолкнула его.
   — Юлия, давайте встретимся не в стенах клиники!- продолжал он. У меня есть уютная квартирка в центре города, там нам никто не помешает. Не упускайте своего счастья, Юлия! Нашего счастья! Назначьте день!
   Девушка с трудом поднялась, слегка оттолкнув его, и бросилась прочь.
   Вбежав в свой номер отеля, она кинулась на грудь Акулины Ивановны и слабым голосом произнесла :
   — Ради бога, спасите меня! Я пропадаю!
   И, обливаясь слезами, она рассказала пожилой женщине о встрече с прекрасным принцем, о той власти, которую приобрёл он над ней.
   — Что же мне делать? — жалобно прошептала она. — Он приворожил меня, околдовал! Я не могу ничего с собой поделать! Я чувствую, что этот человек может делать со мной всё, что захочет! Но я же люблю Андрея Николаевича! Я отдана ему судьбой!
   — Мне совестно сознаться в этом, но я в какой-то момент представила себе свидание с этим немцем, — Юлия стыдливо закрыла лицо ладонями.
   — Ну не убивайтесь вы так, Юленька! — пожалела её Акулина Ивановна. -Вы же живой человек! А жизнь у вас последнее время — просто ужас: ежедневные дежурства в больнице, уход за тяжело больным, кормления, подмывания, упражнения… Посмотрите, на что вы стали похожи! Худая, как щепка, глаза в поллица. Питаетесь как попало! Не мудрено, что вам в какой-то момент захотелось развлечься, отойти от этой беспросветной жизни, расслабиться, снова почувствовать себя женщиной — привлекательной, соблазнительной, всемогущей… Вот и случилась беда!
   — Всё это не оправдывает мою слабость, — печально проговорила девушка,- я не должна опускаться, не должна превращаться в безвольную куклу.
   — Может, он гипнотизёр? — предположила Акулина Ивановна.
   Юлия пожала плечами.
   — Вот что,- предложила пожилая женщина, — сядьте, дорогая моя, успокойтесь и расскажите мне всё, что связано у вас с Андреем Николаевичем. Может, это придаст вам силы.
   Девушка устроилась поудобнее на диване и начала свой рассказ.
   Она вспомнила их первую встречу в метро, рассказала о предсказании гадалки, об их чудесных диалогах, в которых они были удивительно единодушны, поведала о сцене на кладбище, о встрече с цыганкой и благородном поступке Андрея Николаевича, и, наконец, о трагическом происшествии на Остоженке.
   — Удивительно, как чиста и светла ваша история, как радостна! — воскликнула Акулина Ивановна. — Такое не может окончиться дурно!
   — Вот вам мой совет, Юлечка, — продолжала она. — Чтобы избавиться от этого наваждения, вам нужно сходить в церковь, исповедаться. Я знаю тут один православный храм под Берлином. В ближайший выходной я провожу вас туда.
   — Ну что ж,- согласилась Юлия,- хотя я после того, как мама меня крестила, в церкви была всего пару раз, но мне однажды уже помогла религия — ведь на всё лечение Андрея Николаевича деньги пожертвовал верующий человек, и именно во имя веры. Я готова обратиться к Богу и на этот раз.
                                          ---------------------
   На следующий день, придя в клинику, Юлия спросила медсестру :
   — Скажите пожалуйста, что за человек Генрих Кранц?
И та ответила :
   — О, наш красавчик — страшный человек! Сущий дьявол. Он перепортил всех девчёнок в клинике.
   Потом она внимательно посмотрела на Юлию и сочувственно произнесла :
   — И вы попались?
А, помолчав немного, добавила :
   — Если вы действительно хотите избавиться от его чар, последите за ним внимательно. Бог даст — поможет...
   В этот день Юлия проводила с Андреем Николаевичем очень активную зарядку. Она почувствовала, что руки и ноги его постепенно оживают, пытаются двигаться. Он постоянно шевелил губами, издавал какие-то горловые звуки, пытаясь что-то произнести.
   И вот в какой-то момент он сложил губы трубочкой и произнёс, глядя на неё :
   — У -Уля!
   Девушка запрыгала от радости и побежала сообщать об этом лечащему врачу. Она влетела в ординаторскую и замерла.
   Её зловещий красавец, крепко обняв девушку в белом халате, приник к её губам...
   Юлия выскочила из комнаты, громко хлопнув дверью. Её будто обдало холодным душем, перехватило дыхание.
   В середине дня Генрих Кранц заглянул в её палату и пригласил пообедать.
   Юлия сперва было решила отказать ему на этот раз, но потом вспомнила совет медсестры и решила понаблюдать за доктором.
   В ресторане он вновь взял девушку за руку и стал горячо объяснять :
   — Вы должны меня понять, Юлия. То что вы увидели — это осколки старого романа. С этой девочкой меня когда-то многое связывало, и я, как порядочный человек, не мог вот так с ней молча расстаться. Я должен был смягчить удар.
    Юлия выслушала его молча, а он обласкал её своим неотразимым взглядом.
   По окончании обеда Генрих взял в руки принесённый официантом счёт и начал  придирчиво изучать его. Потом задал официанту несколько вопросов и стал бурно протестовать по поводу какой-то цифры в счёте. Юлии это было неприятно, и она спросила :
   — О какой сумме идёт спор?
   — Он обманул меня на целых три марки! — возмущённо ответил молодой человек.
   Девушка достала из сумочки деньги, молча положила на стол и направилась к выходу.
   — Я жду назначения даты! — крикнул ей вслед Кранц.
   После обеда Юлия продолжала упражнения с Андреем Николаевичем.  Пробовала учить его говорить, и с удовольствием обнаружила, что он уже может произносить слоги.
   Затем, когда он задремал, Юлия вышла в коридор, поднялась на другой этаж и оказалась рядом с операционной. Приоткрыла дверь и заглянула.
   Она  появилась здесь в очень примечательный момент. Только что закончилась операция, медсёстры производили последние послеоперационные процедуры: бинтовали пациента, обтирали и обмывали его, складывали инструменты. А рядом хирурги — о боже! — обсуждали, как поделить деньги, положенные за проведённую операцию.
   Они спорили, кричали, что-то доказывали друг другу. И больше всех горячился Генрих Кранц. Он был весь красный, размахивал руками и говорил непрерывно. Красавчик отвлёкся от спора только однажды: посмотрев на работу медсестры, он сделал ей замечание :
   — Марта, ты что это расходуешь так много бинта? Это же ты мотаешь на него наши деньги!
   Юлию эта картина покоробила. Она захлопнула дверь и направилась в свою палату.
                                            ---------------------------
   В воскресенье Акулина Ивановна подняла Юлию ни свет ни заря, и они отправились в русскую православную церковь, которая находилась в пригороде Германской столицы.
   Накануне пожилая женщина посадила девушку рядом с собой и сказала :
   — Исповедь — это очень ответственное дело, и к ней надо подготовиться. А подготовка состоит в том, что нужно прожить тот отрезок жизни, за который собираешься исповедоваться. Когда ты серьёзно вдумаешься в свою жизнь, то сможешь раскрыть и показать все потаённые уголки своей души...
   Так что весь предыдущий вечер Юлия обдумывала содержание будущей исповеди.
   А сегодня они на автобусе пересекли весь Берлин и часам к одиннадцати оказались у живописной белоснежной церкви с синей луковкой на вершине.
   Внутри она тоже была очень светлая и уютная.
   Их встретил священник — отец Тихон, благообразный седовласый старичок с добрыми глазами. Поздоровавшись, он сказал :
   — Акулина рассказывала мне о вас, Юлия. Она сказала, что это первая ваша исповедь, не правда ли?
   Девушка подтвердила.
   — Ну что ж,- продолжал священник,- давайте присядем вот здесь, в уголке, и я поведаю, что вам знать должно.
   Он усадил девушку на лавку, сел рядом и заговорил :
   — Преступая порог храма, вы должны ощущать себя не просто в здании церкви, а в новом духовном мире. Это создаёт особый настрой, необходимый для свершения таинства.
   Исповедь — это когда верующий остаётся один на один с Богом. Священник в данном случае только посредник.
   — Каждый верующий знает, — продолжал он, — что едва ли не самое главное событие в судьбе человека — это когда он покидает земную обитель, готовится предстать перед Богом и покаяться в грехах своих. Так вот исповедь — это как бы репетиция предстояния перед Всевышним. В этот момент не может быть никакого обмана. Что ты можешь сказать Ему — Тому, Кто  знает о тебе всё? На исповеди ты только открываешь собственную душу, причём по своей воле. Открываешь такую глубину, где иной раз одна только грязь и смрад. И ты это выкладываешь перед Богом, чтобы он тебя очистил.
   — Тот, кто исповедуется, должен быть совершенно искренним, без этого не будет покаяния.- отец Тихон перекрестился и вновь заговорил :
   — По православному учению, грех — это болезнь, а без покаяния невозможно поставить диагноз, а значит невозможно и лечение.
    Помолчав минуту, он заключил :
   — А теперь, дочь моя Юлия, уединимся для совершения таинства исповеди.
   Они перешли в исповедальню, и девушка откровенно поведала о чудесной встрече с Андреем Николаевичем, об их духовной близости и возникшем чувстве.
   Потом описала встречу с Генрихом Кранцем, о внезапно вспыхнувшей страсти и безуспешных попытках побороть её.
   Теперь она молит Бога, чтобы он помог ей очиститься от порочных мыслей и не допустить греха.
   Закончив исповедь, девушка разрыдалась, и священнику пришлось долго успокаивать её. Когда Юлия пришла в себя, отец Тихон продолжал свою проповедь:
    — Все мы созданы по образцу Божию, и за этот дар несём огромную ответственность.
   Священник положил руку на плечо девушки и тихо произнёс :
   — Что такое полюбить человека? Это означает так взглянуть на него, так проникнуть вглубь, чтобы прозреть его подлинную духовную сущность, которая и является образом Божиим. Нужно уметь проникнуть сквозь видимое, но наносное, в подлинное, но сразу не видимое, глубинное — в другом человеке. Настоящим, истинным является увиденный в любимом человеке образ Божий, и порой надо быть очень проницательным, чтобы обнаружить его...
   Прощаясь, Юлия благодарила отца Тихона и закончила словами :
   — Я сожалею, что столько лет жила без Бога.
   — Как без Бога,- возразил священник, — а любовь у тебя была?
   — Была и есть, — отвечала девушка.
   — Так Бог и есть любовь,- пояснил он. — Значит, Он всё время с тобой...
На обратном пути Юлия долго молча смотрела в окно автобуса, а тактичная Акулина Ивановна не беспокоила её.
   Наконец, девушка обернулась и заговорила :
   — Славная моя Акулина Ивановна, нет слов, чтобы выразить мою благодарность за то, что вы направили меня в церковь! Какой замечательно мудрый и добрый этот отец Тихон! Он свёл меня с Ним,- девушка подняла взор к небу.
   — Мне всё стало ясно, — продолжала она. — Как хорошо сказано: надо смотреть не на внешнее, наносное, а на глубинные черты человека! Это прямо мой случай! Как же я поддалась на эту красивую упаковку, под которой скрывается ложь, сладострастие, эгоизм, патологическая жадность и мелкое скупердяйство!
   — Как я забыла о необыкновенных качествах моего любимого: поразительной прямоте и честности, безграничной самоотверженности и щедрости, способности всецело отдаться великой любви!
   Вот в нём-таки действительно виден образ Божий. В нём и только в нём!
А какие у него бездонные глаза! Наверно, такими глазами глядит на мир  Всевышний!
   — Вы знаете, Акулина Ивановна, — с чувством произнесла девушка,- войдя в стены церкви, я ощутила, будто во мне зазвучала какая-то прежде молчавшая струна. А после бесед со священником и с Ним, ко мне пришло просветление.
   Правильно сказал отец Тихон: грех — это болезнь. Я рассказала Богу о своей болезни и он вылечил меня. Всё, с этим покончено! Спасибо вам, дорогая моя спасительница!
                           -----------------------------------------
   Надо признать, что выздоровление Юлии протекало не безболезненно. На следующий день, ознаменовавшийся тем, что Андрей Николаевич впервые сел на своей постели и активно произносил слоги и даже односложные слова, в палате появился Генрих Кранц, и при этом сердце девушки встрепенулось и едва заметно, но всё же потянулось навстречу. Но Юлия поборола себя, и когда молодой человек попытался взять её за руку, сдавленным голосом произнесла :
   — Не прикасайтесь ко мне!
   — Что случилось? — удивился он.
   — Вам лучше уйти, — ответила она.
   Он пожал плечами, но удалился.
   Когда через несколько часов Кранц появился снова и пригласил её в ресторан, девушке пришлось представить себе минувшую встречу с Богом, чтобы защититься от чар Генриха. Потом она регулярно прибегала к этому лекарству, и оно явно оказывало своё действие: вскоре Юлия почувствовала, что сердце её успокоилось, и она вырвалась из-под власти молодого красавца.
   — Здорова! Свободна! — радостно пела её душа.
   Теперь она встречала его появление спокойно, и смотрела на доктора, как, наверное, смотрит женщина на мужчину, который много лет назад был её мужем, а теперь совершенно безразличен ей.
   Тем временем восстановление здоровья Андрея Николаевича продвигалось такими темпами, что поражало даже врачей.
   Он встал на ноги и пошёл — сперва с помощью Юлии, потом — с костылями, с палочкой и, наконец, самостоятельно.
   Также бурно восстанавливалась и его речь. Первая фраза, которую произнёс он, хотя и не вполне ясно, была :
   — Я люблю вас, Юлия!
При этих словах у девушки выступили слёзы.
   А потом пошло-пошло, и вскоре свершилась ближняя мечта девушки — они перешли к диалогам. Она подробно рассказывала ему обо всём, что случилось в период его беспамятства, он без конца распрашивал и комментировал её рассказы.
   Об одном она не рассказала — о своём безрассудном увлечении. Но, судя по его поведению и некоторым вопросам, Андрей Николаевич о чём-то догадывался.
   Наконец, наступил день, когда лечащий врач объявил :
   — Пациент может возвращаться домой, он больше не нуждается в нас.
   Московский миллионер, которого Юлия подробно информировала о ходе лечения, прислал памятные подарки для хирургов и лечащих врачей: изделия народных промыслов из Загорска, Федоскино, Хохломы, и девушка вместе с Андреем Николаевичем торжественно вручила это всё — вместе с горячей благодарностью от них обоих...
   И вот они уже прилетели в Москву. Юлия, не раздумывая, поехала в квартиру Андрея Николаевича и поселилась в другой комнате — ему ещё трудно было обходиться без посторонней помощи, да и ей самой не хотелось разлучаться с ним: она так привыкла к его присутствию, что не представляла себе иной жизни. Даже когда он был неподвижен, Юлия всё время ощущала на себе согревающий взгляд его чудесных глаз.
   Жизнь входила в своё нормальное русло. Через некоторое время девушка вновь вышла на работу в школу, Андрей Николаевич продолжал совершенствовать свои жизненные навыки, и также готовился продолжить учительство. Он ежедневно проводил очень серьёзную зарядку, вместе с Юлией выходил на прогулки.
   Они вдвоём посетили своего благородного спонсора, вручили ему огромный букет роз и горячо благодарили.
   Однажды Юлия села рядом с Андреем Николаевичем, заглянула в глаза и спросила :
   — Интересно, почему вы, молодой человек, не делаете мне предложение? Уж сколько времени мы живём под одной крышей, а вы, бессовестный такой, ни гу-гу! Так не поступают джентльмены!
   — Я просто не решаюсь, Юлия! — ответил он, опустив глаза.
   — И давно вы стали таким скромным? — деланно возмутилась она. — То имеете наглость приставать к молодым женщинам в метро, а то вдруг «не решаюсь» — передразнила она.
   И тогда Андрей Николаевич опустился на колени и торжественно произнёс :
   — Юлия, я люблю вас больше жизни! Будьте моей женой!
   С этими словами он надел ей давно заготовленное обручальное кольцо.
   Девушка поцеловала его и весело сказала :
   — Давайте я вам помогу встать, бедный мой жених.
   И добавила :
   — Я уже прошла с вами огонь и воду, осталось только дожить до медных труб!
   — Теперь уж обязательно доживём, — твёрдо произнёс Андрей Николаевич.
                                           ----------------------------
   После своей исповеди и выздоровления от чар Берлинского красавца, Юлия в глубине души думала, что ей придётся провести с собой определённую духовную работу, чтобы утвердиться в любви к Андрею Николаевичу. Но всё оказалось гораздо проще. Прислушавшись к себе, она ощутила, что за месяцы, проведённые с ним, возникшая ранее тёплая симпатия превратилась в большое, горячее чувство. Как ни странно, весь её уход за больным, его обмывание, касание его тела — как оказалось, совсем ещё не старого, крепкого — упрочило её любовь, даже добавило что-то эротическое. Она не переставала удивляться, но это было так: Андрей Николаевич стал для неё родным, любимым и даже желанным мужчиной.
Видно, цыганка правильно предсказала им обоим: они созданы друг для друга. Ни он ни она никогда не ощущали подобных чувств к представителю противоположного пола. Так рассудил Всевышний!...
   Они собрали гостей — в основном, сослуживцев из двух школ — и объявили о помолвке. И все с удивлением наблюдали, какими нежными взглядами обмениваются эти необычные молодые, как они трогательно держатся за руки.
                                         --------------------------------
   А потом грянула свадьба. Они отмечали её в небольшом ресторанчике, недалеко от дома Андрея Николаевича. Всё те же гости из двух школ восхищённо наблюдали, как сладко и долго целуются молодые по команде «горько!»
   Гости со стороны жениха восхищались красотой невесты и говорили, что завидуют Андрею Николаевичу. А гости со стороны невесты «алаверды» восхваляли жениха и твердили, что завидуют Юлии.
   А дальше потекла обыденная жизнь. Новоиспечённый муж вышел на работу, и от происшешего с ним несчастья остались только не очень заметная хромота и небольшое заикание. Да и это, как убеждали врачи, должно было пройти со временем.
   Андрея Николаевича очень беспокоило, как пройдёт их первая брачная ночь. Он даже в тайне от Юлиии запасся специальными таблетками. Но всё прошло нормально.
   Надо сказать, что сексуальная сторона их семейной жизни немало тревожила Андрея Николаевича в связи с разницей в возрасте и перенесённой травмой, поэтому трудно описать его радость, когда однажды, после занятия любовью, Юля, уткнувшись носом в его плечо, созналась :
   — Если бы я знала, что это так хорошо с тобой, я бы попросилась замуж гораздо раньше.
   В темноте не было видно, как его лицо расплылось в счастливой улыбке.
                                  ----------------------------------------
   Пробежал первый год их совместной жизни. Всё это время Андрей Николаевич изо всех сил старался добиться того, чтобы их семья избежала серенького, однообразного существования, которое может надоесть молодой жене. Они регулярно ходили в театры, на концерты, веселились на торжествах сослуживцев, Андрей Николаевич чуть не каждый день приносил жене цветы. Но больше всего муж поражал её совершенно неординарными поступками в самых сложных жизненных ситуациях.
   Всё у них было хорошо, омрачало их существование только одно: никак не сбывалась их заветная мечта — не получался ребёнок. Они побежали по врачам, прошли обследование. Всё, вроде бы, у обоих в порядке, а результата нет. Особенно переживал Андрей Николаевич: он боялся, что ему не хватит времени...
   В результате он первый предложил :
   — Юленька, а давай возьмём ребёнка из детского дома!
   — Ты угадал мои мысли! — радостно воскликнула она. — Я только не решалась сказать.
   А потом пошли изнурительные хождения по инстанциям, унизительные допросы на комиссиях, «подмазывания» здесь и там, в местах наибольшего трения. Параллельно всем этим делам, они обходили детские дома и подбирали себе ребёночка.
   Но всё, даже самое тяжёлое и неприятное, когда-то кончается. И вот в их доме появился трёхлетний Ванечка, «Иван Андреевич», как уважительно называл его Андрей Николаевич. Это был замечательный голубоглазый карапуз, родители которого погибли на затонувшем пароме.
   И всё-таки бывают на свете чудеса!
Только-только Ванечке стукнуло четыре года, как однажды Юлия, обняв за шею мужа, прошептала ему в ухо :
   — У нас будет ребёнок.
   Они тут же сели за стол, взяли калькулятор и лист бумаги, и стали прикидывать свой бюджет.
   Слава богу, недавно прибавили зарплату учителям, и с их дополнительными уроками сумма получалась неплохая. Да тут ещё Ванечка пошёл в садик, так что они избавились от расходов на няню. В общем, выяснилось, что ничего — они выдержат.
   Юлина беременность проходила с осложнениями, несколько раз она ложилась в больницу и заставила Андрея Николаевича порядком поволноваться. Но, слава богу, всё обошлось, и в положенное время молодая мама родила девочку.
   Когда через несколько дней Юлия появилась на крыльце родильного дома, её встречало звонкое пение труб. Духовой оркестр из пяти мальчиков исполнял «Прощание славянки».
   На её вопросительный взгляд Андрей Николаевич пояснил :
   — Это мои ученики, одновременно учащиеся музыкальной школы. Ты же мечтала дожить до медных труб? Так вот они!
Юлия прижалась головой к плечу мужа и нежно произнесла :
   — За что я тебя люблю, так это за неистощимые выдумки. Спасибо тебе, дорогой, я счастлива. А как назовём дочку?
   И пышущий радостью отец ответил :
   — Моим любимым именем, которое мне цыганка предсказала. Дочка будет Юлия. Юлия младшая! И пусть у неё будут такие же родинки и такие же прекрасные глаза — карие с зелёной искоркой.
   — И пусть ей встретится такой же замечательный человек, как её папа .- добавила Юлия.


  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +5
  • 0
  • 2006

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

2 комментария

avatar
Прозаики у нас в дефиците. )) 
avatar
Спасибо за внимание!

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.