Легенды пишут победители

/ / Проза Современная проза (вне жанров)

Легенды пишут победители


Цепи… Полный мрак, голод и цепи… То что я помню с немыслимо давнего времени. Если бы не сила, которая текла в моей крови, я был бы уже давно мертв.
Века назад я был магом. Я увлекался опытами, пытался помогать людям. Чума и голод обходили стороной деревни, которые я проезжал. Но однажды… однажды я влюбился. Она была прекрасна. Тоненькая как стебелек, умная, с чистой душой… Я пытался привлечь ее внимание, но она была непоколебима. И тогда я похитил ее.
Марья. Моя маленькая девочка. Я сейчас понимаю ее, я был намного старше. Но сердцу ведь не прикажешь. Со временем она оттаяла, а поняв мои действия начала помогать, собирая знания по крупицам. Я не учил ее, она сама обладала талантом подхватывать на лету. В ее руках секреты древних оживали. Однажды она попросила меня рассказать о бессмертии, которым я наделен. Я ответил честно и искренне, что увы, но ей суждено умереть. Наш ребенок, если он родится, будет обладать моей силой, ибо она в крови. Ничего не сказала Марья, только продолжила учиться.
Жизнь шла своим чередом, пока в один момент меня не одолел сон. Я не знаю, сколько я спал, но проснулся в полном мраке, скованный цепями. Мои попытки вырваться были тщетными. Я был непривычно слаб. Внезапно впереди зажегся огонек свечи. Марья… Она стояла возле меня, смотря мне в глаза. Ее прекрасные волосы были собраны в косу, а она улыбалась. Внезапно она вскинула руку и запястье обожгла боль. В свете свечи я увидел, что там уже много порезов, чем и объяснялась моя слабость. Она подставила чашу, и капли крови забарабанили по металлическому дну.
— Ты и в самом деле думал, что я соглашусь умереть в безвестности, как твоя прислуга и наложница? Этому не бывать.
Голова закружилась. К горлу подкатила тошнота. Моя кровь как источник силы. Марья нашла ей применение, а я стал ее рабом. Она ушла, а я остался в одиночестве.
Шло время. Она ни разу не давала мне есть или пить. Тело иссохло, но не могло умереть. Один бог знает, сколько раз я просил его о смерти. Сколько раз я проклинал свое существование. Марья приходила ежедневно, за новыми подачами крови. Она не старела, но ее тело стало олицетворением силы и здоровья. Однажды она пришла и сказала, что вышла замуж. Я едва смог прошептать посиневшими губами что это ее выбор, но рано или поздно муж узнает о двойственной натуре его избранницы.
— Муж? Иван? Да он дурак. Он будет делать то, что я скажу.
Внезапно тьму рассеяла тоненькая полоска света, оборвав мои воспоминания.
— Есть кто?
Голос был незнакомым, мужским. Дверь приотворилась еще больше, в комнату протиснулся мужчина. Протиснулся и замер на месте, рассматривая меня.
— Воды… — мой голос показался мне жалким и беспомощным. Он развернулся и ушел. Иван… Я запомнил твое имя, хоть никогда и не видел.
Через минуту он вновь показался в проеме, таща ведро с водой. Боже, как я соскучился по этому. Он приподнес его к моему рту. Прохлада обожгла мое горло, я поперхнулся. Прокашлявшись, я начал жадно пить, ощущая как сила заполняет тело. Оторвавшись от него лишь когда показалось дно, я попросил еще. Когда Иван вышел, мою голову наполняли мысли. Это мой шанс. Но силы возвращаются слишком медленно. Рано или поздно он проговорится, что знает о моем существовании.
Когда он принес воду, я попросил вылить на меня, чтобы хоть немного отбить вонь. Я не мылся со времен своего заточения. Фекалии покрывали пол там, где я висел. Вода скользнула по телу, смывая грязь. Блаженство…
— Принеси еще.
— Может для начала представишься и расскажешь, как здесь очутился?
Я задумался. Я не помню своего имени… Оно кануло в лету вместе с тем, кем я был ранее. Осталась сила, знания, но не личная память. Я мог бы рассказать о Марье, но глядя на этого добродушного мужика я передумал. Нет смысла. Она была права, это безвольное создание.
— Я… – в голове пролетело тюркское слово «кос», которым они называли рабов. – Кощей. Меня зовут Кощей. А теперь принеси воды. Большего я не прошу. Потом я расскажу тебе все что пожелаешь, Иван.
-Откуда ты знаешь мое имя?
Я только улыбнулся. Нужно держать имидж загадочного старика. Пусть принесет, пусть выйдет. Мне нужна открытая дверь. Марья знала что делает, погружая меня во тьму. Он постоял немного, взял ведро и вышел.
Тень. Она расплывалась перед моими ногами. Она то мне и нужна.
— Чернобог! Однажды ты просил меня стать сосудом для твоей силы, и я отказался. Сейчас же я взываю к тебе. Услышь меня. – тень под моими ногами заколебалась, пошла рябью. Он придет, ему важно иметь своего представителя в этом мире. Светлые боги отвернулись от меня, когда я попал в заточение. Пришло время мести.
Иван зашел в комнату, смотря на меня из-под лба. Кажется он ощутил неладное.
— Вот вода. Но сперва расскажи.
— Иван! Ты где? – послышался голос издалека. Марья. Мой шанс.
Мои глаза вспыхнули зеленым светом, когда сила Чернобога соединилась с остатками моей. Руки напряглись. Ну же, еще немного. Послышался скрежет метала. А я ведь говорил, железо сейчас плохое делают, не тот сплав. За триста лет пришло в негодность. Осколки цепей полетели вокруг, одно звено попало в моего незадачливого спасителя. Из его руки заструилась кровь. Земля приняла мое тело легко, невесомо. Шаг, еще шаг. Я хлопнул Ивана по плечу. Он рухнул, когда энергия затуманила его сознание.
— Спасибо. Но на этом нам следует попрощаться мой друг.
Свет немного резал глаза. Я шел вперед, тело распирала сила. Впереди мелькнула фигурка человека. Я ускорился. Марья. Она бежала вперед, но сейчас жертва и охотник поменялись местами. Когда я загнал ее в тупик, она хрипло дышала
— Ну, вот и встретились, маленькая моя. — Она взвыла, обернувшись. Прыжок вперед с намерением вцепиться мне ногтями в глаза. Да, были бы зрители, было бы смешно. Взрослая леди, в три раза крупнее меня, прыгает на старика. Пути Творца неисповедимы. Движением руки я отбросил ее в сторону. Она ударилась о стену, и сползла, затихнув. Я подошел к ней. Триста лет мучения. Три века пыток. Один удар отделяет от мести. Я поднял руку, чтобы сделать последний удар…и опустил ее. — Я люблю тебя. Пусть тебе это и не нужно.
Наклонившись, я перекинул ее через плечо, и пошел прочь из замка.

 

***


Она пришла в себя. Я понял это сразу, когда ее нога согнулась, ударив лошадь в бок. Ничего, пусть брыкается. Арго выдержит и не такое. Я создал его в дни своего величия как средство передвижения и оружие от разбойников, которые развелись в лесах после войн и чумы. Когда я был пленен, он не стал подчиняться, и просто сбежал, откликнувшись лишь сейчас на мой зов. Я приостановил его, слез и подошел к моей пленнице.
— Убей меня. – тихо прошептала она.
— Не могу. Я люблю тебя.
— Это ведь твои проблемы. Как и были триста лет назад. Ты похитил меня из отчего дома, забрал…
— И дал все, что я имел.
— А что ты имел, кроме знаний? У тебя никогда не было дома. Не было ничего. Только цель. Иван придет. Он не может не прийти.
— Пусть приходит.
Я снял пояс и завязал ей рот. Не хочу я сейчас слышать ее язвительные речи. Хорошо, что в доме была одежда. Думаю, путешествовать в тех лохмотьях, в которые я был облачен эти века, было бы стыдно.
Я прикрыл глаза. Сосредоточился. Она права. Перед внутренним взором замелькали картины. Четвертый ребенок в семье, Иван никогда не был чем-то стоящим. Все помыкали, использовали. Сперва сестры из дома замуж сбежали, а потом и он женился на Марье. Сейчас он шел по лесу, откидывая ветки булавой. Глупый выбор оружия. Хотя, судя по его неуклюжести, он неспособен управляться мечом или еще чем-то стоящим.
Так. Следовательно, он идет по следу. Хоть он и идиот, но не могу я его просто так убить. Косвенно, он освободил меня. За помощью он способен обратиться разве что к шуринам. Но толку от этого не будет. Они имеют силу, но направленную на целительство. Травники, живущие в лесах. Как сейчас принято таких называть, знахари.
Я сел на Арго и немножко прижал его бока коленями.
— Вперед, мой верный друг.

***

Костерок привычно трещал. Как же я соскучился по этому звуку. Марья сидела тихо, внимательно смотря на меня.
— Ну что же ты молчишь? Вот тут поставим шатер. Ты ведь хотела дом? Будет тебе дом, я словами не разбрасываюсь. Но и я хочу от тебя ребенка.
— Много хочешь. – она отвернулась и сплюнула на землю.
— Где же твои манеры, миледи? Куда исчезла та, которую я забрал из деревни, погибающей от оспы?
— Умерла, когда ты отнял ее у семьи.
— Неисправимая… Ладно, сиди здесь, я сейчас.
Я отвернулся от нее. Люблю и ненавижу одновременно. Нужно добыть пищу, пока она привязаа к дереву.
Лес будто бы вымер. Тишина. Даже птиц не слышно. Странно… Они ощущают энергию Чернобога? Силу смерти? Я сосредоточился, пытаясь ощутить биение жизни. Вот рядом сердце Марьи, а вот… Да, это оно. Я пошел в кусты, мысленно приказав находившемуся там не шевелиться.
Олень. Он стоял, практически полностью скрытый кустами, и внимательно смотрел на меня.
— Извини меня, но я должен забрать твою жизнь, чтобы продолжить свою.
Один удар палкой, которую я использовал как трость заставили его рухнуть. Сейчас опалю шерсть огнем, а тогда… Что-то не так. Марья… Вот зараза. Ее сердце стремительно удалялось от меня, а рядом с ним билось еще одно. Иван.
Бросившись к кустам, я вскочил на Арго и заставил того пуститься галопом. Спустя несколько минут я уже сравнился с беглецами, и приказал лошади остановиться. Спустившись, я повалил Ивана на землю.
— Ты идиот? Я верю, ты спас мою шкуру своей тупостью, но я не из тех с кем можно играть.
— Она моя же…
— Она вдовой станет, если ты еще раз появишься передо мной. Я ясно сказал? Четко? Тебе все понятно?
— Я…
— Да заткнись ты, придурок. Ну вот для чего он нужен тебе? Город пахать? – я сплюнул, и дал ему подзатыльник. Ивана перекосило, он рухнул на землю. – а ты вставай, поехали, пока этот блаженный не пришел в себя.
— Ты уверен, что не проломил ему череп?
— Марья… Если бы я хотел убить, то убил бы. Ты ведь знаешь это. Сама залезешь на Арго, или помочь?
Она лишь молча змеей посмотрела на меня, и перекинула ногу через круп лошади. Эх, ну когда она образумится…

 

***

Вторая попытка была наподобие первой. Стоило мне отвернуться, как Иван уже окучивал девушку, пытаясь ее увезти. Пришлось в очередной раз напомнить ему, о его месте в этом мире, и что не стоит пытаться украсть то, что тебе не принадлежит. Особенно у меня.
Но сейчас я был в бешенстве. Я не ел бог знает сколько. Стоило мне провести охоту, или попытаться сделать жаркое, как он появлялся рядом. Третий раз.
Я не приказывал его лошади остановиться. Я попросту остановил на скаку ее сердце, вобрав в себя силу Жизни. Спасибо Чернобогу за подаренные возможности. Иван слетел, пролетевши несколько метров, и ударился о землю. Марья успела соскочить, прежде чем ее прижало к земле трупом коня.
Я медленно, с хищной улыбкой соскочил с Арго и пошел к Ивану.
— Стой! Он больше не будет!
— Я знаю, маленькая. Нет, он так просто не умрет.
Я скользнул по позвоночнику рукой, заставляя его вновь срастись. Он издал хриплый стон и открыл глаза.
— Вот и свиделись в третий раз. Я ведь тебе уже говорил, что ты придурок? Говорил. Я давал тебе возможность успокоиться и найти то, что тебе подходит больше, чем она? Давал. Ну вот что ты из себя представляешь?
— Я воин.
— Тьху, ты отражение свое видел хоть раз? Ну хорошо, герой. Бери свою булаву.
Я отошел на пару шагов. Улыбка не сходила с моего лица. Он наклонился, подобрал оружие и рванулся вперед. Эх, я не буду использовать силу. Мне вот интересно справиться с ним самому, без помощи Чернобога. Я сделал шаг в сторону, с ухмылкой наблюдая, как он пролетел мимо.
— Оставь его в покое! – крик Марьи заставил меня ухмыльнуться сильнее.
— Конечно. Я так и планирую, подарить ему вечный покой.
Еще одна атака пролетела мимо меня. Пора заканчивать это лицедейство. Следующее мое движение заставило Ивана упасть на землю, сдирая кожу с локтей. Метнувшись вперед, я оказался свеху на нем. Клинка нет, придется пользоваться подручными методами. Движение пальца по спине. Рука покрылась кровью жертвы. Как хорошо, что я ногти не стриг, а лишь обломал.
— Стой. Он просто расходный материал, сам знаешь. Отпусти его. Он не виновен, что делал всегда то, что я ему говорила.
Иван лежал, широко смотря на свою возлюбленную. Вот такой я Марью узнаю. Стервозной тварью, которую я полюбил.
— Ты будешь моей. – Я приложил руку к его горлу, вонзив ногти в кожу. – Иначе я убью его.
— Убивай. Но я ничья.
Я сплюнул. Господи, как мне надоела эта непокорность. Иван захрипел и рванулся в сторону. Закапала кровь, струясь по груди. Придурок. Я соскочил на землю, перевернул его. Его руки сильно прижались к горлу, пытаясь остановить кровь. Взгляд медленно туманился.
— Мне спасать его?
— Делай что хочешь.
— Садись на лошадь. Поехали. Если сильный, то выживет. Я не буду тратить силы на того, кто не важен тебе.

***

Он выжил. Я достроил шатер, постарался сделать Марье все удобства для жизни. Но не спускал с него взгляда. Его нашли, отвезли к шуринам, а те сумели излечить. Ну, пусть будет так. Вот только он так и не смог понять, что не нужен ей. Что она выбросила его как хлам, как только поняла, что пользы от него не будет. Он нанялся пасти лошадей, а затем умыкнул одну из них. Конокрад паршивый.
— Он опять в пути. С мечтой тебя вернуть.
Она молчала, смотря вдаль. Затем повернулась.
— Ты хотел что-то узнать. Вспомнить. Спрашивай.
— Мое имя.
Она ухмыльнулась.
— Я дам тебе то что ты просишь. Но всему свое время. Сперва дай мне немножко отойти, я столько веков потребляла твою кровь и силу.
— Хорошо.
Я вышел. Отойти… я понимаю ее, честно понимаю. Сила как наркотик. Пусть придет в себя.
Иван не заставил себя долго ждать. Спустя несколько минут он уже мчался прочь, за его спиной сидела Марья.
Лошадь остановилась, когда Арго догнал ее.
— Ты еще долго будешь наступать на одну и ту же кучу дерьма?
— Пока не получится то, что я хочу.
— А ты эгоист. Я не отпущу ее, сам ведь понимаешь.
Внезапный удар в голову булавой отбросил в сторону. Он соскочил с лошади, нанося удары в основном в воздух, пока его оружие не попало по лежащему телу. Брызнула кровь, орошая землю.
— Ты проиграл, Кощей.
Он взял лошадь за поводья и медленно повел вперед.
Черный ворон сидел в это время в нескольких метрах и внимательно смотрел за происходящим. Сила Чернобога… Они даже не позаботились о том, чтобы похоронить тело, которое я создал для этого представления. Как же мне хотелось разорвать его на куски, но я дам ей прийти в себя. Пусть. Он умрет, так или иначе, в отличие от нее и меня. А я… Я подожду. Впереди ведь только вечность. Кощея убил неуклюжий тупой мужик. Я насмешливо каркнул. Не сомневаюсь, эту историю будут рассказывать во всех уголках мира. Ну и пусть. Легенды пишут «победители».

  • Оценка: +0
  • 0
  • 50

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.