В старом кафе, где двенадцать столиков и алтарь, - 
Барная стойка для причащенья заблудших душ.
Ждёт исповедник, когда отойдёт февраль
В вечное царство забытых приходом стуж.

Вздрогнувшим зверем, почуяв приход весны,
Выгнется город и сбросит и снег, и мех.
Я пригублю свой виски, сомну листы...
Старый мой бармен, писать на глазах у всех
Долгую исповедь — вечный сизифов труд:
Пишешь о духе — читают о том, с кем спишь.
К миру извне всё сильнее теряешь слух,
И эхолот всё охотней врастает в тишь
И в глубину заповедной такой страны,
Где смотрят Фауст и Гретхен в твоё окно.
Душу продашь — не почуешь своей вины...
Ждёт исповедник, когда ты допьёшь вино
/Виски, шампанское, яд или просто чай/, 
Чтоб подписать на салфетке знакомый текст:
«Всё достоверно. Вчера отошёл февраль.
Я забираю всю паству из этих мест,

Всю седину, белоснежность, грехи, печаль,
Ноты, вериги, двенадцать заблудших душ...».
Бармен с улыбкой посмотрит куда-то вдаль,
Скажет негромко: «Дружище, приятных стуж».
  • Оценка: +0
  • 0
  • 925

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.