Сборник поэтических блиц-миниатюр

/ / Поэзия Стихи (вне жанров)
* * *
   Перелётность – удобная форма забвенья –
   Уходить бесконечно из стылой пустынности гнёзд
   К лучшей жизни и новых любовных томлений
   Ожидать, пролетая по трассам улыбчивых звёзд.
   .
   Перелётность – терновый венец злоключений –
   Бесконечно прощаться, стеная над срамом берёз.
   И терять. И теряться в скитаниях стаи вечерней.
   И лететь. И не знать, что охотник твой путь оборвёт.
 
* * *
   Занавешена тишь за окраиной небом и снегом…
   Это сон нескончаемый мне сочиняет мотив
   Неприкаянной жизни. И ватным скучающим бегом
   По дистанциям судеб влачится, меня прихватив.
 
   Поворот – чуть смешнее подобных таких же излучин –
   Равен бегству из дома, где ветхий повержен плетень,
   В равновесие белого поля. Шаг жизни изучен.
   И записан. Пунктиром. Морзянкою. Изо дня в день.
 
   * * *
   Я расскажу тебе много чудесных историй.
   Лодка плыла, а рыбак целовался с русалкой.
   Кто-то, взнуздав облака, отправляется к морю.
   Месяц – смешной леденец, только есть его жалко…
 
   Знаешь, все эти картинки, фальшивы и глупы.
   Есть только миг волшебства. Если чувствуешь – вот он.
   Здесь – на вечерней заре – наши робкие губы
   В сладости слова «люблю» — медоносные соты…
 
   * * *
   В этом городе чётко размеренный быт,
   И уклад предрешённый отмерен аршином –
   Серым, приторно-серым, и каждый здесь сыт,
   Получая кусок – это доблесть мужчины.
 
   Доблесть женщин – иметь пустоту в голове –
   До прозрачности кожи, до дырки височной.
   Мы одни пассажиры на этой земле,
   В идентичности личной совсем не порочны.
 
   Красота, как и грех, познаются в борьбе,
   В сопредельстве контрастов, в огне плащаницы.
   В этом городе некому жизнь на костре
   Отдавать небесам. Герб – пустые глазницы.
 
* * *
   В сумраке утра – тело становится сном.
   Сон – бесконечней каждой нелепицы в нём
   И пробужденья – знает и выпавший снег,
   Тая мятежно, как и любой человек.
 
   Нету надёжней смерти в долине теней.
   Можно спокойно Баха насвистывать ей…
   Только тревожит скрежет совковых лопат –
   Дворники утром, словно на страже, не спят…
 
   * * *
   Сковано сердце мертвенной коркою льда – панцирем краба,
   Словно шкатулка, ключ от которой давно в море потерян.
   Путник угрюмый ноги сбивает не зря тёркой ухабов –
   Чувств утонувших – духов сердечного дна – список не мерян…
 
   Ты не ласкайся алым щенком у ноги, мак придорожный.
   Песни крестьянки, ваш бесполезен елей, флейты укоры…
   Нет вам ответа – льдисто-алмазный наряд – сторож надёжный.
   Мир он спасает. Ведь охраняет давно ящик Пандоры.
 
   * * *
   Закрывая глаза, я чувствую хлопанье крыльев.
   Обратясь на закат, я жар ощущаю в груди.
   Но вокруг – только тлен и тусклые залежи пыли,
   И ужимки чужих – оживших чтоб только убить.
 
   Клетка дней – та же смерть для вечной агонии скорби.
   Утекает по капле яростный горний огонь.
   Но во снах я спиной распрямляюсь над бездной просторов,
   А в глазах изумрудных – вечности высший покой.
 
   * * *
   В обветшалости этой природной,
   В тусклой дымке осеннего дня
   Мельтешение дней – хороводно.
   Но созвучность дыханью храня,
 
   Проступает – то чудно, то вяло
   Старый лик на холстине травы
   И на ветках предзимней дубравы,
   И в углях жёлто-стылой зари.
 
   * * *
   …И проросла наша жизнь то ли бурьяном,
   То ли кошмарным цветком приторно-гадким.
   Душно и тесно. А путь – вьётся по грядкам.
   Корни следят за тобой, шарят в карманах…
 
   Тень моя ломкая ждёт роли заглавной,
   Знает – массовка скучна – трубка и шляпа.
   Ну а финал предрешён – наскоро сляпан:
   Тень по ступеням взойдёт сущностью равной.
 
* * *
Над озёрной равниной пылают закатные зори.
Пахнет воздух вечерний утратой прошедшего дня…
И ещё… чем-то горьким. Наверное, пеплом. И… морем –
Солонит горизонт уходящая с кровью звезда.
 
Тонкий месяц лучом, словно в детстве мелком, чертит тени.
Он как будто нездешний в своём полусвете смешном.
Буйство тьмы настаёт, и русалки выходят на мели.
И рыбёшка, плескаясь, серебряный мчит хоровод.
 
* * *
Клетка квартальная в тесном мирке.
   Даже спираль – с угловатым изломом.
   Кружатся, кружатся окна, знакомо
   Ввысь уходя к облакам и мечте
 
   Вырваться, высчитать путь до небес –
   Синий квадратик почти нереален.
   Только шептания нор тараканьих
   Вгрызлись отчаянно в старый подъезд.
 
* * *
   Ну что за странная игра –
   Свивать слова, что птицы гнёзда,
   И в страхе замирать – вдруг поздно
   Растрачиваться и пора,
 
   Окуклившись, тянуть свой крест
   Бездарности – пред ликом светлым?..
   Ну что за звание – «поэты»?
   Их нет здесь! Только звон окрест
 
   Пустых речей по проводам
   Болезных нервов на износе.
   И мир твой – кокон. И несносен
   Пустых амбиций карнавал.
 
* * *
   «Как лист увядший падает на душу»
   В остывший полдень осени случайной,
   Так взгляд скользит твой грустно в час молчанья,
   В затылок упирается… Не струшу
 
   Не обернуться, уходя в забвенье
   Дурного мира, где, устроив сходку,
   Орут: «За счастье!», разливая водку.
   Лишь ты молчишь, в огонь кладёшь поленья
 
   И падаешь увядшим взглядом оземь.
   А я, вдруг потеряв ведущий лучик,
   Растеряно в глаза взгляну идущим,
   Что следом лгут, и так постигну осень.
 
   2011г.
  • Оценка: +15
  • 0
  • 2178

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

2 комментария

avatar
Крепкое перо! Понравилось!
avatar
Благодарю!
 

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.