Карпицкая Валентина

/ / Поэзия Стихи (вне жанров)
Не верю…

Я не верю, что мне столько
(это паспорт просто лжёт!);
что сосед по парте, Колька,
умер… Скоро будет год.
Про индейцев прячу книжку,
уношу велосипед
и не верю, что сынишку
видел с девушкой сосед.
Натираю к Пасхе рамы –
ослепляет солнца свет –
и не верю, что нет мамы
и что папы тоже нет…
Седине своей не верю –
где видали вы старух?! –
это просто в настежь – двери
с тополей метётся пух!
… Только сердце – скорбей бережь –
мне другое говорит…
Как ему тут не поверишь,
если стонет и болит…

Потайное счастье

Сяду у окошка. Отряхну беретик.
Загремит вагончик в синей тишине.
Вспомнит вдруг кондуктор: «Ой, кому билетик?»
Как подружке давней, улыбнусь ей: «Мне».

Побегут берёзки в меховых накидках,
и в снегу потонет за окном весь мир.
– Продавать билеты вам пора со скидкой.
Вы в вагоне этом частый пассажир.

Оторвусь от мыслей: «Вы сказали что-то?»
Подниму повыше, ёжась, воротник.
– На маршруте этом вижу вас три года.
Вы меня простите, дуру, за язык.

Потайное счастье… Это мне знакомо.
И в моей судьбине был печальный миг.
Так бывает в жизни: дороги два дома.
Мучается сердце, рвётся между них.

Вы меня не бойтесь. Я к вам не с укором.
Выйдете – забудьте глупой бабы речь.
Промолчу в ответ я, в пол уткнувшись взором.
Долго бабья жалость будет память жечь.

В чёрные потёмки окунётся вечер,
и вагончик хлопнет дверцею за мной.
Из окна кондуктор мне махнёт: до встречи!
По сугробам свежим заспешу домой.

Он идёт, как важный гусь…

Он идёт, как важный гусь,
как траву руками косит!
Чуть ему я улыбнусь –
«Обольстительница!» – бросит.
Взгляд отправлю вдаль опять –
скосоурится: «Гордячка!».
И не знаю, то ль смолчать,
то ль залаять, как собачка.
Что б ни делала – не так,
что скажу – в ответ мне – буром.
То ли он совсем дурак,
то ли я такая дура?
И за что глядит сычом,
материт напропалую?..
Не понять мне нипочём
психологию мужскую.

Прилетай!

Где паришь, сокол мой, над Окой или Тиссой?
Прилетай! Вместе встретим зарю.
Ароматный чаёк с чабрецом и мелиссой,
не успеешь моргнуть, заварю.
В нашем тихом сельце, где есть церковь у речки,
ты найдёшь без труда мой порог:
сладким духом манит поспевающий в печке
с земляникою знойной пирог.
На окошке моём тормошит ветер шторку,
будто хочет сорвать все цветы.
Застелю я на стол, как на Пасху, скатёрку –
словно царь, восседать будешь ты.
Будут тихо шептать под окошком рябины,
что у нас хорошо, как в раю.
Я подушки взобью и раскину перины,
колыбельную даже спою.
Только прежде спрошу: «Может, баньку – с дороги?»
Всю усталость твою – как рукой!
Говорят обо мне: «Хоть обей все пороги,
во всём свете не сыщешь такой!»
Я не буду сварливой, не буду капризой,
словно солнышко, жизнь озарю.
Где паришь, сокол мой, над Окой или Тиссой?
Прилетай, вместе встретим зарю…

Хотела б снять я золотые серьги

Хотела б снять я золотые серьги,
что дороги, как вся земная жизнь,
и в храм войдя, где почивает Сергий,
к ногам святого тихо положить;
склонив чело над ракою святого,
почуять неземную благодать
и, отрекаясь от всего мирского,
отстричь спиралькой скрученную прядь;
чтоб принесли мне чёрные одежды,
и чтоб запел в тот миг церковный хор.
Забыла б я все прежние надежды,
что сердце наполняли до сих пор.
Но как сменить, скажи мне, отче Сергий,
земные тщеты на молитвы мёд,
ведь знаешь сам: даривший эти серьги,
оставшись в одиночестве, умрёт…
  • Оценка: +0
  • 0
  • 2765

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

1 комментарий

avatar
Давно так не отдыхал душой. Спасибо, Валя!
Последний раз редактировалось

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.