Все по-другому очень может быть

/ / Поэзия Стихи (вне жанров)

Мне жаловался тополь на судьбу, тянул свои надломленные руки,
Скрипел о безответности и скуке и пел свою печальную мольбу…
Он был так рад им встреченной душе, так удержать внимание старался…
Его осипший голос прерывался, как будто говорить не мог уже,
Но стоило мне отойти чуть-чуть, он снова звал, тянулся, что есть силы, —
Себя он видел сильным и красивым, он так хотел со мной продолжить путь!
Он тосковал, оттаяв и поняв, что зов весны услышал слишком рано,
Он не хотел отказа и обмана, желая новых снов и новых прав!
Он так старался рядом удержать, цеплялся за одежду и мгновенья,
Еще на миг, пускай хотя бы тенью, он так хотел меня не отпускать!
Он обещал о многом рассказать, он так просил, чтоб я не обманула…
Но я ему руки не протянула. Чтобы ее потом не отнимать…

Не встречала таких, как ты. Взгляд твой, руки твои и плечи,
Ощущение чистоты, и украденный нами вечер,
Голос, голос, берущий в плен, в волосах заплутавший ветер, —
Праздник буден и перемен, за который одна в ответе!
Расстегнувшийся воротник, мягкий шепот твоих касаний,
Этот сумрак, и этот миг, за который всю жизнь бросаю…
На ковер, покачнувшись вдруг, мой бокал осторожно падал,
Позабыв о дыханье рук, аромат разливая сада…
Не встречала таких, как ты. И не знаю, хочу ли встретить.
Может, это лишь тень мечты, вдруг в окно залетевший ветер,
Облетевшие лепестки, с тихим запахом льда и меда.
И тепло не твоей руки, подающей в стакане воду…

Собиралась, улыбалась нежно солнцу, подбирала украшенья и наряды,
Словно в зеркальца, гляделася в оконца, в них ловила робко брошенные взгляды…
От тепла ее пленительной надежды отступали, хмурясь, зимние метели,
Торопливые весенние одежды все рябинки в палисаднике надели…
Нарумянила смущеньем пышно щеки, платья долго и неспешно выбирала,
Все мечтала о своем, о яснооком… Лето силу постепенно набирало.
Нарядилась в ослепительные юбки: по подолу расцвели рябины пышно,
Подвела она глаза свои и губки, побежать к нему хотела, да не вышло…
От тоски ее задернулись туманом дали дальние, и тихо плачет осень…
На стекле оконном след слезы незваной все осколочки мечты ее уносит.
Замерзает сердце, молит о покое, по земле остывшей вновь поземка кружит…
Ветер зимний за трубой печною воет, брошен в сторону наряд – уже не нужен…
Лишь рябинки все надеются на чудо, сберегая грозди ягод под морозом,
Зиму долгую в окно стучаться будут: торопить весну, пока еще не поздно…

Под плакучею под ивою блики солнечного дня.
Пальцы ветра шаловливые пряди ивы шевелят,
Заплетает тихо косоньки, нежно дует ей в лицо,
И венком свивает ветками неразрывное кольцо,
Обнимает ветер ласково, что-то шепчет, говорит,
Сквозь листвы резное облако на щеках костер горит…
Голова кружится девичья, улыбается тайком,
Провожая, держит за руку, машет вслед ему платком,
Долго-долго в реку смотрится, ожидая встречи вновь,
И роняет листья в зеркало — все гадает на любовь.

Она пришла, осталась, и – живет, и варит по утрам невкусный кофе,
В кормушке оставляет хлеба крохи, и в ванной потихонечку поет,
Меня отважно будит по утрам, везде оставив запахи ванили,
Как будто бы меня приговорили вот к этим ощущениям и снам.
Она спешит все время, ремешок часов теребит, — нервничая, что ли?
И ощущенье трепета и боли уже почти пролито между строк…
Перед уходом смотрит на себя, по зеркалу легко скользя глазами, —
И снова убегает. Сдан экзамен? А мой трельяж вздохнет. Ее любя?
И, кажется, — он оседает криво, до вечера надолго загрустив.
Мое лицо покажет торопливо – и ждет. Ее. Безмолвно терпелив…
И холодеет дом. Опять не верит, что снова застучатся каблуки?
И, как от ощущения потери, все сторонится не ее руки.
Как будто мне простить (уже!) не могут ее уход и неизвестный путь,
Ее непоявленье на пороге, которое случится как-нибудь…

  • Оценка: +0
  • 0
  • 1492

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.