А на фото праздник

Ты смеешься – словно плачешь,
позади война!
Только так и не иначе –
на дворе весна.
Довоенное надела
платье – крепдешин,
но тебе совсем не пелось
с муками души.
На лице твоём лишений
скорбная печать:
«Как же после всех крушений,
да с нуля начать?»

В гимнастерке нараспашку,
с полым рукавом,
наливал в «гранёный» бражку
дядька-агроном.
Надрывается гармошка –
хриплые басы,
на закуску лишь картошка,
не до колбасы.
Эх, бравурная речовка,
праздничный салют!
Вместо ремешка – бечёвка,
нищенствует люд.
Гармонист махоркой пышет:
«Спит военный лес…»
На скамейке, где сидишь ты,
всем хватает мест.
Руки у тебя в занозах,
жизнь так коротка…
утираешь тихо слёзы
краешком платка.
А потом со вздохом трудным
платье – крепдешин
убрала в комод, покуда…
Так там и лежит.
Дом, работа, первоклассник,
зеркало, комод…
фото…

А на фото праздник,
патефон, фокстрот…
легкомыслие, прощанье…
живы все пока
накануне убыванья
в полк РККА.
Фото… черная тарелка –
голос на стене…
Ходики играли стрелкой,
время шло к войне.


 


Бессонница

Улица – рампа,


а ночь – режиссер,


может быть, странный


и слишком упрямый.


День отгорел, как сигнальный костер,


в окна врываются блики рекламы.


Синий – «Спешите смотреть кинофильм!»


Красный – «Комедия очень смешная!»


Видел – комедия для простофиль,


словно бутылка портвейна пустая.


Светят в домах перфокартой огни,


в них распорядок, программные чувства,


самодовольство, беспечные дни...


Только в программу не втиснешь искусство.


Синий – «Спешите смотреть кинофильм!»


Тронул сосед за стеной выключатель.


Вечер негромко огни загасил,


ночь распростерла немые объятья.


Долго напротив – маячит окно,


чья-то душа бьется в кубике света.


Бьется, но будет ли ей суждено


прикосновение теплого лета?


В этой ночи – как призывный огонь...


Может быть, в душном рекламном пространстве


кто-то бредет, подставляя ладонь,


скромному свету в оконном убранстве?


Нет – ни души!


Штабеля этажей


множатся нагроможденьем ячейным.


Город во сне и вдруг станет родней


скрип половицы шальной и ничейный.


Только зачем, выбиваясь из сил,


бредит реклама, покоя не зная?


Синий – «Спешите смотреть кинофильм!»


Красный – «Комедия очень смешная!»


 


Заполярное побережье

Лысые скалы облизаны волнами.
Волны ленивы, сонливы на солнце.
Солнце задумчиво смотрит на море,
местность щетиною будто поросшую
и на деревья фигурой нестройные,
что не желают протягивать ветви
скромно к стволам сиротливым прижатые.
Им не хватает энергии солнца,
щедро раздаренной южным широтам.
Солнце невесело в этих краях.

А заштормит и деревья пригнутся,
трогая землю в молебном поклоне.
Редкий листочек в смятении выдержит
шквальный удар безрассудного ветра.
Шторм беспощаден к уставшим, но с истовой
верой прильнувшим к граниту корням.
Будет ли шторм для деревьев последним?
Их не спасает ни мох, ни расщелины.
Солнце не хочет на это глядеть
И поспешает уйти восвояси.

Где-то Земля, может быть, на слонах,
здесь же она на трех льдинах покоится.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.