Смерть поэта

/ / Поэзия Стихи (вне жанров)

В заполярном городишке
жил поэт – Япошкин Мишка:
все кропал про снег и вьюгу,
чем-то был всегда напуган, -
жил, как все, и дул в ладошки,
чтоб согреться хоть немножко;
не японцем был, но прадед…
в Порт-Артуре был в осаде.
 
В октябре снежком прибило,
все – как будто как и было,
но взгрустнул чегой-то Мишка:
показалось – амба, крышка…
темнота… мутит природа…
ишь, взяла себе за моду
голосить и колобродить
по квартире… Непогоде
в Заполярье дом родимый -
нет экстримнее экстрима…
Но прошло… и понемногу
Мишка ожил, слава Богу,
глянул в зеркало: ниче,
хоть сигай через плечо.
И опять писать вдогонку
про любимую сторонку.
 
Вдруг, откуда ни возьмися,
тенью в дверь скользнула Крыся…
Крыся – даже с полуслова,
Мишке быть женой готова.
Только Мишка, сын Япошкин,
был похожим на морошку:
отцветет, а ягод нету…
Крыся знала все про это,
но не ведала причины
отказаться от мужчины.
Мишка зеньками позыркал -
Глядь, в листе бумаги дырка…
и, отчаявшись, в печали,
предложил присесть вначале.
Крыся завертела задом:
может, Мишенька, не надо,
может, я потом… Сама же
знала, что свое доскажет.
Мишка плюнул: день пропащий -
и глазами затаращил
в угол, где метла валялась…
Крыся все-таки осталась.
 
Помолчали… Печь трещала…
Где конец, а где начало -
не поймешь, а все же надо
и командовать парадом.
Мишка Крысе: «Че приперлась?
Нарываешься на твердость?
Я ж тебе всегда не радый,
хоть не делаю преграды».
 
Крыся глазками стрельнула:
«Миша, ветром в дом задуло…
Шла я мимо, вот те крест, -
ни домишечка окрест,
а твой домик – на краю…
Я ж семью себе кую…» -
и сказала, вроде, тихо,
чтоб не знать какого лиха…
Мишка ж выпучил глазищи:
«Ты – не Крыся, ты – Крысища…
Эка, вздумала, корова, –
за поэта все готовы…
Только есть у меня, Крыся,
Девка, Муза. Отчепися».
 
Крыся сладенько запела:
«Миша, есть такое дело –
дело малое, простое,
но обдумать его стоит». -
«Что за дело, балаболка?
Будет хоть немного толка?» -
«Будет, Мишенька, не злись,
там такая, Миша, жизнь!
Там тепло и море плещет,
зимние без нужды вещи,
там луна похлеще нашей,
там и ночью-то не страшно,
там вино, и джин, и виски,
тама есть кого потискать…
Но вот с этим, Миша, – строже:
нашей бабе нужно тоже
быть любимой и любить,
а не только щи варить…»
 
Мишка, хоть поэт, но… Крыся
поднялась в такие выси,
что поэту – все загадка.
Михаил икнул украдкой
(тут уж, братцы, не до песен)
и на гвоздь вопрос повесил:
«Что же за страна такая?
Я ведь пожил, а не знаю».
 
Крыся тут же – за уздечку:
«А какие там колечки!
А штаны из кожи!
Нам сгодятся тоже».
 
Мишка просто обалдел:
что – хотел, а что – имел!?
Что же это за напасти:
здеся — жизнь, а тама – счастье?..
Видно, жизнь выходит боком
для поэта-многострока…
Видно, он в мечтах витает,
а мечта – она простая:
женка, детки и домишко,
да худое хоть умишко,
чтобы жить да поживать,
чтобы в Турцию летать,
чтобы счастье – у порога,
чтобы — не подмышкой Бога…
 
Так и скурвился поэт.
И живет уж много лет
без стихов, но с Крысей в паре,
не играет на гитаре
и не верит в чудеса…
Гоп ца дрыца, гоп ца ца…
 
  • Оценка: +0
  • 0
  • 1167

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.