Мы говорим с тобой (подборка стихов)

/ / Поэзия Стихи (вне жанров)

Мы говорим с тобой


 


***


 


В загадке дня неловкие намеки…


Лечу, не замечая пустоты…


За мной спешат, не уставая, строки -


без точек, многоточий, запятых…


Взрезая быт отчаянным движеньем


в попытке жить без ведомых причин,


я вижу только чье-то отраженье,


которое не говорит, — молчит…


Но и в молчанье есть пространство чуда:


хрипит судьба в отчаянном рывке…


и было бы, конечно же, не худо –


взорваться в неожиданной строке.


 


***


 


В бледно-розовом тумане


исчезают корабли,


как несбыточность желаний –


лишь бы только разозлить…


и оставить в сердце метку…


Меток много, — знаков нет:


сколько ни бросай монетку, -


честных нет, увы, монет…


Там, где был вчера, сегодня


все, увы, совсем не так…


Но… опять в кармане вроде…


с нетерпеньем ждет пятак.



Нет весны…


 


Весна еще безумно далека:


хрипит февраль в оглоблях звонкой ночи,


на облучке три месяца хохочут,


весну хватая рьяно за бока…


 


Еще блестит осколочек луны,


но не поймать за хвост остаток ночи,


хотя друг другу мы всегда верны


среди безумно страстных многоточий…


 


Нечаянно почувствую весну,


когда еще февраль в снегу маячит


и в зимнем небе мячик лунный скачет,


и я опять сегодня не усну…


 


И нет весны, увы, еще пока,


хотя зима свой век уже итожит…


Весна еще безумно далека,


пульсируя под белоснежной кожей…


 


Сомнения


 


Так хочется соврать, что я не весел...


Не верьте: рвется сердце из груди,


а мир вокруг невероятно тесен...


и смех, увы, не радует, — вредит...


Смеются все, а грусть так одинока,


что кажется — наступит тишина


и станет слышно из открытых окон –


сошла с ума веселая страна.


 


Мы говорим с тобой


 


В твоих глазах любви не меряно


и я стою – почти растерянный…


еще не веря, — между сосен… и


от августа почти до осени…


И в тишине скрипят уключины…


В глазах глаза — по воле случая –


не тонут, нет, но… растворяются,


да, и никто ни в чем не кается…


 


Струна прильнет к ладам нечаянно


и ты начнешь свою — печальную…


и — не бывать любви стреноженной…


и ночь – как будто заворожена…


В костре сгорают одиночества,


стирая боль разлуки дочиста…


И верю я, и веришь ты… В ночи


мы говорим с тобою, хоть… молчим…


 


***


 


Загустела ночь… В туманной


безуспешности спастись


как-то одиноко странно


проползает вяло жизнь,


плюща времени осколки


и вминая их в песок,


заполняя втихомолку


рифмой вязь негромких строк,


отдаляя грех беспутства,


приближая стон души,


растворяя в жизни чувства,


чтобы… жизни не лишить.


 


Соло для души


 


В осколках пьяного стекла


кривлялись рожицы поэтов,


в них жизнь как будто бы текла


и не о том, и не об этом;


она в цветных стекляшках дух


раздваивала и кружила,


расплескивая пены пух


и распуская в нити жилы…


 


И в этом омуте миров


душа тонула в одночасье…


я был и болен и здоров,


хотя не целым был, а — частью…


А жизнь кружила и влекла


в неведомые мне пределы,


она была и не была,


хоть на ушко мне песни пела…


 


Я жду без малого — сто лет:


скрипят безбожно половицы…


и тень на письменном столе –


что заставляет сердце биться.


 


Зима (минус 36 и 6)


 


Зима… Уныло и… темно…


В пространстве – замкнутом и стылом, -


как облачка, — колечки дыма


плывут в замерзшее окно…


Как будто вечность — замерла


в столетних половицах пола…


Я – к этой вечности приколот:


жизнь, как и комната, — мала…


 


Зима… И в липкой тишине -


ворчать не прекращает теща…


С ворчаньем жить, наверно, — проще


Моей простуженной стране…


И голоса – едва слышны, -


как на заброшенном погосте:


дожди перемывают кости…


Они безропотно грешны…


 


Зима… Простуженный и злой,


хрипатый голос только жальче…


А в зеркале — уже не мальчик…


Увы, и тут не повезло…


И в комнате опять – темно…


В пространстве – замкнутом и стылом, -


моя душа — колечком дыма -


плывет в замерзшее окно.


 


В предчувствии карельского лета


 


Холодным, стылым летом облака


вползают в окна, втискиваясь в душу,


и кажется – слетает день с катушек,


вонзаясь в ночь подобием клинка,


взрезая плоть пространства на лету,


и время стынет в промежутке суток,


как стынет чай, заваренный так круто,


что делит жизнь на эту и… на ту…


 


Ворчанье в пыль вминает разговор


и мы молчим все чаще, — нет резона…


и ходим все по кругу, будто в зоне,


неся, увы, всенепременно вздор…


Никто не слышит — даже в пустоте,


и нет прощанья так же, как и встречи,


и ждешь чего-то, только думать нечем…


они бездарны, да и мы… не те…


 


Страна моя


 


Страна моя, ты где-то рядом:


дыханье чую с хрипотцой,


поля, повыбитые градом,


и люди, как всегда, — с ленцой…


Всего как будто слишком мало,


но… грош валяется в пыли…


Страна моя, ты так устала,


не ведая, куда вели…


А память? – Что ж, — она остыла:


гниют в лесах, в полях кресты…


Страна, ну где ж тебя носило?..


Не ведаем: ни я, ни ты…


 


Резон


 


Я ждал и верил… В пустоте


кипела жизнь, летели звезды


и с ними вместе я летел,


хотя давно уж было поздно,


и ветер выл совсем не зря,


наружу выдувая душу…


Не души, а сердца горят,


чтоб в этой жизни не нарушить


покой и радость бытия,


и веру в жизнь… Такая малость…


Но… будем жить: и ты, и я,


А сколько? — Как кому досталось…


 

  • Оценка: +0
  • 0
  • 1180

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.