Прогулка в пекло

/ / Поэзия Стихи (вне жанров)
Я шёл тропой, она вилась неспешно
И холмный склон простёрся подо мной,
Вновь размышлял о жизни неутешно

Казалось мне, что скверный путь земной
Отравой стал моей душе нездешней,
И пожелал себе судьбы иной,

Чем жить в стране, чей свет ещё кромешней
Всей адской тьмы знакомой для меня,
И в тот же миг был брошен к бездне внешней.

Здесь лился свет сереющего дня,
Безвидный свет без явных очертаний
Струясь менял обличия огня,

И вёл огонь дорогой испытаний
Когда душа оставив сердца храм,
Оставшись в тьме предвидит путь скитаний,

Приобщена к заслуженным дарам
И горестные видит начертанья,
Их письмена оставленным мирам.

Я брёл дорогой вечного страданья,
И видел тех кто смерти путь избрав
Оставил жизнь без права ожиданья

Все тяготы бессмертия собрав,
Для области пылающего мрака
И тщетно ждёт из тьмы спасенья знака,

На книге мёртвых имя начертав.
Ни светлых вод, ни зыблемого злака
Под небом нет, лишь тёмный ветер встав

Гнёт сущность тех кого зовёт клоака,
И город огненный простёршись без конца
Напрасно ждёт спасенья от Творца.

Палимы жаждой в ветре раскалённом
Вдоль улиц смрадных в горести своей
Терзались души в пепле убелённом,

Неся в себе печать своих скорбей.
И в круг слетясь как огненные листья
Взывали мне, наш хоровод разбей.

Нас вихрь несёт проклятий, и несчастья
Обрушились вливая горечь нам,
Напрасно молим мы к высоким небесам

Прощение подобно прежним снам
О жизни лучшей в бездну отлетевшей,
И голоса слились с золой сгоревшей.

На камень став, увидев в блеске тёмном
Все начертанья пламенных домов,
Блеск улиц тьмы в сияньи неуёмном,

Постиг в мгновенье горестность умов
Столь отчуждённых свету и прощенью,
Взывающих средь пламенных оков

К небесному святому провиденью.
Едва побрёл дорогою одной
Как беса два явились предо мной.

И душу жалкую в отрепьях волоча
За волосы по пеплу в путь неблизкий
Глумились весело над жертвой хохоча.

В проём её пытались сунуть низкий,
Но уцепилась жалкая душа
Раскинув руки в камень сердцу близкий.

От ужаса и боли вереща
Я сотню лет впиваю пламень вечный
А прежде был я ростовщик сердечный,

И лишнего процента я не брал.
За, что страдаю я, он завопил стеная
Он был банкир и многих обобрал

Заметил Бес его ногой пиная.
Всё хватит выть, твой дом определён
И не блеснёт тебе судьба иная.

Мой дом в огне, и мукой опалён
Вопил несчастный руки простирая
О если мне увидеть берег рая.

Тут бесы взявши за ноги вдвоём
Последние усилья напрягая
Его с трудом засунули в проём.

Напрасно выл мольбы он извергая
Душа скупца скатилась под уклон,
И осветилась в пламени нагая.

И сноп огня взлетел под небосклон
Под серым небом искры рассыпая.
Бесцветна жизнь его, да вечность не скупая

Сказал мне Бес, расцвечена огнём.
Веселье, радость нам увидеть Божий дом
В сём поругании, ещё угля швырнём

Пожалуй мы, а после сменим льдом
Его среду пылающую ныне,
И упокоим в пламени седом.

В морозной мгле. Гоммора и Содом
Тут крикнул бес бурлящей горловине,
Терпи мой друг-Sustine et abstine.

Мне стало тошно в мерзкой котловине
И поспешил неважный сей приют
Покинуть я, спеша к другой долине,

Пока мне бесы Salve не споют.
Но оба вслед пустились мне проворно,
Тебя наш друг нигде не узнают,

Твоё существование здесь спорно,
Признайся нам, они кричали вслед
Откуда ты, и как избёг здесь бед.

Нагнав меня они сказали-друг
Не торопись нет толку в праздном беге,
Нашёл ты в нас проворных верных слуг,

Мы в бар идём к знакомому коллеге,
Упиться вдрызг, трудов закончен день,
Вина струя сродни душевной неге.

Но сладостней, пусть ночи быстрой тень
Падёт на улицы меняя город вечный,
Нас ждут вино и разговор беспечный.

Вдоль тёмных стен и вывесок гласивших
Геенна первая иль дом погрязших душ,
Мы вышли к бару, город голосивших

Остался вне, светилась словом «Сушь»
Реклама тусклая, над входом в бар нечистый,
Се основатель бара фон Карлушь

Проклятый рыцарь, хитрый и речистый
В содружестве с великим Сатаной
Здесь основал знакомство с тишиной.

Толкнувши дверь, любезнейший из них
Сказал учтиво мне, надежда лечит падших,
Как и вино меняя разум их

Согреет дух голодных и уставших,
Входи мой друг в покои тьму приявших,
И некогда на небесах сиявших,

Блистательность оставила предавших
Небесный свет, разгромлены в войне
Мы пали ниц средь духов отсиявших.

Но не признались в боли и вине,
Мы не сдались, а значит к битвам снова
Готов наш дух. борьба всему основа.

За стойкой барной бес седой сидел,
Всклокоченный, уставший от усилий
Направленных украсить тех удел

Кто подвизался в раскалённой пыли
И неба отторжение терпел.
Кого навек от Божьих глаз укрыли.

Кто покаянья встретить не успел,
И недовольно свой стакан вращая
На дно его просохшее смотрел.

Сияли лампы стойку освещая
Меж красным деревом и полками спеша
Металась бармена усталая душа.

В камзоле столь весёлого покроя
Парик мукой усыпанный влача,
И нос напудренный меж буклями укроя.

Мгновенно наливая и меча
Стаканы полные на стойку духам праздным.
Камзольчик-то с заёмного плеча

Сказал мне бес второй однообразным
Унылым голосом, но видишь ли теперь
Он стал бармен, а прежде безобразным

Был композитором, таким плохим поверь!
Отвратной музыкой терзал земные души,
Творенья мерзкие не выносили уши.

Когда зажмурившись он песню не допел
Вверху настали радость и веселье,
И сам его поджарить я хотел.

Там пили радостно, а нам пришло похмелье
Когда он в Ад сей музыкой слетел.
Друзья мои закончилось безделье

Сказал он нам, я в песне не успел
Воспеть правительство и партию родную
И рот открыл, и сладостно воспел.

И положив на музыку дрянную
Козлиным голосом возвысив речь пустую
Завёл нам песнь про ниву золотую,

И бедный Ад от горя онемел,
Уж лучше бы молитву пел святую
А так здесь каждый бес окаменел,

Услышав музыку затейливо-простую
И дальше слышать вой не захотел
Его прогнав из пекла подчистую.

Так спасся он, как если бы сумел
Избегнуть зла при жизни отлетевшей,
Ведь на пороки был горазд и смел.

Ввергался в Ад своей душой сопревшей,
Льстил всем подряд, кто власть в стране имел,
И верил в то, что в руки взять умел.

Тут бес замолк, открылась дверь, стуча
Копытами, развязною походкой
Вошла чертовка, с виду горяча.

Эй бармен друг! хочу согреться водкой,
Так холодно в промёрзшем том Аду
Что шевелить едва могу я глоткой.

Язык примёрз.Вам соком разведу?
Спросил бармен.Сам разведись убогий
С своею стойкой, в пакостном аду

Весь обойдя его страдалец кривоногий
Едва ль ты смог кого-нибудь найти,
Кто смог меня на, что-то развести.

Нет так давай, здесь духи потеснились
Открыв ей путь, стакан подняв она
Сглотнула в миг, тут бесы удивились,

Так дама пьёт, как будто бы без дна.
И на меня с восторгом обратились,
Живой и здесь! Ну славен Сатана!  
  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 286

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.