Чашка

/ / Поэзия Стихи (вне жанров)
Читать аннотацию к публикации ↓

 

Чтоб наша жизнь не стала пресной,

И чем-то различались дни,

Занятия по интересам

Давно придуманы людьми.

Иные собирает что-то,

Другие пляшут и поют,

А кто-то, окружив заботой,

В семействе создаёт уют.

 

Вот наш герой – любитель странствий,

Чуть что – и сразу за порог,

И в досягаемом пространстве

Исколесил, что только смог.

А где бывал он, на развалах

Всегда, хоть что-то покупал.

Вещей старинных там немало,

Большой не нужен капитал.

 

Конечно, не был антикваром,

Но вещи старые любил.

И в этот раз почти задаром

Он чашку чайную купил.

Домой вернувшись, аккуратно

Достал покупку. Красота!

Достойным станет экспонатом,

Ей лет, наверно, больше ста!

 

Какая роспись! Просто чудо,

Был навык мастера высок!..

— Я не всегда была посудой! –

Раздался тонкий голосок,

И в пальцах чашка задрожала:

— Я много-много тысяч лет

Бессмысленно в земле лежала.

Ненужный никому предмет.

 

Простой комок из глины красной.

Себя нисколько не ценя,

Считала, что живу напрасно.

Но мастер в руки взял меня.

Я поддалась ему послушно,

И он принёс меня домой,

Где было сумрачно и душно.

Где мой закончился покой.

 

Стал первой пыткой стол сосновый.

На нём хозяин бил и мял,

Раскатывал, а после снова

В комок неровный собирал.

Мне было больно, очень-очень.

Молила я его: «Пусти!

Терпеть страданья нету мочи!..»

«Не время, милая. Прости».

 

Ответил мастер и отправил

На испытанье номер два:

Кружил меня и пальцем правил,

А я была едва жива.

Гончарный круг теперь погостом,

Весь мир – расплывчатый туман.

Кружиться так, скажу, не просто,

Волнами подступал дурман.

 

«Остановись! Ох, как же плохо!»

«Ещё не время, погоди!»

Мне оставалось только охать

И ждать, что будет впереди.

Когда закончилось круженье,

Прошло лишь несколько минут,

И вот – опять прикосновенья:

Куда-то бережно несут.

 

…И ставят в печку осторожно,

Где был огонь и страшный жар.

Скажу тебе – представить сложно,

Что может быть такой кошмар.

Казалась печка местом казни,

Боялась, что сгорю дотла.

И, утопая в той боязни,

Я громко мастера кляла.

 

Мне третьей пыткою – горнило.

Кричала громко: «Отпусти!»

Но сквозь стекло, что в дверце было,

Он подал знак: «Терпи, терпи!»

Жара впивалась, словно жала.

Решила – всё, пришёл конец.

Когда почти я умирала,

Открылась дверца, наконец.

 

Меня поставили на полку,

Где отдышаться я смогла.

Но мастер тут как тут, с метёлкой

Из петушиного крыла.

С меня он пыль смахнул усердно,

Подул вовнутрь, почистил дно:

— Не будешь выглядеть ты бледно,

С такими формами грешно!

 

Сказав, достал он кисти, краски.

Стал в ступках эти краски мять.

На всё смотрела я с опаской,

Не знала, что и ожидать.

А дальше было лишь щекотно,

Водил он кистью по бокам.

Но после… сунул в лак кислотный,

И подержал с минуту там.

 

Вонючей плёнкою одета,

Опять я не могла дышать.

Четвёртой пыткой стало это,

А по считалке… надо пять.

Не жизнь теперь, одни страданья…

И чем не нравился покой?

Мучительное ожиданье:

Что дальше сделают со мной?

 

Знакомые до боли руки

Несли меня… обратно в печь.

Ох, эти огненные муки,

Избавь, судьба, подобных встреч.

Опять в пылу я умирала,

Молила помощи, кляла.

За что подобная опала?

Не причиняла людям зла!

 

А пламя было даже жарче,

Чем в третьей пытке, в прошлый раз.

Дрожала я в бесслёзном плаче.

(Известно – нет у чашек глаз).

Прощалась с миром в исступленье:

Мне пятой пытки не стерпеть.

В одном я видела спасенье –

Освободит навеки смерть.

 

Но на последнем издыханье

Вдруг слышу мастера слова:

«Какое милое созданье!»

А я? А я ещё жива!

Надолго ли дана отмашка?

Стояла в полке, чуть дыша.

«Тебя из глины сделал чашкой,

Взгляни сама, как хороша!»

 

Хозяин рядышком поставил

Овал блестящего стекла.

Вот эти линии он правил,

А после печь огнём их жгла.

Ах, как изящна, как красива,

Не может быть, что это я!..

 

«Чтоб сотворить такое диво

Нужна энергия огня, –

Давал мне мастер поясненья.

— Шаги созданья нелегки,

Чтоб сделать целостным творенье,

Я бил, сгоняя пузырьки.

Удары лишнее убрали,

Огонь основу укрепил,

Выносливость страданья дали.

В тебе теперь довольно сил.

Стал едкий лак защитой краски,

Он ярче выделил узор.

Живи, купайся без опаски, 

С тебя не смоется декор…» 

 

В тот миг, как вспышка, осознанье –

Ведь мастер… он меня любил!

С тех пор, смотрю я на страданья,

Как на проверку личных сил.

 

*

Теперь у парня эта чашка

Стоит для умиленья глаз.

А если вдруг случится тяжко –

Всплывает в памяти рассказ.

 

27.11.15.

  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 631

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.