Оперепержение

/ / Поэзия Стихи (вне жанров)

И ни церковь, и ни кабак, ничего не свято © В. Высоцкий

 

Невольно думаешь: а правда ль

Не свят кабак?

В своем сомнении оправдан,

Я видел, как,

 

Назвавшись в массовом порядке

«Je suis Charlie»,

Три миллиона без оглядки

С ума пошли,

 

Затмив и уличный театр,

И шапито,

За все, что дорого и свято…

Итак, за что?

 

Сказать, по сути, «я – газета

Карикатур»?

Ребята, если вы за это,

Скорей в тату-

 

Салон, и чтоб на каждом теле -

На шарже шарж!

Вот это был бы в самом деле

Бульварный марш –

 

Живой тираж на Тампль, валом!

Все нагишом!

И цель одна – попасть в анналы

Карандашом.

 

Но говорят: — Не так все просто!

Нет, не за то,

Врасплох застигнутый вопросом

«А ты Ебдо?»,

 

Сорвался каждый парижанин

Сходить пройти,

Он был объят переживаньем

За liberte –

 

Свободу каждого… Забраться

К другим в постель?

Устроить равенство и братство

В плену страстей?

 

Свободу ткнуть во что попало

Свой карандаш?

За это «жизнь бы отдал» мало,

С чужих отдашь…

 

Залезешь к тяте в наши сети –

Туда les vies

Уже набились, точно сельди,

Хоть ртом лови;

 

Черпнешь себе десяток тысяч,

А то и два!

Как финка старая натычешь

На них слова,

 

Промаркируешь, как придется,

На «свой — чужой»,

И наплевать, чего там бьется

Под чешуей!

 

Кто скажет: «Сердце!» – как же, было…

Но без любви

Оно, pardon, — кусок тротила –

Лишь оторви,

 

К священной ярости взывая,

L'amour-контакт,

И вдруг забьется часовая:

Тут-тук, тик-так.

 

И так рванет, что рухнут своды

На стол к чужим –

Во имя ценностей свободы,

Столь чуждых им!

 

Однако, их насквозь ущербной

Системе чувств

Такой же ярости священной

Порыв не чужд!

 

И, значит, тоже часовые,

И вновь бедлам…

И только слышится в эфире:

 

— Шалом!

— Салам!

— Heil!

— Гамарджоба!

— Здоровенькі!

 

Какой-то бред:

 — How do you dулю вам на вентиль!

Как там сосьед?

Сосьет ли лапу?

 

— Нэт! Он пыжэк

Паймал и съуэл!

 

— Ах, ты смотри какой бесстыжий!

Ай, very well!   

 

И снова, снова часовые,

И вся фигня…

Что делать, Глеб? Себе на выю

Средь бела дня

 

Повесить памятную доску

«Je suis l'amour»?

Продефилировать к помосту

Под хохот кур…

 

Так ведь опять же, за кощунство,

Сожгут в окне:

Не попирай святое чувство –

Священный гнев!

 

Люби себе, блаженствуй малость –

Мол, кротким рай,

Но прав на праведную ярость

Не попирай!  

 

Не поперу! Не по Хуану

Сей капирот.

Чтоб не держать открытой рану –

Закройте рот.

 

Я, допуская все на свете,

Смекнул давно,

Что в окончательном ответе

Не все дано.

 

По мне стакан и полуполон,

И полупуст;

Га-Ноцри Мастер или Воланд?

Спроси хоть Пруст –

 

Отвечу: Воланд! И Га-Ноцри…

И тот, и тот;

Но если трезво, без эмоций –

Наоборот.

 

Какой там «праведная ярость»,

«Священный гнев»  – 

На «быть иль нЕ быть» отвечалось:

И да, и нет.

 

Я слышу музыку сомнений!

Вошел в азарт.

Обидно даже, что не гений,

Не тот моцарт;

 

Но пью за  искренность союза

С союзом «И»!

Дитя вопроса и конфуза,

Я и Шарли,

 

И не Шарли… Каким бы жестом

Послать респект

Всем городским сумапошедшим,

На весь проспект

 

Им показать: не смеха ради

Я за кабак!

Я сам безумно толерантен

С той ночи, как,

 

В своих сомнениях заблудший,

Увидел сон:

Я – представитель жизни лучшей

И отрешен

 

От всех вопросов и сомнений –

Плюю поверх.

Но не верблюд, и не изменник –

Сверхчеловек.

 

Остаток дней на что потратить

Известно мне:

Я под собой увидел братьев,

Как раз в дерьме;

 

И я твержу им правду-матку:

«Вы все в дерьме!»,

И тужусь в них под эту мантру,

Но странно мне –

 

Никак их мантры не отмоет

Моей волна…

Откуда столько подо мною

На всех говна?!

 

Народ говеный, власть говниста,

Да что за нах?!

Проснулся – чувствую нечисто

В моих штанах,

 

Как будто, чувствую, там рота

Прошлась присев.   

Какая грязная работа –

Быть чище всех…

 

Я в полусне лежал, обдристан,

И вслух твердил:

«Я лет на триста их, на триста

Опер… пердил,

 

Сыграл на опере… перженье

(я музыкант),

Я перд…сказал их пораженье,

Я на закат

 

Их персперди… их песпердивый…

Я ни за что!…»

Что с языком моим правдивым

Произошло?!

 

Ни слова вымолвить, ни сплюнуть –

Одна пурга.

Вскочил, умылся, начал думать,

Сказал: Ага!

 

Чтоб снова так не обосраться

Наверняка,

Вотрусь клещом в иное братство –

Бойцов ПК,

 

Проникну тайно в эту крепость

Через проход,

Который чтит политкорректность

Как «задний рот»,

 

Перешагну в угоду местным

Через себя,

На перекличке тем же местом

Воскликнув: «Я!»;

 

И понесутся наши сонмы

Редеть в борьбе,

За власть безвластия способны

И путь к себе

 

Мостить стремленьями благими,

И съесть-и-сесть,

Да так, чтоб всех принять такими,

Какие есть,

 

В свои раз(дв)инутые формы,

Порвать вконец

По хрупким швам границы, нормы…

Кто ж наш отец?

 

Кому кричать-то: «Тятя, штопай!»?

В какой здесь дом

Вбегать с разорванною… сетью,

И мертвецом

 

Трехгодовалым, нелегальным? 

Тук-тук – тик-так…

Пока не поздно, предлагаю

Бежать в кабак!  

 

Туда, где не на пораженье

В ответ на стук

Откроют дверь, продукт броженья –

Зальют испуг,

 

Зальют мозги прохладным, пенным,
И, как прибой,
Нахлынет ясность по всем темам:
Что есть покой,

 

Макдак и воля  — все для пазла;

Пора, пора! 

Уже пролил в патронник масло
Вчерашний раб.

 

Кто причитал, что нету счастья? 

Imagine спой:

Лишь мир, поделенный на части,
Тому виной -

 

На нас, безудержно хороших,
На сволочей,
И всех, кто ими огорожен,
Кто суть вещей,

 

В дерьме погрязнув, не пронюхал,
Заполз в барак
И дремлет там, ни сном, ни духом,
Без наших благ,

 

По-свински счастлив и беспечен
Под властью тьмы.
А вдруг там кто-то человечен
И ждет, что мы, -

 

Непогрешимы, светоносны —
Рассеем тьму,
И с нашим чутким, длинным носом
Тому ему

 

Покажем, как разрушить стены?!
Так вот, пора б -
Вставай, капрал, врубай сирены
И дуй на храп!

 

Авось кто дернется под гнетом,
Рванет из пут —
А мы с блокнотом, пулеметом
Уж тут как тут,


Поддержим словом и прикладом!

— А если кто

Рванет из пут не те, что надо?...

— А нас ебдо?

 

Пускай рванет! Хоть за ограду,
Хоть за чеку.
Поверь, все кончится, как надо -
Мы начеку.

 

А вот и, кстати, первый узник
Бежит на свет.
Запомни: это наш союзник,
Ему привет!

 

На нем защитна балаклава
И патронташ,
Но клич его — «Героям слава!» —
Похож на наш,

 

А значит, — свой, из демократов,
Ни дать, ни взять.
А балаклаву и гранаты
Забыл сорвать,

 

Спешил на праздник мега-жизни в

Кафешантан -

Рассеять пару магазинов,

И в Батаклан; 

 

Тем паче свой — раз жил все годы,
Как пес цепной,

С мечтой задрать подол свободы
Любой ценой.

 

А то, что тычет он елдой в нас —
Ты не смотри,
Нагнись и пой: «I hope you'll join us...»
At cemetery..

 

Какая ясная картина

Из кабака!

Ну, чем не храм?! Пускай храмина,

Пускай пока –

 

Пока безликий мертвечонок

Не поднял глаз,

Пока еще лимит прощенных

Включает нас,

 

Но глухо внутреннее ухо

В пылу борьбы –

Не ловит в замирании духа   

Раскат трубы.

  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 1556

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.