"Отелло." Несовершенная трагедия о любви. (сценарий)

/ / Поэзия Любовная лирика
Автор искренне благодарит и просит прощения за допущенные вольности у А. А. Вознесенского, А. С. Пушкина, И. А. Бродского, П. П. Ершова и У. Шекспира.
Действующие лица:
 
ОТЕЛЛО (мавр)
ДЕЗДЕМОНА (влюблённая жена)
ТИГР
ВЕДУЩИЙ
ДОКТОР ХАУС
 
В эпизодах:
 
САНИТАРЫ, уносящие тело Дездемоны (2 добровольца)
ЗВЕРИ В ЗООПАРКЕ (это уж как кому повезёт)
 
А также:
 
СНЕЖИНКИ (танец)
ПЕВЕЦ (песня)
ДОБРОВОЛЬЦЫ (номер художественной самодеятельности)
БАЯНИСТ
И трезвый музыкант, следить за баянистом и дёргать его за рукав, чтобы умолкал, когда артисты говорят.
 
 
ВЕДУЩИЙ:
Отелло, добрый мой приятель,
Родился в Африке, в стране,
Где довелось бывать и мне,
Но Вам туда, о мой читатель,
Уж верно нынче не попасть…
Да и на кой она сдалась?
Там жарко, мухи, мавры, страсти,
Слоны и прочие напасти.
Вот жил, к примеру, мавр один.
Отелло, видный господин.
Как праздник в музыкальной школе,
Он весел, беззаботен был и чёрен.
Супруга же его была
Как лебедь нежная бела.
 
(Входят Отелло и Дездемона, садятся на скамейку. У Дездемоны на шее полосатый шарфик)
 
ОТЕЛЛО:
О Дездемона! Ты прекрасна,
Как солнце в утренних лучах!
Твой стройный стан, твой голос ясный…
Но… что за шарфик на плечах?!
 
ДЕЗДЕМОНА:
О, мой супруг и повелитель,
Неужто мне он не идёт?! (срывает шарфик и бросает)
Так лучше? Кстати, посмотрите:
Мне платье в талии не жмёт?
 
ОТЕЛЛО:
О Дездемона! О супруга!
Идём, идём скорее в дом!
Там тайны нежные друг другу
Поверим мы, и будет в том
Гораздо больше упоенья,
Чем в этом на скамье сиденьи…
 
ДЕЗДЕМОНА:
Ах, Вам не нравится скамья?..
Иль, может быть, сказала я
Про платье грубость иль бестактность?..
 
ОТЕЛЛО: (уводит её за руку)
ПОЙДЁМ! Для речи благо – краткость.
 
 
Входит Тигр. Видит валяющийся шарфик.
 
ТИГР:
О, боже мой, Омар Хайям!
Подарок мой ногами попран…
В пыли, в окурках по краям…
О, Дездемона! Я растоптан. (садится на скамью, рыдает в шарфик)
Но, может быть, она его
Рукой небрежной поправляя,
Завидя мужа своего
И гнев Отелы представляя,
В смятеньи, прячет шарфик мой
И, словно лань, летит домой…
А может, мавр её убил,
А шарфик подобрать забыл?!!
Да нет же!.. Нет же… Потеряла
Она платок, скорей всего.
Она б выбрасывать не стала
Подарок сердца моего…
Платок я выкроил из шкуры,
Что с бока левого содрал
И две сплетённые фигуры
На нём, как мог, нарисовал:
То Тигр лобзает Дездемону…
Ну, и полосочки по фону.
 
Пойду же к ней с подарком снова,
Добьюсь хоть взгляда… или слова. (грустно, но с надеждой уходит)
 
 
ВЕДУЩИЙ:
Прошла неделя между тем.
И мавр замучился совсем:
То на работу, то с работы…
Едва дожил он до субботы.
Спешит к покинутой жене,
Остаться с ней наедине
Мечтает он уже неделю…
Но… Тигра видит на постели!
 
Да, мавр заходит домой, а на его постели спит Тигр. От взгляда мавра он просыпается.
 
ТИГР:
Тебе чего?
 
ОТЕЛЛО:
А где жена?..
 
ТИГР: (вскакивает, пятится к двери)
Учти: я на ночь не молился!
 
ОТЕЛЛО:
Жена!!! Она здесь быть должна!
Или вчера я так напился,
Что мне мерещится измена,
Где верности надёжно стены
Хранят супружеский очаг?..
Ты кто, скотина? Отвечай!
 
ТИГР:
Я – Тигр…
 
ОТЕЛЛО:
А что в моей постели
Ты делал?
 
ТИГР:
Спал… На самом деле,
Я – спал! Клянусь! Устал. Прилёг…
А так… Зашёл на огонёк…
 
ОТЕЛЛО:
Ну что ж, иди… Но, всё же, мне
Ты подозрительней вдвойне...
Но где жена? Где Дездемона?
 
ТИГР: А, Дездемона? Ну так – вона! (показывает на шкаф и убегает)
 
ОТЕЛЛО:
Родная! Боже! Что случилось?
Ты так бледна… Ты простудилась?
В шкафу… По дому тигры скачут…
Родная, что всё это значит?
 
ДЕЗДЕМОНА:
О, мой супруг! Я так устала
Жить в ожидании тебя.
Тебя я в снах своих искала,
Проснувшись — плакала, любя.
Оставь свои ночные вахты!
В стране родной ведь падишах ты!
 
ОТЕЛЛО:
Ах нет, любимая супруга!
Перед страной священен долг.
Длинна неделя друг без друга…
А слабых власть сбивает с ног.
Какой пример подам народу,
Коль буду жить себе в угоду?
 
ДЕЗДЕМОНА:
Ах, ты святой, любимый мой!
Но… чаще приходи домой!
 
ОТЕЛЛО:
А… кстати, на моей кровати…
Что там за тигр в моём халате?
И ты зачем в шкафу сидела?..
Ну вот, ты снова побледнела!
 
ДЕЗДЕМОНА:
Любимый мой! Ведь я одна!
Ужель сочувствия жена
У Вас уже не вызывает,
Когда она в шкафу рыдает,
От Тигра в ужасе закрывшись
И в комбинации зарывшись?!
 
ОТЕЛЛО:
Родная! Как я виноват!
Неделю без моей защиты…
Ты плачешь в страхе… Но я рад
Вину загладить! Попроси ты
Хоть что! Желание любое
Я брошусь выполнять с любовью.
 
ДЕЗДЕМОНА:
О, мой кумир! О, мой супруг!
Не выпускай меня из рук!
Дороже мне подарка нету,
Чем жить с тобой на свете этом.
 
 
ВЕДУЩИЙ:
Оставим их сейчас вдвоём
Три дня хотя бы подождём:
Любви милей уединенье
Всем абсолютно развлеченьям…
Свою порадовать супругу
Суровый мавр решил, и вот
Играют гармонисты, трубы,
Спешит талантливый народ,
Едят и пьют честные гости,
А перед ними на помосте
Снежинки хрупкие кружатся,
То ввысь взлетают, то ложатся.
 
(танец снежинок)
 
Оркестр гремит, музЫка плачет,
Отелло пьёт, певец поёт,
Пьянеют дружно гости, значит,
В разгаре праздник. Бал идёт.
 
(песня про любовь. Поёт певец)
 
Но вот на танец пригласил
Суровый муж жену младую,
Ей на челе запечатлил
Восторг живого поцелуя…
Но что ж он видит на жене?
Платок тигровый на спине!
 
ОТЕЛЛО:
Опять, любимая?! Платок?!
Кто ж его снова приволок?
Я ж мужика такой расцветки
Давно и прочно запер в клетке!
 
ДЕЗДЕМОНА:
Как в клетке?! Он же… Ты о ком?
Опять ко мне пристал с платком!
Он всё-таки подходит к платью…
Но милый, не могла же знать я,
Что муж мой из-за пустяка
Меня способен упрекать!
 
ОТЕЛЛО:
Не «упрекать»,! А – задушить!!!
Что с Тигром у тебя? Скажи!
 
ДЕЗДЕМОНА:
Любимый! Как ты мог представить?!
Мне дорог только ты один…
 
ОТЕЛЛО: (душит)
Ну как же мне тебя заставить
Признаться!
 
ДЕЗДЕМОНА:
О, мой господин!
Пусти! Нельзя мне волноваться.
И перестань как Тигр кидаться…
Как зверь, хотела я сказать…
Тебе на вахту написать
Я собиралась… Не успела…
Вот, посмотри… Такое дело…
Ведь я – беременна.
 
ОТЕЛЛО: (в шоке)
Давно?
 
ДЕЗДЕМОНА:
Недель уж тридцать. Всё равно…
Рожать уж скоро мне опять...
Так… Тридцать или тридцать пять…
 
ОТЕЛЛО:
Постой, родная! Как – опять?!!
 
ДЕЗДЕМОНА:
Любимый, лучше выяснять
Мы отношенья будем в спальне.
А праздник портить так печально!
К тому же – люди слышат нас.
Не выставляй же напоказ
Ни подозрения, ни ревность…
Уж лучше – мир, любовь и верность!
 
 
ВЕДУЩИЙ:
Опять супругов мы оставим
И любопытство укротим.
И даже в мыслях не представим
Ни разговоры, ни интим,
Ни то, как с тигром вдруг возможно,
Ни то, как мавр сейчас с женой,
Ни как, ни с кем, ни сколько можно,
И не пойти ль сейчас домой…
Оставим лучше мысли эти
И новый номер дружно встретим!
 
 
(любой номер)
 
День за днём спешит, мелькая,
В суете обычных дел…
Мавр, супруге потакая,
Зоопарк открыть успел.
Для услады взора милой
Там слоны и крокодилы,
Тигр томится в прочной клетке
И павлин сидит на ветке…
 
 
Отелло и Дездемона гуляют по зоопарку (среди зрителей)
 
 
ДЕЗДЕМОНА:
Ах, милый! Ты такую радость
Своею даришь добротой!
 
ОТЕЛЛО:
Так раздели ж для взора сладость,
В наш зоопарк пойдём со мной!
 
ДЕЗДЕМОНА:
Гляди, какая обезьяна!
Как будто человечек пьяный.
Такая умная мордашка,
Похожа на сестру Наташку.
 
ОТЕЛЛО:
Да-да, действительно, похожа.
Как человечек, право…
 
ДЕЗДЕМОНА:
Боже!
Смотри, а это что за птица?
Орёл, павлин или синица?
 
ОТЕЛЛО:
О, это редкое созданье.
Ей «Ряба – Курица» названье.
Она вина совсем не пьёт
И яйца в дом всегда несёт.
 
ДЕЗДЕМОНА:
Смотри-смотри! Как лань изящна!
Как грациозна, как стройна…
А знаешь, может, просто чаще
Кормить её?.. Пока она
Ходить ещё по клетке может…
 
ОТЕЛЛО:
А это кто здесь хвостик сложил?
Павлин – павлин! Раскрой свой хвостик!
 
ДЕЗДЕМОНА: (павлину тихонько)
Раскрой! Тебя ж Отелло просит!
Дурак, ведь он тебя задушит,
Когда его не станешь слушать!
 
(Павлин раскрывает хвост. Все в восторге. Переходят к клетке Тигра)
 
 
ОТЕЛЛО:
Вот сущая для глаз отрада!
И за волнения — награда.
Как сочетаются полоски
И прутья клетки. Как не броско!
Как стильно – я бы так сказал.
И нечего глядеть в глаза!
Скажи спасибо от души,
Что ты ещё покуда жив.
 
ДЕЗДЕМОНА:
Ах, дорогой, я так устала…
Мне что-то дурно… Проводи
Меня в покои…
 
(падает в обморок, мавр бросается к ней)
 
ОТЕЛЛО:
Ах, упала!!!
И сердце замерло в груди!
На помощь! Люди! Доктор! Слуги!
Скорей, скорей к моей супруге!
 
 
Входит доктор Хаус.
 
 
ХАУС:
Вы кто? Супруг?
 
ОТЕЛЛО:
Да…
 
ХАУС:
Поздравляю. Она умрёт, иль будет жить.
Одно из двух. Не представляю
Чего ещё вам предложить.
 
(хромая, уходит)
 
ОТЕЛЛО:
Урод! Учёная скотина!
Вернись! Спаси мою жену!
 
(заходят санитары с носилками, с ними д. Хаус. Дездемону уносят)
 
ХАУС:
Пока не выяснил причину
Заболеванья, не начну
Леченья. Ну?..
 
ОТЕЛЛО:
???...
 
ХАУС:
Колись скорее,
Откуда синяки на шее
У Дездемоны? Чем болел
Вот этот Тигр вот в этой клетке?
И что вчера на ужин ел
Вот этот попугай на ветке?
 
ОТЕЛЛО:
Кретин! Жену мою лечи!!!
На кой вообще нужны врачи?
Твои дебильные вопросы
Лишь время ценное уносят!
 
ХАУС:
Смотри: возможно рук не мыла
Жена, когда кормила птицу,
И там заразу подхватила…
Тогда ей следует лечиться
С павлином вместе. Если ж с тигром
Жена твоя делила… мясо,
У Вас инсульт возможен, (микро),
Что в жизни, в общем, очень часто.
 
(из-за кулис слышатся крики Дездемоны)
 
ОТЕЛЛО:
Жена моя!!! Что с ней?!!
 
ХАУС:
Рожает.
Она сейчас среди врачей.
А Вам, мой друг, не помешает
Мочу собрать с конторы всей.
(И подписать: который – чей
Анализ снова не забудьте)
Ну всё. К утру готовы будьте
На кровь. И до утра – не пить,
Не есть, прививок не мочить!
 
(раздаёт всем направления на анализы и уходит)
 
ОТЕЛЛО: (задумчиво)
Так что же с ней? Не мыла рук
И забеременела вдруг?
 
 
ВЕДУЩИЙ:
Родила царица в ночь
Не то — сына, не то – дочь,
Не щенка и не котёнка –
Полосатого тигрёнка!
Вновь Отелло в подозреньи,
Ревность вновь туманит зренье
И огнём кипит в крови…
Сердце ж стонет от любви.
 
Больничная палата. Дездемона с тигрёнком, Отелло.
 
ОТЕЛЛО:
Ах, любимая супруга!
Свет моих больных очей!
Мне, как мужу и как другу
Ты скажи: ребёнок чей?
 
ДЕЗДНМОНА:
Мой супруг и повелитель!
Он и мой, и твой. Он – наш!
Вы внимательней смотрите:
Носик – мой, а ротик – Ваш.
 
ОТЕЛЛО:
Что ты мне тут: «ротик, носик»!
Он в полоску, как матросик,
Что не снял свою тельняшку
И в утробе! Вот бедняжка.
 
ДЕЗДЕМОНА:
Дорогой мой, не так громко:
Вы пугаете ребёнка.
Посмотрите: Вы – как сажа.
Я – белее снега даже.
Наш ребёнок – чёрный с белым.
Так природа захотела.
Расскажу я Вам преданье
Чтоб рассеялись страданья.
 
Сказка Дездемоны:
 
Однажды чёрный бог Омар Хайям
Гулял в жару по рисовым полям.
Вдруг, огибая кустик чечевицы,
Прекрасную увидел кобылицу.
«Кобылица та была
Словно зимний снег – бела,
В мелки кольца завитая,
Вьётся грива золотая»…
Бог сражен был наповал
И любви девятый вал
Всё буквально поднял в нём.
Бог заржал и стал конём.
«Он чёрен был, как ночь, как пустота,
Он чёрен был от гривы до хвоста.
Недвижно он стоял. Казалось, спит.
Пугала чернота его копыт»,
И, словно белый свет от темноты,
Кобыла в страхе кинулась в кусты.
Но сами Вы подумайте немного:
В кустах возможно ль спрятаться от Бога?!
Кобылу ту настиг Омар Хайям.
Она была покорна, он – упрям.
Или она – упряма, он – проворен…
Ну, в общем, в долгом времени, аль вскоре
Родился жеребёнок у кобылы.
Силён, как папа, и, как мама, милый.
Но чёрные, как мрак, бегут полоски
По шкурке нежной, словно по берёзке…
Так Бог свою любовь однажды встретил,
Так появились зебры на планете.
Так чёрное и белое встречаясь,
Мешается, в полоски превращаясь.
 
ОТЕЛЛО:
Любимая! Прости за подозренья!
Тебе принёс я яблоки, варенье…
Скорее поправляйся, дорогая!
Один, в тоске и страсти я сгораю.
 
(Входит доктор Хаус.)
 
ХАУС:
Мужчина! Вы больную утомили.
Вы же на две минуты приходили.
Она ж Вам час уже в любви клянётся,
Сейчас почти в истерике забьётся.
А Вы простой анализ сдать не в силах.
Или поверить, как она просила!
 
(Отелло, извиняясь, уходит)
 
ДЕЗДНМОНА:
Спасибо, доктор…
 
ХОУС:
Не за что, больная.
Хотя я Вас, увы не понимаю…
Я Вам пришёл сказать: Ваш Тигр – здоров.
А у павлина мы нашли глистов.
 
ДЕЗДЕМОНА: (задумчиво)
Так, значит, что? Глисты теперь у Тигра?..
 
ХАУС:
Вы Дездемона, бросьте эти игры!
Таблетки от глистов и Вам, и мужу,
Павлину, Тигру… Вот рецепт. К тому же
Вы просто руки мыть не забывайте
И мужа Тигром реже называйте.
 
(Все уходят)
 
ВЕДУЩИЙ:
Мчит неделя за неделей,
Как на пёстрой карусели.
Жизнь случается меж тем
Незаметная совсем.
Жизнь в пелёнках, в распашонках,
В разговорах о ребёнке…
Жизнь в обычных мелочах,
То – с бокалом при свечах,
То во сне, то за работой…
И суббота за субботой
Так мелькают, что держись!
А ведь это – наша жизнь!
Так мелькнёт, и не заметишь,
Даже если чудо встретишь.
 
 
(Отелло у клетки с Тигром. Открывает.)
 
ОТЕЛЛО:
Ну что, допрыгался? Подъём.
Вставай на лапы и пойдём.
 
ТИГР: (вцепляется в решетку)
Нет! Никуда я не пойду!
Уж лучше в клетке пропаду,
Чем ты живьём меня задушишь,
Из шкуры вытряхнув к тому же!
 
ОТЕЛЛО:
А! Значит, всё же, есть за что!
Пойдём! Бери своё пальто.
 
(Тигр нехотя выходит. Отелло ведёт его к скамейке, усаживает, наливает водки. Выпивают)
 
ОТЕЛЛО:
С тобою я давно знаком,
Но говорить, как с мужиком
С животным мне не доводилось.
Откуда ты, скажи на милость?
 
ТИГР:
«     Я входил вместо дикого зверя в клетку,
     выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
     жил у моря, играл в рулетку,
     обедал черт знает с кем во фраке.
     С высоты ледника я озирал полмира,
     трижды тонул, дважды бывал распорот.
     Бросил страну, что меня вскормила.
     Из забывших меня можно составить город.
    Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
     надевал на себя что сызнова входит в моду,
     сеял рожь, покрывал черной толью гумна
     и не пил только сухую воду.
     Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
     жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
     Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
     перешел на шепот. Теперь мне сорок.
     Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
     Только с горем я чувствую солидарность.
     Но пока мне рот не забили глиной,
     из него раздаваться будет лишь благодарность.»
Стреляй, сволочь!
 
(Молча выпивают)
 
ОТЕЛЛО:
Твоя жизнь оказалась и вправду излишне длинной.
А иначе жену мою ты б никогда и не встретил.
Ты не бойся, я, как родного, твоёго сына
Воспитаю и дам ему всё, что возможно на этом свете.
Вот платок – или шарфик – с рисунком наивным и странным.
На, пришей ты его к себе на бок обратно.
Если, конечно, тебе это кажется важным,
Но Дездемоне, я думаю, было б приятно…
 
(Выпивают. Тигр пытается прицепить себе на бок булавкой шарфик, плачет. Пьют.)
 
ТИГР:
Я тебя не совсем понимаю,
Но как ты благороден, я вижу.
Я тебя до конца не узнаю,
И уже никогда не увижу.
Закопай ты меня за горою,
Где жена твоя утром гуляет.
А о том, что случилось со мною,
Поклянись, что она не узнает!
 
ОТЕЛЛО:
Ты, придурок, хмельная скотина!
Вот тебе направленье отсюда!
Не убью ж у своёго же сына
Я отца!!! Но учти – не забуду.
Никогда я тебя не забуду,
И поблизости если увижу,
Даже в воздух стрелять я не буду –
Задушу, по возможности тише.
И платочком твоим же накрою,
И в лесу незаметно зарою.
 
ТИГР:
Так ты что же?.. Меня отпускаешь?
А её?.. Ты её не обидишь?
 
ОТЕЛЛО:
Ты уже никогда не узнаешь,
И уже никогда не увидишь.
 
(Уходят)
 
 
 
ВЕДУЩИЙ:
А жизнь течёт. Уж снова вечер
В лучах янтарных утопает.
И мавр спешит жене навстречу
И от любви горит и тает.
 
ОТЕЛЛО:
Любовь моя, ты – сон, ты – чудо!
Ты, как дитя прекрасна ныне,
Тобой одной дышать я буду,
Ты для меня – родник в пустыне!
 
ДЕЗДЕМОНА:
О, мой супруг, мой месяц ясный,
Ужели в прошлом наша ссора?!
Ужель не сердишься напрасно
И своего не прячешь взора?
 
ОТЕЛЛО:
Прости меня, о Дездемона,
Что оставлял тебя одну.
Что занят был делами трона,
Тебе предпочитал страну…
Прости меня за невниманье
К тебе, за боль и за страданье
Моё, твоё… за всё – прости!
Позволь же на руках нести
Тебя по жизни, защищая
От всех невзгод и всех потерь.
Прими ж мою любовь, прощая.
Ведь я – твой муж, ты мне верь!
 
 
ВЕДУЩИЙ:
Чтоб в любви увидеть счастье,
Нам нужна любовь одна.
Быть с другим единой частью,
Отдавать себя до дна.
«Безвозмездно. То есть – даром»
Отдавать себя, дарить,
Согревать душевным жаром.
Ведь «любить» — не «брать», а – «быть».
Только жизнь ценой единой
Приравняется к любви.
Прегрешений список длинный
Неизбежен – се ля ви!
 
От супруги скрыв измену,
Но её, а не свою,
Мавр семьи упрочил стены
И теперь живёт в раю.
Ну а если б задушил он
Дездемону и себя?..
Вряд ли все б остались живы!
Так что – радуйтесь, любя!
И скрывайте от любимых
Их измены и грехи,
И дарите им букеты,
И читайте им стихи.
 
 
  • Оценка: +9
  • 0
  • 1014

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

2 комментария

avatar
Вона оно как! Шекспирка-то не додумался, что Яго — тигряка полосатая… Трагедию смастерил, бедную женщину придушили — позор цивилизации. :) А ещё не додумался, что Отела — почти Атилла. С именами героев надо поосторожней как-то. Спасибо за порцию смеха! :)))
avatar
Смеюсь)))) Спасибо, Елена!)))… А ещё — Отелло, почти Акелла… Только он не промахнулся, а всё правильно сделал)))

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.