Воля и неволя.
   Большинство уголовников не испытывают  на себе крайних потрясений в связи с их изоляцией от общества. До  заключения они жили в аналогичной среде с подобными же отношениями людей как и на зоне. Вся их неустроенность, трудности происходят лишь от перемены места жительства и  связанными с этим обстоятельством   множество других перемен в их жизни, причем не в худшую сторону. Во многих случаях им в лагере даже лучше, например, только здесь многие могли каждую неделю смотреть бесплатное кино. Здесь можно бандитствовать безнаказанно, всегда вовремя накормят, есть крыша над головой,  много товарищей- единомышленников, все бесплатно, не надо ни о чем думать. Обо всем за тебя подумают другие, никаких прописок, паспортов, устройств на работу, никакой ответственности. Все устроят  за тебя. Не то рай, не то коммунизм.
  Я, конечно, утрирую, но многие россияне мечтают без таких проблем жить и на воле  и  готовы поменять гражданскую свободу на гарантированную пайку. Ко всем неудобствам зоны уголовники быстро адаптируются. Если они испытывают какие-либо мучения, то осознают это как заслуженную кару, как акт возмездия, акт справедливости и Божье наказание. Россияне за решеткой  признают систему в целом, власть и порядок, считают, что все существующее предначертано свыше и никак иначе быть не может, не должно.
    Всякая  коррупция, деструкция, критика, альтернатива вертикали власти не только исключается, но должно подвергаться подавлению во всех формах. Можно сказать, что уголовщина — это часть национального характера россиян, а тюрьма — национальная идея по объединению народа. Уголовники не только разделяют, но и активнейшим образом поддерживают такой взгляд. Они бывают недовольны лишь тем, что их порой слишком сурово наказывают. Они главное не понимают, за что их наказали. На свободе они грабили, насиловали, избивали. Здесь делают тоже самое, даже в больших размерах. Разница лишь в том, что там он грабил прохожих на темных улицах, здесь своих соседей по бараку и совершенно открыто и свободно. Там он насиловал женщин, здесь мужчин. Там он вымогал двести  рублей у магазина, здесь  две тысячи у слабого соседа. Там торговал дозами, здесь устраивает лишние передачи, посылки и прочее, за что получает вознаграждение.  Там он плохо, но работал, здесь не работает вообще. Там он невежда  и ханыга, здесь бригадир, библиотекарь, зав. клубом. Там он зарезал «товарища», а здесь пикой проколол «козла», довел до самоубийства чухана. Там покупал водку в супермаркете, здесь у охранника. Там обругал прохожего нецензурной бранью, здесь эти же слова слышит из громкоговорителя от главного начальника. Уголовники часто вообще других слов не понимают.
  • Оценка: +0
  • 0
  • 1137

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.