Отчизне – верность! Любо! Полтавщины казаки

/ / Проза Эссеистика, публицистика, статьи и т.д. История
Читать аннотацию к публикации ↓
                                                                                           
 
 1.    Предисловно-презентативное
 
     Пред изложением соответствующего теме конкурса произведения (в жанре словесной эклектики) о казаках, необходимо уведомление о том, что до прошлого года ни о чём подобном автор не задумывался, не ассоциировал себя с этой единой этнической сообщностью.
     В Белоруссии родился, в российской Сибири рос и начинал учиться, в Литве учёбу окончил и стал работать в Украине: водил паровозами грузовые поезда по Донецкой железной дороге, пассажирские до Ростова-на-Дону. Там же продолжал заочное обучение. По окончании РИИЖТа (Ростовский институт инженеров ж.-д. транспорта, ныне РГУПС), водил поезда электровозами и тепловозами, ремонтировал их, обучал будущих машинистов локомотивов, руководил ими (преподаватель дортехшколы, старший инженер и мастер, заместитель начальника и начальник локомотивного депо).
 
     В 2013-м отмечал 80-летний юбилей в Харькове. К уже достигнутым общественным чинам и регалиям (глава Представительства Ноосферной духовно-экологической Ассамблеи мира, член Союза писателей России, награждённый знаком особого отличия национальной премии «Золотое перо Руси» и орденом «Трудовая доблесть России») добавился документ:

А в СТЕПЕННОЙ КНИГЕ родовых сословий России (СОВРЕМЕННЫЙ ГЕРБОВНИК), изданной Княжеским советом Всея Руси (Москва, 1913 год, с. 138-139) появилось свидетельство:
 
 
Граф Стефанович Эрнест Александрович
     Письменные упоминания о предке рода «Материалы для биографии Стефановича Василия» находятся в VII томе «Чтений в Историческом обществе Нестора Летописца».«Брокгауз и Ефрон».
     Стефанович Василий (1697 — 1773) — юрист XVIII в., воспитанник Киевской духовной академии; путешествовал и обучался в Германии, Австрии и Италии. Был переводчиком при Петре Великом и князе А. Д. Меншикове. Участвовал в издании книги Феофана Прокоповича о Петре I; состоял преподавателем риторики и философии в семинарии Феофана.
     Вызванный в 1729 г. гетманом Даниилом Апостолом, Стефанович определился в «комиссию книг правных», в которой работал восемь лет и одно время председательствовал. Побывал бунчуковым товарищем, лохвицким сотником совершил походы на Хотин и против татар, напавших на Миргородский полк, и лубенским полковым судьёй.
     Большая биографическая энциклопедия об этом сообщала многословнее (:http://dic.academic.ru/contents.nsf/enc_biography/):
 Стефанович, Василий
— юрист ХVІІІ века; принадлежал к старинному малороссийскому роду, родился в 1697 г., высшее образование получил в Киевской духовной академии, а после этого, долгое время путешествуя по Западной Европе, слушал лекции в университетах Германии, Австрии и Италии. Получив в 1722 г. магистерский диплом от Братиславского университета, С. вскоре вернулся в отечество, именно в Петербург, и, как человек, в совершенстве знавший многие иностранные языки, был взят переводчиком сначала к Петру Великому, для которого он, кроме того, делал сводки из различных документов и писал на латинском языке грамоты к польскому королю, а затем также в качестве переводчика и компилятора работал при князе А. Д. Меншикове. По смерти Петра І С. участвовал в издании книги Феофана Прокоповича о деятельности этого императора, для чего ездил в Ревель, так как в Петербурге тогда не было ещё ни одной латинской типографии. По возвращении в Петербург, он некоторое время состоял профессором риторики и философии в семинарии Феофана Прокоповича. В 1729 г. гетман Даниил Апостол вызвал С. в Малороссию и предложил ему участвовать в «комиссии книг правных»; в течение целых восьми лет работал он в этой комиссии и одно время в ней председательствовал. Здесь он занимался переводом назначенной ему части источников и материалов по малороссийскому праву, в 1831 г. принимал деятельное участие в общем совещании (в Глухове), в котором редактировались результаты работ, и в том же году, по поручению гетмана, ездил в Москву с готовым уже переводом «прав». В то же время он был бунчуковым товарищем, лохвицким сотником (в этом звании совершил под начальством генерала Румянцева поход на Хотин и против татар, напавших на Миргородский полк), участвовал в главном комиссариате, в котором имел обязанности следователя по делам в Гадячском, Миргородском и Полтавском полках и заведовал экономической частью; наконец, малороссийским гетманом, графом Разумовским, был назначен Лубенским полковым судьёй… Кроме того, С. принимал участие в целом ряде комиссий по разграничению спорных земель между различными лицами и казацкими полисами. Умер С. в 1773 г.
Статья М. В. Б., «Материалы для биографии Стефановича Василия», «Чтения в Историческом обществе Нестора Летописца», т. VII. — «Сказка о служебной деятельности Василия С., представленная им самим по требованию гетмана гр. Разумовского — 14 янв. 1762 г.» там же, — «Энциклоп. словарь» Брокгауза и Ефрона, т. 30, s. v. — H. Маркевич, «История Малоросс.», Москва, 1842. {Половцов}.
        Пётр Великий, изучавший разнообразные науки и ремёсла, внедрявший всё, чему научился, в быт Московии, привлекал к служению империи многих лучших людей Западной Европы. Ещё более находил он таковых из русскоязычных деятелей славянских государств. Они обладали, по меньшей мере, одним преимуществом перед западниками: не надо было перекладывать их труды с латинского и других иноземных языков на российский. Среди последних первым был Феофан Прокопович.
Вот что написано о нём в Энциклопеии «Кругосвет»:
ФЕОФАН ПРОКОПОВИЧ (в миру Елиазар (Елисей)) (1681–1736), архиепископ Новгородский, церковный и политический деятель, верный сподвижник Петра I в реформах Русской православной церкви, писатель и учёный.
Родился 8 (19) июня 1681 в семье киевского купца. Воспитывался дядей, Феофаном Прокоповичем, ректором Киевской академии.
Учился в Киево-Могилянской академии и в Католическом университете в Риме. В 1718 стал епископом, а в 1721 – вице-президентом Синода. С 1724 – архиепископ Новгородский.
В 1698 отправился в Рим, перейдя в унию и приняв монашество в униатском базилианском (св. Василия Великого) ордене с именем Самуил. В Риме поступил в иезуитскую коллегию святого Афанасия, где прошёл полный курс теологических наук. Вернувшись в Киев (1702), вновь обратился в православие (1704), приняв монашеский постриг с именем Феофан.
В 1707–1709 прочитал в Киевской духовной академии курс по философии. Преподавал поэтику, риторику и богословие. Привлёк внимание Петра I, обратившись к нему с торжественной речью во время посещения царём Софийского собора (1706); произносил также панегирики царю по поводу Полтавской победы в том же Софийском соборе (1709) и в лагере в Яссах (1711). В том же 1711 Пётр назначил его ректором академии и игуменом Братского монастыря в Киеве, а в 1715 вызвал в новую столицу.
К тому времени Феофан уже был автором учебников поэтики и догматики, философских диалогов и многих проповедей; в его богословии проступили явные инославные, но скорее не католические, а протестантские мотивы. Г. В. Флоровскийписал по этому поводу в Путях русского богословия: «Не будь в феофановых трактатах имени русского епископа, их автора всего естественнее было бы угадывать в среде профессоров какого-нибудь протестантского богословского факультета. Всё здесь пронизано западным духом, воздухом Реформации». Так, согласно Прокоповичу, дела человеческие не имеют «совершительной силы», воля и душа фатально поражены грехом, спасение достигается только верою. Уже современники упрекали Прокоповича в том, что подобные взгляды не соответствуют традиции православного богословия и гораздо ближе к учению Лютера об «оправдании верой» и к учению Кальвина о «предопределении».
В Киеве Феофан создал и известнейшее из своих драматических произведений, силлабическую трагикомедию Владимир (поставлена в 1705), где «равноапостольный» князь, принявший христианство, выставлен как образец просвещённого монарха, одолевшего вековое невежество.
В петербургских проповедях (О власти и чести царской и др.) всячески отстаивал реформы Петра, обличая его врагов. В 1718 был рукоположен в сан епископа Псковского; с 1724 – архиепископ Новгородский.
Прокопович сыграл важную роль в теоретическом обосновании и практическом осуществлении церковной реформы, в упразднении патриаршества и учреждении Синода. Именно протестантские влияния помогли Феофану обосновать идею безусловного первенства светской власти (с её «верховенством над землёй») над духовной, которая должна быть преобразована, дабы существовать наравне с любыми другими государственными учреждениями.
Участвовал в составлении либо был автором важнейших государственных документов того времени, прежде всего Духовного регламента (1720), по сути – закона нового церковного устроения (подписанного Петром в начале 1721), согласно которому упразднялось патриаршество и вводилась всецело подчинённая царю Духовная коллегия (вскоре переименованная в Святейший Правительствующий Синод), где сам Феофан стал первенствующим членом. В Регламенте и в трактате Правда воли Монаршей обосновывал священный, абсолютный характер царской власти.
Его оппоненты (в первую очередь, Стефан Яворский) считали, что, постоянно критикуя в своих сочинениях католицизм («папизм») за претензии на политическую власть («папоцезаризм»), он в то же время сам впадал в противоположную крайность, наделяя государство и монарха всеми возможными атрибутами сакральности (цезарепапизм) и по существу лишая церковь права на реальный авторитет в религиозно-нравственных вопросах.
Кроме Духовного регламента, написал также введение к Морскому уставу и Слово похвальное о флоте Российском (оба 1719), Розыск исторический(1721), Правда воли монаршей (1722) и другие сочинения, где изъяснял проблемы гражданского и церковного права, а также престолонаследия, утверждая принципы просвещённого монархизма.
        Феофан Прокопович внёс большой вклад в новую, постсредневековую культуру России: он активно способствовал организации Академии наук, как историк (участвовавший, в частности, в написании Истории Петра Великого, изданной в 1773) оказал большое влияние на В. Н. Татищева, А. Д. Кантемира, Василия Стефановича который прибыл ко двору императора российского после окончания в 1722 году магистерского курса наук в Духовной академии Блатиславы.
        Последний  деятельно и профессионально помогал владыке не только в создании Истории Петра Великого, но во всех предыдущих литературных и духовных трудах, отвлекаясь лишь на исполнение обязанностей секретаря и переводчика самого Петра I. Им и был отмечен «милостью народа» по особым заслугам потомственным дворянством с выделением в вечное пользование земельных наделов в полтавской Лохвице.
           На родине Василий Стефанович был назначен Лохвицким сотником на место своего тестя Гамалея. Он был внуком гадячского есаула Тихона, убитого в одном из Чигиринских походов (на стенах крепости при взрыве турецкой гранаты) в 1674 году, и сыном гадячского протопопа Стефана, который умер у «шведську руину».
          С 1724-го по 1729 г. Стефанович служил в «домашней гимназии» (или – по другим интерпретациям — Академии) Феофана Прокоповича, к тому времени уже архиепископа Новгородского, профессором риторики и философии.
         Когда в январе 1729 года Василий Стефанович захотел вернуться в Украину. Феофан Прокопович обеспечил его рекомендательными письмами к киевскому архиепископу Варлааму Ванатовичу и гетману Даниилу Апостолу, на службу к которому Стефанович мечтал поступить. Гетман вскоре назначил его сотником  в Лохвицу; на этой должности Стефанович был,  по крайней мере, три раза. Так, 6 ноября 1729 года  универсалом гетмана Апостола он  получил повышение по службе до бунчукового товарища, Однако в июле 1730 года  снова был назначен Луховицким сотником; третий раз  на  этой должности он упоминается в 1733–1751 гг.,  снова действующим. В 1751 году  он «за ордером ясновельможного» служил в Лубнах в управлении полкового суда; в этом же году был назначен там судьёй; на этой должности был до самой кончины в 1773 году.
        Женился Василий Стефанович на дочери лохвицкого сотника Марии Гамалий. взяв за неё небольшое приданное: двор за Сулицким мостом с шинком и солодовней, а также пивоварню с казаном, да под селом Ручками рощу с сенокосами, войсковую часть  с мельницей на Ручанской плотине Неежсаловой.
     Вот только теперь (!), собирая информацию о своём знатном предке – графе Василии Стефановиче Стефановиче, автор приобщился не только к дворянской, но и казачьей родне, которая, оказалось, есть-пошла из мелких полтавских поместий.
     Использованы при этом следующие исторические и архивные источники:
     Киевская духовная Академия: http://drevo-info.ru/articles/2944.html — в авторском переводе
     Энциклопедия КРУГОСВЕТ (Феофан Прокопович): http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/religiya/FEOFAN_PROKOPOVICH.html
      НАРИСИ З ІСТОРІЇ ЛОХВИЦЬКОЇ ТА СЕНЧАНСЬКОЇ КОЗАЦЬКИХ СОТЕНЬ: http://gromada-lv.at.ua/index/0-28 — в авторском (Э. Стефанович) переводе
     Лохвиця – персональный сайт Олександра Панченка: http://gromada-lv.at.ua/index/0-48   — в авторском переводе
     Чигиринские походы 1676 – 1681 гг.: http://www.rusizn.ru/rom03_005.html
     Михайлов А. А.  Поход на Хотин: http://militera.lib.ru/h/mihaylov_aa1/06.html
     Дворяне: http://redbow.ru/dvoryane
       История Полтавы: http://histpol.pl.ua/ru/biblioteka/ukazatel-po-nazvaniyam?id=8091 – в авторском переводе
     Историчекий словарь. Казаки – Дворяне: http://www.historydic.ru/
     Полтавская битва. Взгляд из современности. Гетман Мазепа вчера и «мазеповщина» сегодня: http://vors.ucoz.ru/news/2009-07-12-20
 
2. Поход на Хотин (пример точки зрения военного историка, фрагменты)
                     Василий Стефанович был бунчуковым товарищем, лохвицким сотником  (в этом звании совершил под начальством генерала Румянцева поход на Хотин)…
)1 марта 1739 г. А. П. Волынский, князь А. М. Черкасский, А. И. Остерман, Б.-К. Миних подали императрице план будущей военной кампании. В нем содержался довольно подробный анализ международной обстановки. Авторы проекта указывали, что отправка на помощь австрийцам вспомогательного корпуса — дело непростое. Войскам придётся идти через Польшу, а такой поход почти наверняка спровоцирует выступление «неприязненных поляков». С другой стороны, если корпуса не послать, Австрия может выйти из войны. Это тем более вероятно, что «Франция желает теперь окончания войны для Австрии, с которую находится теперь в дружбе». Серьёзной угрозой является также Швеция, в которой вновь возобладала антироссийская партия. Если Россия останется одна против Турции, рассуждали вельможи, то весьма вероятно, что «Франция… вместо того, чтобы препятствовать Швеции сблизиться с Портою, будет ей в том помогать и как шведов, так, и поляков станет возбуждать против нас по старой злобе за польские дела...»
Далее в проекте говорилось, что, хотя «король польский нам доброжелателен», многие его подданные, «… несмотря на великое с нашей стороны к ним снисхождение, беспрепятственно пропускают нашего неприятеля через свои земли, беспрестанно уведомляют его о состоянии нашего войска, снабжают его провиантом и другими потребностями». В итоге составители проекта рекомендовали царице двинуть большую армию через Польшу, на турецкую крепость Хотин. Они поясняли, что, если одному корпусу идти через Польшу опасно, то «сильной армии поляки побоятся и удержатся от конфедерации [244] «. Потеря Хотина, став тяжким уроном для Порты, облегчит положение Австрии. Вспомогательные удары планировалось нанести по Крыму и Кубани.
Анна Иоанновна с проектом согласилась, и Миних сразу же отправился на Украину готовиться к походу. Незадолго до этого крымские татары совершили на украинские земли очередной набег, но были отбиты. Миргородский полковник Капнист даже уверял Миниха, что в схватках полегло 4 тысячи татарских воинов, в том числе 30 мурз, но достоверность этих цифр вызывала сомнение уже у современников.
Ещё одним противником русских на Украине являлся Филипп Орлик, который постоянно пытался сманить запорожцев на сторону турок. Однако подавляющее большинство казаков относилось к его агитации с полным равнодушием. На Днепре еще не забыли времена Дорошенко и оказаться под властью султана запорожцы не жаждали. Миних, не без злорадства, доносил в Петербург, что Орлик «находится у Порты и хана в худом кредите и живёт в одном монастыре близ Ясс». Фельдмаршал также с уверенностью сообщал о верности запорожцев, которым «к татарам пристать не для чего», ибо «татары сами голодны», а казаки получают жалование. На деле не все обстояло столь уж благополучно. Запорожцы, если и не верили Орлику, все же оставались народом буйным и непредсказуемым. Так при выдаче денежного жалования кошевой атаман Тукала из 6150 рублей роздал «лыцарям» всего 4000, а остальное разделил со старшиной.
Прознав о том, казаки напали на атамана, избили его до смерти и забрали все деньги, включая те, которые он получал ранее. Затем, они избрали нового кошевого атамана, Ивана Фоминича. «Хотя таковых их, запорожских казаков, — писал Миних, — поступки весьма непристойные и воле Её Величества противны, однако при нынешних обстоятельствах ничем огорчать их нельзя, тем более, что новый атаман человек добрый и к службе ревностный».
Для похода на Хотин Миних планировал собрать армию в 90 тысяч человек и придать ей 227 полевых орудий. Однако ему удалось сосредоточить в предместьях Киева только 60 тысяч человек, 174 осадные и полевые орудия, да понтонный парк на 36 понтонов. Не рассчитывая на постоянные базы снабжения, командующий решил везти все припасы в одном обозе, дав ему сильное прикрытие.
Поход на Хотин явился апофеозом полководческой карьеры Миниха, поэтому он гораздо лучше, чем иные его кампании, рассмотрен в научной и научно-популярной литературе.
В предлагаемом издании рассказ о нем будет довольно кратким. Русская армия переправилась через Днепр в районе Киева (основные силы) и у местечка Триполье (колонна А. И. Румянцева). 25 мая войска подошли к городу Василькову, располагавшемуся на границе с Польшей, и в течение двух дней ожидали, пока подтянутся обозы и отставшие части.
28 мая Миних пересёк границу и направился к Днестру. 3 июня в лагере на реке Каменке он получил рескрипт государыни, с требованием «скорейшего марша и всевозможного поспешения произведением неприятелю чувственных каких действ». Однако «поспешению» очень мешали большие обозы.
Армия была разделена на четыре дивизии, которые шли разными трактами, но поддерживали друг с другом постоянную связь. 27 июня русские переправились через Буг в двух местах: у Константинова и у Меджибожа. Воспользовавшись тем, что турки стянули все силы к Хотину, Миних направил казачьи отряды на Сороки и Могилев на Днестре.
Оба городка были захвачены и сожжены, а казаки вернулись к армии с большой добычей. Рапортуя об этом успехе императрице, командующий подчеркнул, что победа в самом начале кампании подняла боевой дух воинов, вселила в них уверенность в собственных силах.
Пока русские двигались вперёд турки успели собрать у Хотина очень крупные силы. Чтобы ввести противника в заблуждение, Миних разделил армию на две части. Одна, под командованием А. И. Румянцева, должна была демонстративно продвигаться к Хотину, а другая, во главе с самим Минихом, — обойти горы и выйти к городу с юга. 18 июля — на месяц позже срока, предусмотренного планом, армия вышла к Днестру, и на следующий день форсировала его, на виду у неприятеля.
Осуществив переправу, войска для короткой передышки встали лагерем перед деревней Синковцы. 22 июля они были атакованы крупными силами неприятеля, но успешно отбили натиск.
По словам фельдмаршала, «люди наши несказанную охоту к бою оказывали». В бою погибло 39 солдат и офицеров, получили ранения — 112. Из Синковиц Миних повёл свои силы на Черновцы и далее к Хотинским горам. Чтобы выполнить задачу, ему нужно было пройти по так называемым «Перекопским узинам» — дефиле в южной части Хотинских гор. На марше русские неоднократно подвергались атакам татарской конницы, но отразили все нападения.
Перед входом в «узины» Миних оставил весь обоз, прикрыв его 20-тысячным отрядом. Затем он форсировал дефиле и 9 августа вышел на равнину. Здесь армия перестроилась в три каре. Турки не препятствовали движению русских через Хотинские горы, так как намеревались окружить их и уничтожить превосходящими силами, в выгодных для себя условиях. Вслед за пехотой и конницей, «узины» преодолел обоз. 16 августа силы Миниха подошли к селению Ставучаны, которое находилось примерно в 13 верстах юго-западнее Хотина. К тому времени в распоряжении фельдмаршала было около 58 тысяч человек и 150 орудий.  
В Ставучанах стояла 80-тысячная армия турок и татар под командованием сераскера Вели-паши. Турецкий военачальник распределил свои силы следующим образом. Около 20 тысяч воинов (в основном пехота) заняли укреплённый лагерь на высотах между селениями Недобоевцы и Ставучаны, перекрыв дорогу на Хотин. Лагерь был окружён тройным ретраншементом с многочисленными батареями, на которых стояло около 70 пушек. Отряды турецкой кавалерии под началом Колчак-паши и Генж-Али-паши (10 тысяч чел.) должны были действовать на флангах русской армии, а 50-тысячное войско татар во главе с Ислам-Гиреем получило приказ выйти в ее тыл.
План Миниха заключался в том, чтобы демонстративной атакой на правый фланг отвлечь внимание противника, нанести мощный удар по левому, менее укреплённому флангу и прорваться к Хотину. Утром 17 августа отряд под командованием Г. Бирона (до 9 тысяч человек при 50 орудиях) предпринял демонстративную атаку. Переправившись через реку Шуланец, он направился к главным силам турок, а потом повернул назад, и стал снова переправляться через реку. Отход отряда Бирона турки расценили, как бегство всей русской армии.
Вели-паша послал в Хотин известие о разгроме «презренных гяуров» и перебросил значительную часть войск с левого фланга на правый, чтобы развить успех. Узнав об этом, Миних двинул вперёд главные силы, которые перешли Шуланец по 27 мостам. Вслед за главными силами на левый берег реки снова переправился отряд Бирона. Так как на переправу ушло около 4 часов, турки успели стянуть силы к лагерю и выкопать дополнительные окопы. К 5 часам вечера русские построились в боевой порядок и двинулись на левый фланг неприятеля. Попытки турецких артиллеристов, занимавших господствующие высоты, остановить русскую атаку огнем успеха не имели. Тогда турецкий командующий бросил вперёд [248] конницу Генч-Али-паши. Русская пехота остановилась, выставила рогатки и отразила натиск кавалерии. Эта неудача окончательно подорвала боевой дух турок, и они в беспорядке отступили к реке Прут и за Дунай. Русские заняли лагерь, захватили весь неприятельский обоз и много артиллерии. В бою погибло около тысячи турецких воинов. Потери русской армии составили 13 убитых и 53 раненых.
Извещая императрицу о победе, Миних писал: «Всемогущий Господь, который милостиею своею нам предводителем был, всевышнею своею десницею защитил, что мы через неприятельский беспрерывный огонь и в такой сильной баталии убитых и раненых менее 100 человек имеем; все рядовые полученной виктории до полуночи радовались и кричали «Виват, великая государыня!». И означенная виктория даёт нам надежду к великому сукцессу (успеху — А. М.), понеже армия совсем в добром состоянии и имеет чрезвычайный кураж».
18 августа русские войска подошли к Хотину, гарнизон которого бежал к Бендерам. На следующий день город был взят без единого выстрела. Из Хотина армия Миниха направилась к реке Прут, 28–29 августа формировала его и вступила в пределы Молдавии. Местное население восторженно встречало русских, видя в них освободителей от турецкого гнёта. 1 сентября русский авангард занял Яссы, где командующий принял официальную депутацию молдаван, просивших принять страну под «высокую руку» императрицы Анны Иоанновны…
 
  1. Полтавское казачество. Гетманщина  
        Полтавщина, — свидетельствует Людмила Кирилловна Шендрик, заместитель директора по научной работе Государственного историко-культурного заповедника «Поле Полтавской битвы», – исторический регион Днепровского левобережья  в ХVІІ-ХVІІІ столетиях становится одним из центрoв  политической, экономической и культурной жизни Гетманского государства – Украины, где действовало шесть казацких полков: Гадячский (ликвидированный в 1782 г.), Лубенский (1782 г.), Миргородский (1782 г.), Переяславский (1781 г.), Полтавский (1775 г.), Прилуцкий (1782 г.).
        В  1708-1709 годы Великая Северная война (1700-1721 гг.), начавшись на берегах далёкой Балтики, где разыгрывалась карта сфер влияния в Европе между Московией и Швецией, приходит в Украину, непосредственно на поля Полтавщины. Полтавская битва, став судьбоносной, без преувеличения, для европейских народов, явила и позорный для части казачества феномен  мазеповщины.
        Известно, что после смерти И. Мазепы приняли первую Конституцию Украины (1710 г.). Тем не менее, после Полтавской битвы Украина постепенно утрачивает независимость, перестаёт существовать как держава. В 1764 г ликвидирован институт Гетманства, в 1775 г. – уничтожена Запорожская сечь,  до 1782 года – ликвидировано  полковое устройство. Но, по мысли видного историка Александра Оглоблина:
»…дальнейшая история Украины явно показала, что собственно, это величайшее поражение Украинской державы и украинской государственнической идеи, которое произошло в 1708-1709 годах, вместе с тем, стало и началом последующего развития украинства, украинской национальной идеи".
      Учитывая историческую роль казачества в становлении  державности, 4 января 1995 г. Президент Украины издал Указ «Про відродження історико-культурних та господарських традицій українського козацтва». Великою Радою Украинского казачества принят Статут этой  организации, в котором обозначена и цель её деятельности —  возрождение казацкой нации. Достойно представляет эти положения  краевое товарищество Украинского казачества Полтавского коша имени М. Михновского.
       «Лучший пророк для будущего  его  прошлое».  
        Полтавский край  - сердце Украины. Не только потому,  что находится  посредине между промышленным востоком и галицийским западом, в самом центре страны. Цепь исторических былей, литературных мифов и реальных событий  связывают эти места, которыми  так богата  Полтавщина: здесь жили и творили Николай Гоголь, Тарас Шевченко, Иван  Котляревский.  Пётр Первый рубал тут шведов, а воспетая  Гоголем Сорочинская ярмарка  гремела славой на всю Российскую империю.  С появлением казачества начинается политическая жизнь украинского народа. В административном отношении в середине 17в. Украина делилась на полки. Полком называлась  определённая  территория, которая, в свою очередь, была поделена на сотни. Во главе полка стоял полковник. В 1648-49г.г. на территории  Полтавщины были созданы полки. Сотней управлял выборный сотник.
         В ходе казацкой войны под предводительством Б. Хмельницкого Полтавщина не была главной ареной военных событий. В 1687 году гетманом  Украины был избран Иван Мазепа. В начале Северной войны Мазепа верно служил Петру Первому. В конце октября 1708 года  Карл ХII вступил в пределы Малороссии, Мазепа  переметнулся  на его сторону. За ним последовали только немногие казаки и незначительная часть казацкой старшины. Новым гетманом становится Иван Скоропадский, которого выбрали единогласно. 27 февраля Пётр Первый одержал победу над шведами. Мазепа бежал вместе с Карлом ХII на юг к Днепру в Бендеры, во владения турецкого султана Ахмеда III.Султан не выдал Мазепу России. В 1710 году он скончался. После смерти Скоропадского управление Украиной  временно перешло к Павлу Полуботку. Хотя восстание Мазепы он не поддержал, но по  указанию Петра Первого вместе с другими старшинами был заточен  в Петропавловскую крепость, где и умер. После кончины Петра Первого  Екатерина I «милостиво изволила освободить» из заключения казацких старшин. После смерти Екатерины I Александр Меншиков становится полновластным регентом при малолетнем императоре Петре II. Именно по его указанию пишутся приказы и распоряжения,  которые касаются Украины. А после его смерти новым гетманом  стал Даниил Апостол миргородский полковник. И уже после дворцового переворота, в результате которого арестовывают Меншикова и вместе с семьёй ссылают  в Сибирь, гетманом Украины становится Кирилл Розумовский…
         На Полтавской земле – корни украинской культуры. Ещё 15 тысяч лет тому назад здесь находились стоянки первобытного человека. В I тысячелетии до н.э. здесь проживали племена скифов кочевников и земледельцев. Именно здесь, среди лесов, сохранилось самое крупное поселение скифского периода (VI век до нашей эры – I век нашей эры) – Бельское городище. Эти остатки, отождествляемые некоторыми учёными с геродотовским городом Гелоном, были центром союза племён и самым крупным укреплённым поселением не только Украины, но и Европы периода раннего железного века. По преданию, на входе в деревянный город, длина стены которого с каждой стороны была 30 стадиев, стояли две 6-метровые лошади, отлитые из золота, и именно за ними в 512 году до нашей эры направил своё 700-тысячное войско персидский царь Дарий. Однако, вскоре его войско было разгромлено скифами и он понёс одно из самых серьёзных военных поражений. Когда точно, как и отчего погиб Гелон, точно сказать невозможно. Изучение Бельского городища продолжается.
         С первых веков после Рождества Христова различные племена славян, обитавших на берегах Дуная, поселились по берегам Днепра, Днестра, по Оке, Двине, Суле, получив название Северян или Суличей. Ближайшей восточной границей от степных кочевников для Северян служила река Сула, а более отдалённой – река Ворскла.
         Во времена Киевской Руси территория нынешней Полтавской области входила в состав Переяславского княжества. В конце IX столетия, киевский князь Олег (879-912), покоряя славянские племена, овладел и землями Северян-Суличей, обложив их данью. Начало гражданского быта появляется в пределах Полтавской губернии с X века. Уже великий князь Киевский Владимир I Святой (980-1015) “нача ставити городы – по Суле.”1 У впадения реки Оржицы (правого притока) в реку Сулу степные варвары находили для себя самое удобное место для переправы при нападении на Северскую землю. Согласно Ипатьевской летописи, в 1107 году многие половецкие князья “сташа около Лубна”, русские же князья “идоша на Половце к Лубну” одержали победу. Князь Владимир II Мономах (1113-1125) половцев, ”иже Горошин взяша”, гнал за реку Хорол. Несколько раз упоминает князь в своем поучении детям город Лубны. Из других городов впервые упоминается в летописи в 1154 году Пирятин, когда его захватил князь Глеб Георгиевич Переяславский (ум.1171), боровшийся с князем Мстиславом II Изяславичем Волынским (ум.1170).
        Существует несколько версий происхождения названия этого города. Наиболее вероятной представляется версия учёного-филолога А. И. Соболевского (1856-1929), согласно которой название происходит от Пирят, сокращённого варианта имени киевского боярина Пирогоста, жившего в XI-XII столетиях. В 1174 году в письменных источниках впервые упоминается Лтава, населённый пункт, располагавшийся на месте нынешней Полтавы. Новгород-северский князь Игорь Святославович (1151-1202) разгромил половцев и, преследуя их, перешёл реку Ворсклу возле Лтавы. Считается, что своё название город получил от притока Ворсклы – реки Лтавы или Олтавы, где изначально находилось поселение. В 1179 году при князе Всеволоде III Большое Гнездо (1176-1212) при преследовании врагов “князи рустии поидоша за Сулу и сташа близ городища Лукомля”. В 1185 году половцы “по Сули грады поделиша.”
          Из вышеназванных древних городов земли Полтавской чаще всего упоминаются Лубны, построенные на высоком берегу Сулы и Пирятин, стоящий на высоком берегу реки Удая, правого притока Сулы. В 1239 году татаро-монголы завладели Северскою землёю, разрушив все города. Вследствие постоянных налётов и грабежей степных кочевников богатое Посулье было обращено в пустыню. Опустели тогда все Русские окраины, появились безлюдные Дикие степи. Многие места Полтавского края, форпосты восточной окраины Древнерусской державы, пропадают на долгое время из письменных источников.
         О времени, когда страна, составлявшая изначально большую часть древних владений великих князей Киевских, получила название Малая Россия или Малороссия, существуют различные легенды. Д.Н. Бантыш-Каменский писал: “Иные писатели полагают, что сие произошло при возвышении Владимирскаго Княжения и упадке Киевскаго, в исходе XII столетия; другие, что страна сия так стала именоваться, находясь под Литовским владычеством, для отличия от Великой России. В древних же хартиях, согласно с сим последним мнением, упоминается в первый раз о Малой России в 1335 году, а именно в Грамоте Георгия Князя Владимиро-Волынскаго, сохранившейся в Кёнигсбергском Архиве. В XV веке Греки давали уже такое название отторженным от России областям. Должно полагать, что с того же времени, или с присвоения Польшею части завоёванных Литвою русских земель на правой стороне Днепра, страну сию стали также именовать Украйною”. Однако стоит заметить, что в применении к нынешним украинским землям название Малороссия стало широко употребляться только с XVIII века.
         После татаро-монгольского нашествия, когда власть русских князей на юге ослабела, в XIV веке южная Русь переходит под власть Великого княжества Литовского. В 1331 году, когда утвердился в южной России великий литовский князь Гедимин (1316-1341), последовало отторжение Полтавского края из владения Золотой Орды и присоединение его к Литве. Вхождение бывших древнерусских земель (в том числе и Полтавского края) в состав Великого княжества Литовского, как указано в трактате о присоединении, было добровольное, “как равных к равным и вольных к вольным”. В 1386 году великий литовский князь Ягайло (1377-1434) женился на наследнице Польского престола Ядвиге и был признан Польским королём. С этого времени Литва вместе с украинскими землями присоединилась к Польше на условиях равенства гражданских и религиозных прав. В начале XV века в хрониках вновь появляется под современным названием исторический центр региона – город Полтава. Он находился в это время под властью великого литовского князя Витовта (1350-1430), который в 1430 году передал Полтаву под власть основателя рода князей Глинских, крещённого татарского мурзы Лексады-Александра. В 1482 году Полтава подверглась нападению татарского хана Менгли-Гирея (ум.1515).
         Любопытен факт, что в XVIII-XIX веках в России широко была распространена следующая версия возникновения Полтавы: “Город сей получил начало своё в 1602 году, по присоединении Малой России к Польше. Когда малороссияне распространяли селения свои вниз по реке Днепру, то в сие селение из бывшего Миргородского полка, зашедший с шестью семьями казак, по фамилии Масло, первоначально поселился на том самом месте, где ныне стоит город. Название же своё получил от малого из родников вытекающего ручейка, именующегося Полтавкой.” Однако современные исследования и более глубокое изучение источников позволяют констатировать факт, что эта версия ошибочна.
         13 апреля 1409 года литовским правительством была издана подтвердительная грамота привилегиям жителям Киевского и других воеводств. В то же время в связи с появлением казачества было учреждено гетманство. Первым гетманом, с правами королевского наместника, в 1500 году стал Предслав Ланцкоронский. Первое упоминание о казаках встречается в конце XV века в хронике известного польского летописца Мартина Бельского (1494-1575), который говорит, что в 1481 году, во время похода поляков против татар, проводниками поляков были казаки. В 1491 году на Галицком Подолье произошло восстание крестьян против шляхты. В своих хрониках Мартин Бельский и польский епископ и историк Мартин Кромер (1512-1589) говорят, что во главе восставших был казацкий атаман Муха. В документах казаки упоминаются в первый раз в 1499 году, когда в “привилее”, данном великим князем Александром Ягеллоном (1460-1506) городу Киеву, было определено, какое мыто мещане должны брать с казаков за рыбацкий промысел.
         Откуда же пошло название “Казаки”? “Иностранные писатели весьма забавным образом изъясняют происхождение названия Казаков: Гербиний производил слово Казак от Польскаго kossa (коса или сepn)! потому что, по его мнению, Казаки, или по крайней мере некоторая из них часть, вооружены были косами; Пиацек, Гарткнох и Ле Шевалье от козы, с которою сравнивают они проворство, ловкость и оборотливость Казаков в непроходимых местах! Зиморовичь от слова казака, означающаго, будто, на нашем языке муху!!! желая чрез то показать сходное Казаков с мухами непостоянство и наглость; Де Гюин от Kiptsсhak, и так далее! Известно же, что слово Казак означает на татарском языке воина легко вооружённаго или наездника; также даётся оное тому, кто у другого на войну нанимается.”
         Казаков, живших на нижнем течении Днепра, за порогами называли “Запорожскими казаками” или “запорожцами”, в отличие от казаков, живших в пределах Литовско-Польского государства. Запорожские казаки оформились в своеобразную военную организацию – Запорожская сечь. Сечь по существу была рядом укреплений (“засек”) с центром на одном из островов Днепра. В 80-х годах XVI века таким центром был остров Томаковка, а в 90-х годах им стал остров Базавлук. Вся сечь представляла собой некоего рода вооружённый лагерь (“Кош”), с выборным кошевым атаманом. Кош делился на курени, с выборными куренными атаманами; ещё ниже шли сотни с выборными сотниками.
          Дисциплина и подчинение своему выборному начальству во время военных походов была строжайшая и беспрекословная. Источниками существования запорожцев были: война, охота и рыбная ловля, скотоводство и, только отчасти, земледелие. Запорожцы нападали на татарские кочевья, грабили их и уводили скот, лошадей и пленных. Нередко на своих cудах-чайках они спускались по Днепру в море и разоряли не только татарские города в Крыму, но и турецкие города на берегах Чёрного моря, доходя иногда до самого Константинополя. В мирные периоды они занимались промыслами в окрестностях Сечи. С этого времени на этих землях начали возникать сначала временные поселения запорожских казаков, а потом и постоянные; казаки жили там семейной жизнью, при этом, не теряя связи с Сечью. С появлением казачества начинается политическая жизнь украинского народа.
          Особое значение для истории украинского народа имела Люблинская уния 1569 года. Согласно ей польский король Сигизмунд II Август (1548-1572) отделил на вечное время от Литвы всю южную русскую землю, в состав которой входил и нынешний Полтавский край, и присоединил их окончательно и непосредственно к Польше. Польское право и польские порядки стали распространяться на литовские и украинские земли.
         В Польше не было свободного сельского населения, между тем как в Литве около 9/10 крестьян были вольными хлебопашцами. С введением в Литве польского права они подлежали обращению в крепостных. Казаки ещё менее укладывались в государственный строй, чем свободные крестьяне; но уничтожить или избавиться от них не было никакой возможности. Король Стефан Баторий (1576-1586), как дальновидный политик и опытный полководец, обратил своё особое внимание на казачество и стремился организовать его, свести число казаков до минимума и положить предел дальнейшему его росту. Всех казаков тогда насчитывалось около 20000, не считая Запорожцев, число которых в то время колебалось от 4000 до 6000 тысяч. Из всего казачества было отобрано 6000 человек, которые были разделены на 6 полков по 1000 человек в каждом и сотни; каждый казак имел по два подпомощника. Эти 6000 казаков были внесены в особый список – реестр, откуда и пошло название реестровых казаков.
          В реестр попали, главным образом, состоятельные казаки, среди которых было много так называемых “шляхетных”, то есть, происходивших из православной шляхты. Многие реестровые казаки владели земельными угодьями, на которых работали более бедные казаки, а также подсуседки, коморники и другие неимущие классы населения. Также эти 6000 казаков получили особые привилегии: освобождение от налогов, свободное владение землёй, которую занимали в момент регистрации (иногда крупные площади), а также бесплатно от государства коня, ружьё, копьё и ежегодно по одному дукату и по одному кожуху (шубе). Казаки сами выбирали себе старшего, которого польское правительство называло “старшим войска запорожского”, казаки же – гетманом. Король имел право утвердить или не утвердить избранного гетмана, и, в последнем случае, назначить новые выборы. Полковников, сотников, полковую и сотенную администрацию (осавулов, судей, обозных) выбирали казаки соответствующего полка или сотни, а утверждал гетман. Полки и сотни были не только чисто военными подразделениями, но и административными единицами. Полковая и сотенная администрация осуществляла свою власть над всеми казаками (и их семьями) на территории своего полка и сотни, однако, не распространяя её на не казачье население полка или сотни: крестьян, мещан и шляхту.
          Реформа Стефана Батория не была утверждена сеймом и, следовательно, не получила силы закона. Распространение в Литве крепостного права способствовало бегству многих крестьян и переходу их в казачество. Количество казаков уже при Стефане Батории далеко перешло норму, им же установленную, а пятьдесят лет спустя перепись насчитывала до полумиллиона казаков.
         Но вернёмся к истории Полтавского края. 26 января 1578 года, по ходатайству Михаила Александровича Вишневецкого, старосты Каневского (1559-1580), Стефан Баторий своей грамотой отдаёт польскому шляхтичу Михаилу Грибуновичу Байбузе, старосте Черкасскому и Каневскому “пустыню ку осаженю людми названую реку Сулу, реку Удай и реку Солоницу, з речьками и озёрами, почавши с конца, горою (вверху) Сулы от Снятина, рубежа Московского, аж вниз до устья Днепра; и ку тому в той же реце Суле уход, названый Лужок, зо всими пожитьками и доходами тыми, которые бы одно з них здавна належали и выналезеные (отысканы) быть могли...”. 15 октября 1580 года Баторий передаёт Черкасское и Каневское староства князю Александру Михайловичу Вишневецкому, по просьбе отца последнего. 15 января 1583 года М.Г. Байбуза привлекает А.М. Вишневецкого к королевскому суду за то, что 7 октября 1582 года Вишневецкий через своего Черкасского подстаросту Ильяша Боруховского “моцно (силою) и гвалтовно (разбоем)” отнял Сулу, Удай и Солоницу, пожалованные королём. 20 апреля 1589 года по ходотайству А.М. Вишневецкого, польский король Сигизмунд III (1587-1632) отдаёт М. Г. Байбузе другие земли по реке Песок. 18 апреля 1590 года А.М. Вишневецкий получил от Сигизмунда подтвердительную грамоту на “пустыню названую реку Сулу, реку Удай и реку Солоницу з речками и озёрами...”
         В 1591 году город Лубны получает Магдебургское право. А 9 февраля 1592 года король выдал привилегию Вишневецкому для введения Магдебургского права “на урочишу Пирятине, а тепре названом Михайлове”. Имя Михайлов дано было Пирятину в честь отца Александра Вишневецкого, но оно надолго не прижилось. Городу даётся герб – стрела на городской печати, тогда как в привилегии городу Лубнам (Александрову) на печати герб не указан. В первой половине XVII столетия Пирятин переходит во владение сына Александра – Иеремии Вишневецкого. В грамотах польских королей, которыми даровалось магдебургское право отдельным городам, говорилось, что король отменяет “все иные права польские, литовские и русские и все иные обычаи, которые были бы не согласны с правом немецким магдебургским”. Город освобождался от судов и власти воевод, панов, старост, судей и подсудков, наместников и других урядников. Горожане не обязаны были отвечать перед ними, в чем бы и кто бы на них не жаловался. В городе устанавливался свой собственный суд. Жители города были освобождены от обязанности нести воинскую повинность. Они обязаны были поставлять только обоз для войска. Город получает право владеть земельной собственностью, тогда как раньше этим правом пользовалось только шляхетство.
           Прошло не так много времени и коронный гетман и староста Киевский, Станислав Жолкевский, подал жалобу королю, что М. А. Вишневецкий “на Украине, за Днепром, на реци Сули” захватил “пустыню Грошин и Слепород”, ”где места и села садит”, на гораздо большем пространстве, чем было отведено Байбузе, и что вследствии этого нарушаются права Киевского старосты и воеводы. Для ограничения земель Вишневецкого назначено 9 комиссаров королевским декретом от 23 марта 1613 года. Но это разграничение не состоялось. За смертью старосты Черкасского Яна Острожского, король 9 октября 1620 года вручает Черкасское староство Константину Вишневецкому с речками Пслом и Ворсклою, со всеми полями, лесами, местечками, слободами, хуторами, сёлами, присёлками, озёрами, прудами, винокурнями, трактирами, мельницами, таможнями, чтобы Вишневецкий всем этим распоряжался пожизненно и пользовался свободно. 9 декабря 1620 года король передаёт староство Переяславское Волынскому воеводе, князю Ивану Заславскому, с местечками Яготином и Гельмязовым, а у себя удерживает местечки Березань, Быков, Яблонов, Миргород и передает их для управления своему наместнику Ивану Чернишевскому. Но уже в следующем году инстигатор (государственный прокурор) привлекает Константина Вишневецкого (дядю и опекуна малолетнего Иеремии Михайловича Вишневецкого) к суду за то, что тот завладел Яблоновым и Миргородом. Однако, не дожив до начала рассмотрения дела судом, прокурор умирает. Несмотря на это, дело, касающееся интересов короля, доводится до конца. 21 августа 1621 года присужденные королю Яблонов и Миргород были отданы в управление королевскому коморнику Варфоломею Обалковскому, которому поручили “слободы в земле Киевской, находящиеся за Днепром, вновь осажёныя, то-ест, местечка Березань, Быков, Яблонов, Миргород, с хуторами и селищами, и тем слободам принадлежащими...”
            24 марта 1645 года Феофила Собеская и её муж Яков, воевода Русский, жаловались, что Иеремия Михайлович Вишневецкий незаконно в 1643 году захватил урочище Горошин и Слепород, и просили короля о высылке комиссаров для отмежевания земель Вишневецкого. 3 января 1646 года в сеймовом суде опять состоялось определение о посылке комиссаров на реку Сулу, чтобы они обозначили границы владений И. М.  Вишневецкого и к коронным владениям причислили насильственно захваченные слободы и селитренники по рекам Хоролу и Оржице. Город Яблонов, находящийся в 36 верстах от Лубен на высоком правом берегу Оржицы, правого притока реки Сулы, никогда в собственность Вишневецким не передавался. Польские короли даже вели тяжбы с ними, но в сеймовом суде Яблонов всегда присуждался королю.
         Что касается истории Полтавы, то с 1503 года она принадлежала князю М. Глинскому. В 1508 году Полтава была отобрана у Глинских польским королём Сигизмундом I за измену. Однако позже все же была возвращена этой семье. В 1537 году хозяином Полтавы становится зять Глинских – Байбуза. И почти через сто лет в 1630 году Полтава отдаётся во владение дворянину Бартоламею Обалковскому. В 1641 году владение переходит к С.Конецпольскому, а в 1646 году ее захватил украинский магнат Иеремия Вишневецкий (1612-1651). В 1641 году в письменном источнике Полтава была названа городом. Возможно, что в это время в Полтаве было введено местное самоуправление, так называемое магдебурское право, хотя феодалы всё же вмешивались во внутренние дела города.
           В конце XVI – начале XVII века сильно раззросшееся запорожское войско постоянно воевало с татарами и турками. Иногда они предпринимали дальние походы, пересекая Чёрное море, нападали на турецкие города. Так в 1614 году казаки напали на турецкую гавань Синоп, сожгли турецкий флот и разорили город. В 1615 году разорили турецкие гавани Мозовни и Архиски, а погнавшийся за ними турецкий флот сожгли в открытом море. Совместно с донскими казаками они пересекли Чёрное море и разорили Трапезунд. Центр торговли невольниками в Крыму, город Кафу казаки взяли штурмом, сожгли стоявший в гавани турецкий флот, перебили 14000 солдат гарнизона и освободили многочисленных невольников. Сила казацкая росла и крепла и слава их побед над непобедимыми турками, угрожавшими тогда всей Европе, разнеслась далеко за пределами Речи Посполитой. Сами поляки, находившиеся в то время под угрозой нападения татар и турок, и занятые одновременно войнами с Москвой и Швецией, волей-неволей должны были искать примирения с возродившимся явочным порядком казачеством, достигшим 30000-40000 воинов. Запорожских казаков и все казачество в этот период возглавлял Петр Конашевич Сагайдачный, которого в 1606 году, не спрашивая поляков, казаки выбрали гетманом. Он объявил себя “Гетманом обоих сторон Днепра и всего войска Запорожского”.
         Поляки примирились со свершившимся фактом и никаких мер против Сагайдачного не предприняли. В это время они готовились к войне с Московским государством и нуждались в помощи казаков. Станислав Жолкевский (1547-1620) по просьбе польского короля приступил к набору войска для готовившегося похода на Москву. Опять появился реестр, в который было вписано 4000 казаков. Им было дано много привилегий и ещё больше было обещано в будущем, а казацкой старшине пообещали нобилитацию – возведение королём в шляхетское достоинство. Кроме того, Жолкевский  привлек к походу на Москву ряд отдельных казацких ватажков с их отрядами, (ватагами) и, соединив казацкое войско вместе с польским, двинулся на Москву. Разбив в 1610 году при Клушине Дмитрия Ивановича Шуйского (ум.1613), он подступил к Москве, где тем временем русский царь Василий Иванович Шуйский (1606-1610) был свергнут с престола. Достигнув избрания польского королевича Владислава (будущего польского короля Владислава IV (1632-1648)) на московский престол, Жолкевский занял Москву. Чуть позже, захватив с собой Василия Шуйского и его братьев, он уехал из русской столицы, сдав начальство над польским гарнизоном Александру Корвину Гонсевскому (ум.ок.1645). За этот поход Жолкевский получил в 1613 году сан великого коронного гетмана.
           В 1613 году боярская дума выбрала на русский престол Михаила Фёдоровича Романова (1613-1645), а в 1617 году королевич Владислав попытался возвратить себе потерянную корону и выступил в поход на Москву, однако попал в трудное положение. С просьбой помочь ему польский король Сигизмунд III (1587-1632) обратился к Петру Конашевичу Сагайдачному, который с 20000 казаков, овладел Ливнами и Ельцом, разбил московские ополчения Дмитрия Михайловича Пожарского (1578-1641) и Григория Константиновича Волконского (ум.1634) и вывел Владислава из затруднительной ситуации. Поход этот не принёс Владиславу русскую корону, но закончился в 1618 году выгодным для поляков Деулинским перемирием на 14 лет, по которому к Польше отошли Смоленск и Черниговско-Северские земли.
           В 1620 году Сагайдачный убедил иерусалимского патриарха Феофана III (1608-1644), находившегося в Киеве, проездом в Москву, восстановить православную иерархию в Украине, и тот возвёл ректора школы Киевского братства Иова Борецкого (ум.1631) в сан митрополита, а шесть кандидатов по его предложению в сан епископов. Вначале польское правительство этих назначений не признало, но вскоре должно было молчаливо примириться с совершившимся фактом, так как опять нуждалось в Сагайдачном – турки нанесли в 1620 году страшное поражение Речи Посполитой под Цецорою, в Молдавии. В сражении погиб польский коронный гетман Станислав Жолкевский, а польный гетман – Станислав Конецпольский (1591-1646) попал в плен, как и много тысяч поляков.
            В этом сражении принимал участие и небольшой отряд реестровых казаков, в том числе Михаил Хмельницкий и его сын Богдан – будущий гетман. Старший Хмельницкий в сражении был убит, а его сын попал в плен. Польша была в тяжё   лом положении: ей грозило вторжение турок. В Варшаве состоялся совет, на который, вспомнив опять про казаков, пригласили Сагайдачего, как “справцу великого и доброго”. Казаки не могли остаться равнодушными зрителями войны против бусурман-турок, и согласно решению широкой казацкой рады в Сухой Дубраве, сорокатысячное казацкое войско под командой Петра Конашевича выступило в поход против турок. В 1621 году объединённые польско-казачьи силы под Хотином наголову разбили турок и принудили их заключить выгодный для Польши Хотинский мир. Король щедро наградил казаков и Сагайдачного за их подвиги под Хотином. Но во время битвы Петр Конашевич был ранен отравленной стрелой и после продолжительной болезни умер в 1622 году. Похоронен он в Киеве, в Братском монастыре.
          В период с 1638 по 1648 годы польская шляхта захватывает в свои руки громадные территории на Украине, обращает население в крепостное состояние, отнимает имения старых владельцев и т.п. Народ обременяется массой налогов. Казаки были лишены права выбирать себе старшин. Гетманская власть была уничтожена; вместо гетмана был назначен комиссар от польского правительства Пётр Комаровский. Реестр казаков был уменьшен до 1200 человек. Их семьи были обращены в крепостное состояние. Казаки должны были принести присягу в верности королю и Речи Посполитой – всё их оружие, хоругви, булавы, доспехи были в руках победителей. Казалось, что казачество было уничтожено. Множество народу уходило в московские пределы, на Дон. Вследствие беззащитности края татары делали на него постоянные набеги. Все это вместе взятое создавало почву для недовольства. По Украине прокатились ряд крестьянско-козацких восстаний против поработителей под руководством гетманов Тараса Фёдоровича (Трясилы) (так называемая “Тарасова ночь” 1628 г.), Ивана Сулимы (1635 г.), Якова Острянина и Дмитрия Гуни (1637 г.).
          В 1648 году вспыхнуло новое, самое крупное в XVII веке восстание казачества. Одним из поводов к нему стало нападение чигиринского подстаросты Чаплинского на хутор, принадлежавший Богдану Хмельницкому. Чаплинский ограбил его дом, увёл его жену (по другим сведениям наложницу) и тайно обвенчался с ней по католическому обряду. Хмельницкий жаловался на произвол, но безуспешно. Тогда он стал готовить восстание. Коронный гетман Н.Потоцкий велел его арестовать, но Хмельницкому удалось бежать. Он отправился на Запорожье и запорожцы провозгласили его старшим Войска Запорожского, и под его начальством вместе с татарскими войсками выступили против поляков. Потоцкий, не дожидаясь сосредоточения всех своих сил, отправил авангард из 4000 человек под командой своего сына Стефана, а реестровым казакам приказал плыть вниз по Днепру и в районе Кодака встретиться с польским авангардом, после чего совместно двигаться на Запорожье против Хмельницкого. Главные же польские силы под командой самого коронного гетмана и его помощника польного гетмана Калиновского неторопливо двигались за авангардом. Хмельницкий не стал дожидаться соединения всех польских сил. Он вышел им навстречу и 19 апреля все козацкие силы сосредоточились в урочище Желтые Воды (позже Александрийский уезд, Херсонской губернии). Здесь к ним присоединились реестровые казаки плышие по Днепру и вместе они приняли участие в сражении, которое закончилось полным разгромом поляков. Стефан Потоцкий и бывший с ним комиссар реестровых казаков Шемберг попали в плен. Спасся из всего польского войска только один солдат, успевший убежать и принести коронному гетману Потоцкому известие о поражении под Желтыми Водами и о гибели его сына. Следующее крупное сражение состоялось возле Корсуня. Победа была опять на стороне Хмельницкого. Местное духовенство также деятельно возбуждало народ подняться на борьбу за православную веру. Поляками овладел панический страх. Положение Польши было критическое. Казацкое восстание охватило всю Украину. После нескольких удачно выигранных Хмельницким сражений, польское правительство согласилось подписать мирный договор с казаками. 9 августа 1649 года был заключён так называемый Зборовский договор.
         Казакам были подтверждены все права, которыми они когда-либо пользовались. Число войска запорожского должно было достигать 40 тысяч человек, составление списков поручалось гетману, позволялось вписывать в казаки жителей как шляхетских, так и королевских имений, все должности и чины в воеводствах Киевском, Черниговском и Брацлавском король обещал заменить лицами православного исповедания, русские православные школы должны были оставаться в целости. Однако Зборовский договор вызвал неудовольствие как с одной, так и с другой стороны. Поляки считали для себя унижением уступки, сделанные по договору, а казаки скоро увидели всю его невыгоду для себя. В то же время Богдан Хмельницкий начал составление казацкого реестра. В казачество было записано гораздо больше 40 тысяч, но все же оставалась масса населения, которая должна была поступить в крепостное состояние. Поляки – владельцы имений начали возвращаться в свои поместья и преследовать тех, кто казался им наиболее виновным в смутах. Польское правительство постоянно указывало Хмельницкому на нарушение договора, а Хмельницкий, чтобы успокоить поляков, казнил недовольных, возбуждая этим ропот в народной среде. Вообще справедливости ради нужно отметить, что Богдан Хмельницкий постоянно лавировал между поляками и казаками. Он часто принимал сторону польского короля, посылал ему повинную в своих деяниях, шёл на многие уступки польскому правительству. Одновременно Хмельницкий обустраивает освобождённые земли.
         К концу 16 в  на востоке Украины  возникает эпицентр исторических движений. Борьба с кочевниками разразилась с новой силой. По мере того. как оттачиваются казацкие сабли и военное мастерство, по мере того. как  наполнялись земли Украины слухами о захватывающих дух казацких победах над ордами татар и оттоманских турок —  украинское общество начинало видеть в казаках  не только борцов с мусульманской угрозой, но и своих защитников  от религиозных домогательств и социально экономического гнёта польской шляхты. Постепенно казаки выдвигаются в авангард  и оказываются  глубоко  вовлечёнными  в решение его главных проблем. Взамен естественного лидера-дворянства, Украина получила руководящую и направляющую силу  в лице казачества.
          Славянские казаки впервые появились в 1480 году, но лишь с развитием ёкрепостного права в середине 16 в. число их стремительно возрастает. С ростом военных успехов росла и уверенность казаков в собственных силах.Вот они уже дерзят полякам, а самих себя начинают называть защитниками веры, рыцарским братством, сражающимся за дело народа.
           В 1727 году Пётр 2 сделал уступку украинским казакам, удовлетворив их просьбу об избрании гетмана, которым стал Данило Апостол.
Для прикрытия от крымских набегов  с 1731 года начала строиться Украинская линия протяжённостью 285 вёрст. Службу на ней несли Полтавский, Миргородский, Ахтырский и др. казачьи полки.
           В административном отношении в середине XVII века Украина делилась на полки. Полком называлась определённая территория, которая, в свою очередь, была поделена на сотни. Полковое управление было организовано по аналогии с центральным. Во главе полка стоял полковник. В 1648-49 годах на территории Полтавщины были созданы полки: Полтавский, Миргородский, Лубенский, Гадяцкий, Переяславский и Прилукский. При гетмане была совещательная рада (совет) из высшей казацкой старшины: генерального судьи, генерального обозного (начальника артиллерии), генерального подскарбия (ведавшего финансами), генерального писаря (административно-политические дела), двух генеральных осавулов (непосредственных помощников гетмана), генерального бунчужного (хранителя бунчука) и генерального хорунжего (хранителя знамени). Полком управлял, выбранный казаками данного полка, полковник с полковым осавулом, судьёй, писарем, хорунжим и обозным, которых также выбирали казаки. Сотней управлял выборный сотник с сотенной старшиной: осавулом, писарем, хорунжим, обозным. В городах, как полковых, так и сотенных, был выборный городовой атаман – представитель казацкой администрации, управлявший всеми делами города, а кроме того было и городское самоуправление – магистраты и ратуши, состоявшие из выборных от городского населения. В сёлах, которые обычно были смешанного состава из крестьян и казаков, было своё сельское самоуправление, отдельно для крестьян и отдельно для казаков. Крестьяне выбирали войта, а казаки атамана. Любопытно, что это отдельное самоуправление крестьян и казаков в сёлах Левобережной Украины сохранилось до самой революции 1917 года, хотя звания войт и атаман были заменены старостами. Но старосты были, отдельные: для казаков – казачий, для крестьян – крестьянский.
            Новая война вспыхнула в следующем 1650 году. Армия казаков под руководством Хмельницкого вместе с татарами, которыми командовал хан Ислам Гирей III, и главные силы поляков встретились у местечка Берестечко (теперь Ровенская область). Завязался ожесточённый бой, который в начале развивался для казацко-татарских сил успешно. Но в самый разгар сечи татары, даже не предупредив Хмельницкого, вышли из боя и ушли на 20 километров на юго-восток, обнажив свой участок фронта. Хмельницкий бросился их догонять, чтобы уговорить вернуться назад, но татары взяли его в плен и продолжали не спеша двигаться в направлении на Крым. Поляки же воспользовались этим обстоятельством и нанесли казакам тяжёлое поражение. Десять дней ожесточённо отбивались казаки, несколько раз за это время меняя командующих, но все же до полного разгрома не дошло и полковнику Богуну, который взял команду в свои руки, удалось спасти большую часть войска, правда, потеряв часть артиллерии и обоза. Освободившись вскоре из татарского плена, Хмельницкий начал собирать новое войско, одновременно начав переговоры с польским правительством. Их результатом стал договор, заключённый 18 сентября 1651 года в Белой Церкви и представляющий собой существенное ограничение Зборовского договора.
             По новому договору реестровых казаков должно было быть только 20 тысяч. Набирать их можно только из королевских имений Киевского воеводства; в шляхетских имениях казаки не могут оставаться; владельцы имений должны снова вступить во владения крестьянами; гетман казацкий находится под властью коронного гетмана. Белоцерковский договор был заключён без согласия казаков и даже казацкой старшины, поэтому в казацком войске на него смотрели только как на временное перемирие. В народе раздавался ропот. Хмельницкий не обращал на это внимания и действовал как будто заодно с поляками. Толпы населения стали убегать на левый берег Днепра, в пределы Московского государства, и заселять здесь так называемую Слободскую Украину. Из поселений, возникших тогда, образовались города и местечки: Сумы, Лебедин, Ахтырка, Белополье, Короча и другие. В это время Хмельницкий обратился к русскому царю Алексею Михайловичу с предложением переселить всех казаков в пределы Московского царства. Но царь отклонил это предложение, ссылаясь на возможность столкновений с Польшей.
          Польское правительство посылало Хмельницкому упрёк за упрёком. Универсалы гетмана, требовавшие от народа повиновения польским панам, не достигали цели. Вскоре Хмельницкий поддался народному настроению и снова начал борьбу с поляками. 29 мая 1653 года поляки были окружены казаками возле урочища Батога и потерпели решительное поражение. Однако, убедившись  в недостаточности собственных сил, Богдан Хмельницкий стал искать покровительства соседних держав. Сначала он обратился к Турции, затем к Москве. Переговоры длились долго. Наконец 1 октября 1653 года собранный в Москве земский собор высказался за принятие Малороссии под царскую руку. Царь послал своих уполномоченных в Переяславль, куда Хмельницкий велел собраться всем полковникам и старшине. 8 января 1654 года была собрана общая рада, изъявившая желание соединиться с Московским государством. Тогда же были приведены к присяге гетман, старшина, все войско запорожское и прочитаны условия, на которых украинский народ соединялся с Московией. Казаки остались ими довольны. В марте приехали к царю послы войска запорожского, Зарудный и Тетеря. После долгих совещаний, условия соединения Украины и Москвы были одобрены боярской думой и утверждены государем. За войском запорожским утверждены все его права и вольности; московские должностные лица не должны вмешиваться в украинские суды; судить казаков должна их же старшина. Число казаков устанавливалось в 60 тысяч человек; шляхта, присягнувшая царю, должна остаться при своих правах; сохранялись земские и городские суды; урядники должны были избираться в городах. По смерти гетмана должность его замещается по выбору. С турецким султаном и польским королем гетман не может ссылаться без царского указа. Доходы и все сборы, собираемые в Малороссии, должны напрямую вноситься в царскую казну через особых людей, которых пришлет царь. Воеводы московские не должны вмешиваться во внутренние распорядки запорожского войска. После присоединения Левобережной Украины к Московскому государству началась война последнего с Польшей. В 1656 году был заключён мир, по которому московский царь удержал за собой Украину. 27 июля 1657 года умер Богдан Хмельницкий.
           После его смерти гетман Иван Выговский (1657-1659) стараясь освободить Украину от верховной власти Московского царя, приводит в исполнение свой давнишний план – соединить Малороссию с Польшей на началах федерации и 6 сентября 1658 года заключает с Польшей так называемый Гадячский договор. В это время полтавский полковник Мартын Пушкарь в 1658 году возглавляет восстание, которое охватило территории Полтавского и Миргородского полков. Вскоре восстание было подавлено с помощью крымских татар, а многие населённые пункты (Полтава, Пирятин, Диканька, Опошня, Зеньков) подверглись жестокому опустошению. После этого начинается продлившаяся почти 30 лет междуусобная война, в которую помимо Польши, России, Украины, также была вовлечена и Турция. В 1681 году было подписано Бахчисарайское перемирие, по которому Москва уступила туркам Западную Украину, но приобретала Киев и восточную часть Украины. Границей размежевания земель становилась река Днепр. В 1686 году был заключён вечный мир между Россией и Польшей. Речь Посполитая подтвердила суверенитет Московского государства над Левобережной Украиной и Киевом, а Россия обязалась вступить в войну с Крымским ханством совместно с Польшей.
          В ходе казацкой войны под предводительством Богдана Хмельницкого Полтавщина не была главной ареной военных событий. Лишь на начальном этапе войны, в мае 1648 года, крестьянско-казацкие отряды, действовавшие на территории Полтавщины, разгромив польские войска, освободили Переяслав, а в начале июня 1648 года и Лубны, где находилась крепость Иеремии Вишневецкого. На протяжении нескольких лет это был один из главных регионов Левобережья, ставший надёжным тылом, откуда пополнялись людские резервы, и шло снабжение продовольствием и порохом армии Хмельницкого. В ноябре 1653 года через Пирятин проезжали послы Российского царя, ехавшие к Богдану Хмельницкому на переговоры. “А из Прилук стольник Родион да дьяк Мартелян поехали к городу Пирятину ноября в 8 день… Пирятинцы провожали их до двора, и корм и подводы дали.”10 Однако не прошло и 10 лет, как населённые пункты Полтавщины по реке Оржице и ее притокам стали подвергаться постоянному опустошению и разорению. Если Богдан Хмельницкий нашёл здесь столь густое население, что из него образовал две сотни Лубенкского полка – Яблоновскую и Оржицкую, то уже в 1665 году Яблонов и Оржица значатся в числе поселений разорённых и опустевших. К концу XVII века большая часть земель по верховьям реки Сырая Оржица и ее притокам Чумгаку и Сухой Оржицы оказалась собственностью Лубенского полковника Леонтия Назаровича Свечки (1688-1699). Он начал скупать эти земли ещё с 1682 года. Большое приобретение было сделано в 1689 году. О нем местные жители сложили легенду, передававшуюся из уст в уста. Легенда гласит, что: “Леонтию Свечке было обещано подарить столько земли, сколько он объедет за день до захода солнца. Оседлал Свечка самого быстрого коня и поскакал. Скакал он с самого восхода солнца и до вечера. К вечеру от изнеможения конь пал. Тогда побежал Свечка бегом. Солнце уже стало садиться, и упал он без сил, но протянул руки вперед, чтобы ещё захватить земли”. А 25 августа 1690 года Л. Н. Свечке была дана высочайшая грамота “на двор над Оржицею (Гнилою) называемый Короваи с людьми при нем и на все ево земли, и леса, и поля пахатные и к пашне годные, купленные и занятые”. И хотя на карте Боплана 1650 года Короваи отмечены как село, но в 1690 году в высочайшей грамоте они названы лишь двором, так как в Короваях тогда жили казаки, которые не могли поступать никому в подданство. Казачья старшина такие села для замаскирования истины называла обычно дворами, хуторами, слободами, а казачьи земли – “вольными степями”.
       В 1687 году гетманом Украины был избран генеральный писарь Иван Степанович Мазепа (1687-1708). Родился он около 1644 года в шляхетской православной семье. Воспитывался Мазепа при дворе польского короля Яна Казимира (1648-1668). Переехав в Левобережную Украину, он вскоре быстро выдвинулся среди казаков и казацкой старшины. И 5 июля 1687 года был избран малороссийским гетманом. Сразу после избрания он принял участие во втором крымском походе князя Василия Васильевича Голицына (1643-1714). В первые годы гетманства Мазепы происходил ряд народных восстаний. Посполитые, записавшиеся в казаки во время последнего крымского похода, не хотели возвращаться обратно в сословие крестьян. Между казачеством и крестьянством не было ещё проведено резкой границы. На практике переход из одного сословия в другое ещё был свободен, но Мазепа старался запретить или, по крайней мере, затруднить его. Подобные распоряжения побуждали более отважную часть населения бежать в Запорожье. В начале 1690-х годов Малороссию постигла моровая болезнь, потом засуха. Вскоре Иван Мазепа принимает деятельное участие в обоих походах Петра I (1682-1725) к Азову и приобретает большое доверие русского царя. В Азовских походах 1695-1696 годов активное участие принимали и казаки Полтавского полка. Об этих событиях напоминает хранящийся в Полтавском краеведческом музее колокол “Казикермен”, отлитый из пушек, захваченных в июле 1695 года при взятии турецкой крепости Казикермен.
               В начале Северной войны Мазепа верно служит Петру I. Сохранились сведения, что первая мысль об измене зародилась у Мазепы в конце 1705 года. Вероятно, на него повлияли слухи о том, что преобразования, начатые Петром I в России, коснутся и гетманщины, но главной причиной было желание создать в Украине самостоятельное государство и приобрести для себя полную независимость. Сначала Мазепа вёл переговоры с польским королём Станиславом Лещинским (1704-1709), рассчитывая отдать Украину под протекторат Польши, но затем, когда шведский король Карл XII (1697-1718) стал двигаться по направлению к Украине, Мазепа вошёл в контакт с ним. В его планы были посвящены генеральный писарь Орлик и немногие из старшин. При этом Мазепа пользовался неограниченным доверием Петра I. Доносам на Мазепу Пётр не верил, доносчиков пытали и наказывали, а доверие царя к гетману только все больше возрастало. В 1708 году он пользовался им неограниченно. В то время, когда Мазепа уже значительно продвинулся в переговорах с Лещинским и Карлом XII, последовал новый, самый опасный на него донос со стороны Василия Леонтьевича Кочубея (1640-1708) и Ивана Ивановича Искры (ум.1708). Но исход следственного дела оказался для Мазепы благоприятным, и оба возмутителя спокойствия были казнены. Когда Карл XII в конце октября 1708 года вступил в пределы Малороссии, Мазепа перешёл на его сторону, но за ним последовали только немногие казаки и незначительная часть казацкой старшины.
         Придя в себя после шока, 28 октября 1708 года, Пётр I предаёт Мазепу анафеме и издаёт именной указ, провозглашающий, что гетман Иван Мазепа, нарушив клятву государю, предал его и перешёл к шведскому королю, с намерением “малороссийскую землю поработить по прежнему под владение польское и, церкви Божий и славные монастыри отдать в Уныю”. Царь призвал малороссов не присоединяться к предателю, выступить против него, а “для лучшаго упреждения всякого зла и возмущения” собраться в Глухове для избрания “по правам и вольностям своим” нового гетмана. 1 ноября 1708 года Пётр I издаёт манифест к населению всего Войска Запорожского, которым милостиво дозволяет избрать нового гетмана, и обещает подтвердить все прошлые права и привилегии. Таким образом, 6 ноября 1708 года новым гетманом Украины, согласно желанию царя, становится Стародубский полковник Иван Ильич Скоропадский (1708-1722).
          Исторические источники дают возможность с довольно большой достоверностью воссоздать те давние события. Выйдя из каменной Николаевской церкви, наибольшей святыни, которая возвышалась в центре Глухова и, где всегда проводились всевозможные торжества, князь Григорий Фёдорович Долгоруков (1656-1723), казацкие старшины, среди которых был и Скоропадский, духовенство и знать стали посреди толпы. Князь перечислил причины выборов нового гетмана. Один из дьяков, поднявшись на устланный ковром стол, зачитал царскую грамоту. Полковники и другие старшины, придерживаясь установленных традиций выборов гетмана, унаследованных от Запорожской Сечи, начали совещаться между собой. Слышатся возгласы, что булаву следует отдать полковнику Стародубскому Ивану Скоропадскому. Тот, по традиции, начал отказываться, предлагая на место гетмана “молодого и заслуженного человека” черниговского полковника Павла Полуботка. В толпе всё настойчивее слышится имя Скоропадского, которого, в конце концов, и выбрали гетманом “единогласно вольными голосами”. 62-летнего Ивана Ильича взяли под руки, поставили на торжественный стол и провозгласили гетманом. Он снова отказался (такова запорожская традиция), а присутствующие кланялись и просили принять булаву. Только после этого князь Долгоруков вручил ему царскую утвердительную грамоту и символы власти, клейноды: бунчук, знамя, булаву, взятые в Батурине, и новую гетманскую печать.
           27 июня 1709 года произошла главная битва между шведскими и российскими войсками под Полтавой. Пётр I одержал в ней победу. Мазепа после Полтавской битвы бежал вместе с Карлом XII на юг к Днепру, где чуть не был захвачен русскими войсками, но сумел уйти от преследования, и прибыл в Бендеры – владение турецкого султана Ахмеда III (1703-1730).
            Султан отказался выдать Мазепу царскому послу Петру Андреевичу Толстому (1645-1729), не помогли даже 300000 ефимков, которые Пётр предлагал великому турецкому муфтию за содействие в выдаче бывшего гетмана. Но силы Мазепы уже были подорваны. Скончался он 18 марта 1710 года в селе Варнице, близ Бендер. Его тело, отпетое в сельской церкви, в присутствии шведского короля, отвезено было и погребено в древнем монастыре Святого Георгия, расположенном на самом берегу Дуная, близ Галаца.13 Сразу после его смерти распространился слух, что, боясь попасть в руки царя, он отравил себя. По другим, более вероятным предположениям, он умер от старости, усталости и горя.
         Иван Ильич Скоропадский стал обладателем гетманской булавы в один из самых тяжких и трагических периодов истории Украины, в те годы, когда длительная борьба гетмана Ивана Мазепы, его неукротимое желание сделать Украину независимой, закончились трагедией не только для самого гетмана, но и для всего народа.
        Родился Иван Ильич Скоропадский в Умани, в шляхетской казацкой семье в 1646 году. Отец его погиб в армии Богдана Хмельницкого в 1648 году. Обладая острым умом, нужными связями в кругу старшины, имея хорошее образование (учился в Киево-Могилянской коллегии), 29-летний казак поступает на службу войсковым канцеляристом при гетманском правительстве Ивана Самойловича в Батурине. По поручению гетмана выезжает с важной дипломатической миссией в Москву. В 1678 году Скоропадский женится, имея при себе одного “челядника, четверо коней и возок – “голубец”. Даже на то время – имущество довольно скудное. В 1680 году Иван Ильич занимает должность Черниговского полкового писаря. А в 1694 году по поручению Ивана Мазепы Скоропадский проводит переговоры с Петром I в Москве. Вполне успешно, так как вскоре входит в состав генеральной старшины, назначается генеральным бунчужным (отвечает за охрану гетманских регалий, исполнение военных, административных, судебных и дипломатических поручений, принятие иностранных послов, депутаций и т.п.). В 1699 году он овдовел. Но вскоре судьба сводит его с вдовой черниговского полкового бунчужного Константина Голуба, Анастасией, из рода Марковичей (родная сестра лубенского полковника Андрея Марковича). Эта женщина, обладавшая сильной волей и твёрдым характером, стала не только хранительницей домашнего очага будущего гетмана, но и советником в государственных делах. В 1703 году у них родилась дочь Ульяна. Судьба возносит Ивана Скоропадского на высшие ступени казацкой старшины: занимая пост генерального осавула, он фактически, управляет военными делами Гетманщины. Во время Северной войны – вновь происходят частые встречи с Петром I. Он проводил переговоры в Москве и как военный, и как дипломат. Интересно, что именно Скоропадский посещает Смоленск и Москву по делу доноса генерального судьи Василия Кочубея и полтавского полковника Ивана Искры на гетмана Ивана Мазепу об измене его царскому величеству. И добивается решения дела в пользу гетмана. Но все же окончательный выбор Ивана Мазепы – переход в октябре 1708 года на сторону шведского короля Карла XII – стал потрясающим известием не только для русского царя и московских бояр, но и для многих сподвижников гетмана, в частности, для Ивана Скоропадского. Его эти драматические события настигли на Стародубщине, где с 1706 года, после смерти Стародубского полковника Михаила Андреевича Миклашевского (1640-1706), занимал полковничью должность.
        В январе 1710 года русский царь выдал Скоропадскому грамоту с подтверждением пунктов, на основании которых соединился с Россией Богдан Хмельницкий. Казалось, что Петр I думает оставить в гетманщине все по-старому, но получилось по-другому. При гетмане был назначен состоять для наблюдения особый чиновник, Андрей Петрович Измайлов (ум.1714). Ему даны были две инструкции – явная и тайная. Первая обязывала Измайлова наблюдать, чтобы гетман самовольно никого из старшин не отстранял от должности; чтобы старшины избирались с общего совета и утверждались царём; чтобы в числе старшин не было поляков и т.д. В тайных статьях Измайлову предписывалось наблюдать за поступками гетмана и старшины, проведывать тайно о доходах, которые получают гетман и старшина и сообщать, кто из казаков наиболее расположен к царю и какого достоин уряда. Однако скоро в сентябре 1710 года Измайлов был отозван, а вместо него для “совета о государевых делах” при гетмане определено было состоять двум лицам – стольнику Фёдору Протасьеву и думному дьяку Андрею Виниусу. Раньше русские не владели землями в пределах Украины; а теперь, Скоропадский не только предоставил Александру Даниловичу Меншикову громадные имения в Стародубском полку и позволил ему произвести неправильное размежевание, но даже записал в его подданство целую сотню казаков. Получили от гетмана земли в Малороссии и Гавриил Иванович Головкин, Пётр Павлович Шафиров, Борис Петрович Шереметев. Вскоре царь отнял у Скоропадского право смещать и назначать новых полковников, пока не будут присланы специальные указы. А в 1715 году Пётр ограничил власть казацких полковников, запретив им по своему выбору определять полковых старшин.
          Положение Украины в это время Протасьев рисовал в самых мрачных красках: “… самые последние чиновники добывают себе богатство от налогов, грабежа и винной продажи; ежели кого определит гетман сотником, хотя из самых беднейших людей или слуг своих, то через один или два года явятся у оного двор, шинки, грунты, мельницы и всякие стада, и домовые пожитки”. Чтобы искоренить взяточничество и воровство в 1720 году в Глухове была учреждена судебная канцелярия. А 29 апреля 1722 года вышел указ об образовании Малороссийской коллегии под председательством бригадира Степана Вельяминова, которая полностью подрывала власть гетмана. Скоропадский пытался протестовать, но безрезультатно. А 3 июля 1722 года пришло известие о кончине гетмана.
После смерти Скоропадского управление Украиной перешло временно в руки черниговского полковника Павла Леонтьевича Полуботка (1660–1724), который послал Петру, находившемуся в персидском походе, просьбу о разрешении избрать нового гетмана. Но Петр отвечал, что выбор отлагается впредь до возвращения его из похода.
        Павел Леонтьевич Полуботок родился около 1660 года в семье будущего черниговского полковника Леонтия Артемовича Полуботка. Вместе с отцом принадлежал к сторонникам Самойловича, затем – Мазепы. В 1706 году становится черниговским полковником. Восстание Ивана Мазепы, по крайней мере, явно, не поддержал. На Глуховской раде 1708 года, как уже упоминалось выше, его кандидатура предлагалась на гетманство. Однако это вызвало возражение Петра I, который сказал: “Сей человек хитер – из него может выйти второй Мазепа”. С гетманом Иваном Скоропадским Полуботок работал в согласии, не раз выполняя обязанности наказного гетмана в ответственных военных акциях, на строительстве Ладожского канала, Санкт-Петербурга, а также во время отлучек гетмана. После смерти Скоропадского Павел Полуботок становится единственным, реальным претендентом на гетманскую булаву.
          В июне 1723 года на новую просьбу Полуботка о разрешении выбрать гетмана последовал такой указ: “Как всем известно, что со времён первого гетмана Богдана Хмельницкого, даже до Скоропадского, все гетманы явились изменниками, и какое бедствие терпело от того наше государство, особливо Малая Россия, как еще свежая память есть о Мазепе, то и надлежит приискать в гетманы верного и известного человека, о чем, и имеем мы непрестанное старание; а пока оный найдется, для пользы вашего края, определено правительство, которому велено действовать по данной инструкции; и так до гетманского избрания не будет в делах остановки, почему о сем деле докучать не надлежит”.14 Полуботок продолжал, однако “докучать” царю депутациями и челобитными о выборе гетмана и уничтожении коллегии. Петра это сильно раздражало. Он послал в Малороссию Александра Ивановича Румянцева (1679-1749), произвести следствие о челобитных, подававшихся Полуботоком от имени народа, а его самого с другими старшинами велел вызвать в Санкт-Петербург и через некоторое время заключил всех в Петропавловскую крепость, где Полуботок и умер 18 декабря 1724 года. Печальная участь, постигшая Полуботка, была позже окружена ореолом мученичества. Ему приписывают несколько смелых обличительных речей, которые он будто бы сказал Петру Великому. В известной “Истории Русов”, приписываемой перу Георгия Конисского, приводятся такие слова:
“Мы просили и просимъ отъ лица народа своего о пощаде отечества нашего, неправедно гонимаго и безъ жалости раззоряемаго, просимъ о возстановленіи правъ нашихъ и преимуществъ, торжественными договорами утвержденныхъ, которыя и Ты, Государь, несколько разъ подтверждалъ. Народъ нашъ, бывши единоплемененъ и единоверенъ Твоему народу, усилилъ его и возвеличилъ царство Твое добровольнымъ соединеніемъ своимъ въ такое время, когда еще въ немъ все младенчествовало и выходило изъ хаоса смутныхъ временъ и почти изъ самаго ничтожества.”16 Отрывок еще одной речи приводится под портретом П.Л.Полуботока в 1-ом издании “Истории Малороссии” Д.Н.Бантыш-Каменского: «Вступаючись за отчизну, я не боюсь ни кандалов, ни тюрьмы, и для меня лучше найгоршою смертью умерти, як дивитися на повшехну гибель моих земляков».
          Кончина Петра I 8 января 1725 года спасла уцелевших украинских узников Петропавловской крепости. Императрица Екатерина I (1725-1727) вскоре “милостиво изволила” освободить из заключения козацких старшин, среди них – миргородского полковника Даниила Апостола. Никаких других серьезных изменений во время ее царствования не происходило, и делами Украины управляла Малороссийская коллегия.
          Серьезные изменения последовали сразу после вступления на престол императора Петра II (1727-1730). После смерти Екатрины I, Александр Данилович Меншиков становится полновластным регентом при малолетнем императоре. Именно по его указанию пишутся приказы и распоряжения, касающиеся Украины. В сентябре 1727 года распущена Малороссийская коллегия и запрещено великороссам покупать земли в гетманщине. А 22 июля 1727 года императором был подписан указ о выборе в Украине гетмана и старшины. С грамотой, повелевающей чинам и войску открыть выборы гетмана и избрать его вольным голосованием, в Малороссию был послан Федор Васильевич Наумов. Однако, в тайной инструкции, выданной посланнику, говорилось, что гетманом непременно должен быть избран миргородский полковник Даниил Павлович Апостол (1727-1734).
Даниил Павлович Апостол родился 4 декабря 1658 года в семье хомутецкого сотника Миргородского полка, происходящего из знатного рода Молдавии. В эпоху Богдана Хмельницкого Апостол-отец, как офицер-наемник, по обычаю тех времен неоднократно менял своих покровителей, воюя то на стороне польского короля и левобережного магната князя Иеремии Вишневецкого, то в рядах Войска Запорожского, где дослужился до полковника гадячского, а затем, с 1672 года, миргородского. Скончался Павел Апостол в 1678 году. Даниил Апостол получил от отца не только благородное происхождение, обширные владения в Миргородском полку, но и военные способности, отвагу и решительность. Рано создал семью, женившись в 1677 году на украинской шляхтянке Ульяне Искрицкой, от которой имел двоих сыновей – Петра и Павла. В 1682 году, еще не достигнув двадцатипятилетия, стал миргородским полковником. Принимал участие в Крымских походах. Как сторонник Самойловича, был отстранен гетманом Мазепой от миргородского полковничества, однако, вскоре полковничий чин был ему возвращен. В 1693-1694 годах Даниил Апостол успешно воюет против татар и войск самозванного гетмана Петрика в степях южной Украины. Во времена Азовско-Днепровских походов с козацким войском успешно штурмует Кизи-Кермен и другие турецкие крепости в низовьях Днепра. В 1697 году Иван Мазепа назначает Апостола наказным гетманом. Начало Северной войны Даниил Павлович со своим Миргородским полком встречает на границе со Швецией в составе козацкого войска наказного гетмана Обидовского. После смерти последнеего получает булаву наказного гетмана. Апостол вместе с фельдмаршалом Борисом Петровичем Шереметьевым принимает участие в Лифляндском походе. Прославился в битве при Эрестфере, где козаки мощным ударом захватили артиллерию шведов. В 1704 году Даниил Апостол во главе четырехтысячного козацкого конного корпуса помогает польскому королю Августу овладеть Варшавой, разбив шведский гарнизон генерала Горна. Однако, вскоре, не найдя взаимопонимания с царским наместником Лифляндии бароном Иоганном Паткулем, самовольно возвращается в Малороссию. В известном деле В.Кочубея и И.Искры Даниил Апостол обвинялся в том, что якобы ложно сообщил последним о намерении гетмана Ивана Мазепы убить царя Петра I во время его посещения Батурина, а они (Кочубей и Искра), в случае успеха покушения, обещали Апостолу гетманскую булаву. Арестованного по этому делу Д.Апостола Петр I передал на милость Мазепы, который оправдал миргородского полковника и написал царю следующее: “Апостол породы волошской, человек от отца заслуженный в войске, воин добрый, среди всех полковников давнейший, старейший, знатный, заслуживший честь и любовь от всех полков”. Д.Апостол, как ближайший сподвижник старого гетмана, входил в круг его ближайших помощников, был посвящен в его тайные замыслы, перешел с гетманом в стан шведского короля Карла XII. Однако, скоро, при неясных обстоятельствах оказывается в ставке Петра I в Лебедине, передает царю послания И. Мазепы, с предложением выдать шведского короля и генералов, если ему возвратят гетманское достоинство. При этом Апостол клянется в верности государю, получает прощение Петра I и пишет поздравление новому гетману И.Скоропадскому. Ему возвращают миргородское полковничество и владения. Принимает участие в Полтавской битве. После смерти Скоропадского в 1722 году, Д.Апостол возглавлял десятитысячное козацкое войско в Дербентском походе Петра I в Персию, строил с козаками крепость Святого Креста на реке Сулак. Возвратившись в Малороссию, вместе с наказным гетманом Павлом Полуботком вступает в борьбу с Малороссийской коллегией. За это, как отмечалось выше, был заточен в Петропавловскую крепость. Выйдя из крепости, Даниил Павлович живет у своего сына Петра, который, как знатный заложник, давно пребывал в окружении светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова. Апостол вместе с сыном настойчиво стремится склонить российских сановников к возобновлению гетманства в Украине. Существует версия, что к этому благосклонно отнесся и сам Меншиков, который к своим многочисленным титулам и наградам (в 1727 году он стал генералиссимусом), намеревался приобщить звание “ясновельможного гетмана Малой России”, а с ним – новые огромные владения в Малороссии. Однако, несмотря на то, что вскоре, в результате дворцового заговора Меншикова арестовывают и ссылают вместе с семьей в далекий сибирский Березов, где он и умирает, Петр II подтверждает свое намерение избрать для Малороссии нового гетмана.7
         Избрание проходило в Глухове на праздники Святой Покровы и длилось на протяжении нескольких дней. 1 октября 1727 года созвана была рада из духовных и светских людей, решением которой 70-летний Даниил Апостол был избран новым гетманом Украины.
         Вслед за Апостолом, по рекомендации Наумова, была выбрана и генеральная старшина. В феврале 1728 года большая гетманская депутация отбывает в Москву на коронацию Петра II, где Апостол подал прошение о нуждах малороссийских, известное под названием “Cтатейных пунктов”. Малолетний император и его опекуны принимают гетмана и его соратников с должными почтением, однако, не спешат с решением украинских дел. Переговоры между гетманом и президентом Коллегии иностранных дел графом Гавриилом Ивановичем Головкиным затягиваются надолго, и, лишь спустя пол года, 22 августа 1728 года украинская сторона получает царские “Решительные пункты”, которые определяют правовой статус Малороссии, ее вольности и права. Суд должен производиться выборными судьями. Генеральный суд получил новую организацию. Президентом его является гетман, а суд состоит из шести членов – трех малороссиян и трех великороссиян, которые обязаны решать дела по малороссийским правам. Гетман по-прежнему избирается вольным голосованием, но выбирать его и смещать малороссияне не могут без особого императорского указа. Гетман не имеет права один назначать и сменять старшину, а также казнить смертью. Все налоги, наложенные на украинский народ малороссийской коллегией, были отменены; остались только те, которые взимались еще при гетманах. Было принято решение перевести на русский язык Магдебургские права, выданные различным украинским городам, Литовский статут и другие документы и составить из них одно целое. С целью привести в порядок частные и свободные владения, по распоряжению Апостола, во всех десяти полках Малороссии было произведено “следствие о маетностях”. Собранный материал обрабатывался полковой старшиной и сотниками, составлявшими историю каждого села и определявшими его положение в момент следствия. В 1729 году была образована комиссия для рассмотрения книг правных и составления из них общего свода. Составленный этой комиссией сборник, известный под названием “Прав, по которым судится малороссийский народ”, в 1744 году её автором Василием Стефановичем был представлен в Сенат, однако тем дело и закончилось. Главный результат изменений, которые были произведены при Данииле Апостоле в судах, заключался в том, что в роль судей была поставлена вся старшина, как полковая, так и генеральная, и суд окончательно смешался с администрацией. По ходатайству Апостола число великороссийских полков, стоявших на квартирах в Малороссии, было ограничено в 1731 году шестью.
         В 1727 году при восстановлении гетманства подвёргся опале лубенский полковник Андрей Маркович (1674-1747), проявивший себя во время измены Мазепы и поставленный за верность вначале сотником глуховским (1709-1714), а потом лубенским полковником (1714-1727).18 Появились жалобы на его злоупотребления, но главной причиной опалы, видимо было близкое родство со Скоропадскими и Полуботками и вражда с новым гетманом Апостолом. Старший сын Андрея Марковича, Яков, отправился в Москву хлопотать за отца и его родную сестру Анастасию (1671-1729), вдову бывшего гетмана Скоропадского, которую притеснял новый гетман. Вероятно, притеснять было за что, так как во время замужества она настолько сильно влияла на мужа-гетмана, что даже сложилась пословица: “Иван носит плахту, а Настя – булаву”. Яков Маркович (1696-1770) учился в Киевской академии и отличался любовью к литературным занятиям. Он оставил по себе обширный дневник, который вёл в течение полувека (1717-67). В сокращённом виде дневник был издан в Москве в 1859 году, под заголовком: “Дневные записки малороссийского подскарбия генерального Якова Марковича”. Новое полное издание “Дневника Якова Марковича”, по оригинальной рукописи, было напечатано под редакцией А.М.Лазаревского в трех частях в приложении к журналу “Киевская Старина” в 1893-1897 годах. Эти любопытнейшие записки переносят нас в тогдашнюю Москву и обрисовывают не только отношение малороссиян к великороссам, но и очень колоритно описывают быт того времени. По приезде в Москву в январе 1728 года Яков Маркович отправляется в Новодевичий монастырь к игуменье-землячке Олимпиаде Коховской, к которой он привез письмо от своей тетки Анастасии Скоропадской. Игуменья знакомит его с царицей Евдокией Федоровной Лопухиной (1669-1731), первой женой императора Петра I Великого, которая в это время была возвращена из ссылки своим внуком императором Петром II и жила в Новодевичьем монастыре. Государыня потчевала Якова водкой из своих рук. Маркович, как и многие другие, тогда еще думал, что царица-бабка будет иметь сильное влияние на дела и сможет помочь ему. Не мог Яков Маркович обойти стороной и представителя малороссийских духовных Феофана Прокоповича. Он был у него несколько раз и записал свои воспоминания:
“Ездил до архиерея новгородского, который в разговоре объявлял мне способ садить регулярно малину, ежевику и другие ягоды; он же сказывал и способ делать простые барометры”. Или ещё одно: “Ездил до архиерея новгородского, который в разговоре сказывал: чтоб пиво было вскоре светло, должно песку крупного, придавши к оному мало сахару, разжарить и всыпать в бочку то за неделю, а много за две, будет светло”. Однако монастырями и архиерейскими подворьями малороссийскому челобитчику ограничиться было нельзя, и потому Маркович отправился к секретарю Иностранной коллегии Курбатову и отдал ему письмо от отца и тётки вместе с 30 червонцами. А на другой день отправился к канцлеру графу Гавриилу Ивановичу Головкину (1660-1734) с просительным аналогичным письмом, и через день Курбатов выдал ему письмо от Головкина, с указанием не притеснять старика Андрея Марковича. Молодой Маркович счёл нужным побывать и у других вельмож. Важнее всего было побывать у производителя дел Верховного тайного совета Степанова, а к производителям дел и секретарям с пустыми руками ездить было нельзя, и Маркович к письмам добавил 40 червонцев. При таких средствах дело пошло на лад, и Андрея Марковича было велено сделать генеральным подскарбием.
          Яков Маркович воспользовался своей поездкой в Москву не только чтобы походатайствовать за отца. Будучи человеком любознательным, он купил в Москве редкие тогда еще книги: шесть польских книг: Speculum Saxonum, Конституции коронныя, Статут, Твардовский, о Турецком государстве и Политику Аристотелеву – все за семь рублей с гривною. Помимо этого купил книжку о небоземных глобусах за полтину, русскую книжку Синопсис за полтину, книжку о князьях – за полтину, для церкви годовую Минею – за 23 рубля, два календаря – за полтину. Возвратясь домой в Малороссию, он пересчитал все свои книги и нашёл, что их было у него 340. А у иноземца Морица он купил в Москве барометр, заплатив рубль. Но не одними книгами и барометрами запасался малороссиянин в первопрестольной, покупал он и продукты питания: за осетра, две лососи и 10 стерлядей заплатил 3 рубля; за фунт икры – 5 копеек; за фунт чаю – пять рублей с полтиной; за фунт кофе – 20 алтын; за фунт сахару канарского – полкопы; за 20 свечек благовонных – 16 копеек. Купил мех беличий за 2 рубля 20 алтын; 18 пар соболей – за 140 рублей. В тележном ряду купил английскую коляску за 22 рубля, а карету – за 38 рублей. Квартира в Китай-городе, у Москворецких ворот, три избы с кладовою и погребом, которые он снимал, стоила ему три рубля в месяц. Умудрился молодой повеса и подлечиться у знаменитого доктора Быдла (Бидлоо). Доктор прописал ему рецепт на декокт, а на другой день прислал лекаря, который поставил ему пиявки и получил за это четыре талера.
              Кончина 29 января 1730 года пятнадцатилетнего императора Петра II, заболевшего оспой, прервала наследственную власть московских царей рода Романовых. На императорский престол предводители Верховного Тайного совета, в заседаниях которого в это время участвовал и Даниил Павлович, возводят племянницу Петра I, вдовствующую герцогиню Курляндскую, Анну Иоановну (1730-1740). После смерти гетмана Даниила Апостола в 1734 году императрица запретила избирать нового гетмана и создала так называемое Правление Гетманского Уряда (1734-1750). Оно состояло из шести лиц – трёх великороссиян и трёх малороссиян – и должно было руководствоваться малороссийскими правами, царскими указами и “решительными пунктами” 1728 года. Первый глава правления князь Алексей Иванович Шаховской (1690-1737) получил тайные инструкции о постепенном сворачивание гетманской власти. При нем была произведена ревизия казакам, посполитым и подсуседкам разных чинов, а также мастеровым, с целью определить платежи и повинности, которые они должны нести. В связи с этим был принят ряд мер против уменьшения числа рядового казачества. С целью прекратить уклонение казаков от воинской повинности запрещено было архиереям посвящать в попы и дьяконы малороссийскую старшину, рядовых казаков, а также старшинских и казачьих детей. После смерти князя Шаховского в 1737 году правители Малороссии сменялись весьма часто.
         В период правления Анны Иоанновны к всеобщему обнищанию и упадку хозяйства Гетманщины привела русско-турецкая война 1735-1739 годов. На долю Украины пришлась главная тяжесть неудачных походов на Крым, Северное Причерноморье, Азов и Очаков. Во время первого похода на Крым в 1735 году, начавшегося с Украинской линии и территории Полтавского полка, из-за неудачной организации снабжения погибло несколько тысяч солдат, преимущественно казаков. В походе 1736 года, под командованием фельдмаршала Бурхарда-Христофора фон-Миниха (1683-1767) принимала участие 54-тысячная армия, в том числе, более 13 тысяч казаков. Ценой больших жертв войско прорвалось в Крым, заняло ханскую столицу Бахчисарай, однако, из-за голода и эпидемии вынуждено было оставить Крым. Миних не жалел солдат, гибнувших во множестве от голода, холода и различных болезней. Поход в Крым, например, стоил России до 30 тысяч человек. В начале 1737 года татарские орды, легко преодолевая недостроенную Украинскую линию, прорвались на земли Полтавского и Миргородского полков. Тогда эти полки потеряли около 7000 человек убитыми и пленными. Татары угнали множество лошадей, овец и рогатого скота, сожгли большое количество местечек, сел, хуторов. Не смотря на эти потери, в 1737 году состоялись походы на турецкие крепости Очаков и Азов. В них принимали участие около 50 тысяч гетманских, слободских и запорожских казаков. Но армия вновь вынуждена отступить, теряя при этом тысячи людей. Во время похода в Бессарабию в 1738 году от болезней умерло 11000 человек солдат и 5000 казаков. Война окончилась в 1739 году, присоединив к Российской империи часть земель южной Украины, на которых издавна господствовала Запорожская Сечь. После победы при Ставучанах и занятия Хотина Миних мечтал о переходе через Дунай и завоевании Константинополя, об образовании особого молдавского княжества под протекторатом России, причем бы он, Миних, был бы господарем молдавским. Но надежды Миниха не осуществились. Союзники России, австрийцы, вступили с Турцией в переговоры и заключили в Белграде мир отдельно от России, а 7 октября 1739 года к этому миру присоединился и кабинет министров Анны Иоановны. Эта пятилетняя война принесла Украине огромные потери и убытки, которые её экономика не могла восстановить в течение последующих 25 лет.
           В 1740 году скончалась императрица Анна Иоанновна и престол перешёл к императору-младенцу Ивану Антоновичу (1740-1741), сыну царской племянницы Анны Леопольдовны, под регентством Эрнеста-Иоганна Бирона (1690-1772). Но правление их было недолгим. Сначала был низложен Бирон, а после очередного дворцового переворота в 1741 году в Петербурге на российский престол взошла дочь Петра Великого Елизавета Петровна (1741-1761). Сильное влияние на юную императрицу имел ее фаворит обычный украинский казак Алексей Григорьевич Разумовский (1709-1771), ставший во время ее правления графом и генералом-фельдмаршалом. Родился будущий граф и владелец руки и сердца российской императрицы 17 марта 1709 года на хуторе Лемеши вблизи города Козельца в семье небогатого реестрового козака Григория Яковлевича Розума и каазачки Натальи Демьяновны Розумихи, родом из соседнего села Адамовки. Глава семейства, по преданию, свое прозвище получил за то, что, угощаясь с приятелями в местной корчме, часто повторял: “Гей, і що то за голова, що то за розум!” Жил козацкий сын в неказистой селянкой хате, пас общественное стадо и ходил учиться грамоте, церковному пению и игре на бандуре к дьячку в соседнее село Чемеры. Старый Григорий Розум не одобрял привязанность своего сына к школе, ругал сына за это, а тот, не стерпев отцовских обид, оставляет родную хату и переселяется к дьяку в Чемеры. В январе 1731 года, через село, следуя на Глухов, проезжал полковник Федор Степанович Вишневский, который возвращался из Венгрии, где покупал вина к столу императрицы Анны Иоанновны. В чемеровской церкви он услышал и увидел привлекательного молодого певца и предложил ему ехать с ним в Петербург, обещая устроить казака в придворный хор. Алексей Розум согласился и, даже не предупредив родителей, исчез с обозом полковника. В Петербурге Вишневский представил мальчика обер-гофмаршалу императорского двора графу Рейнголду-Густаву Левенвольде (1693-1758), который охотно принял Алексея в придворный хор. Вскоре, на одном из дворцовых концертов его увидела цесаревна Елизавета Петровна. Она была очарована голосом Алешки Розума и потребовала, чтобы он был ей представлен, и затем, еща более поражённая его красотою, упросила графа уступить ей молодого певчего. Их отношения бурно развивались и через некоторое время, уже став императрицей, она тайно вышла за него замуж. По преданию венчание происходило в 1742 году в подмосковном селе Перове, а сам обряд венчания совершал отец Дубянский. В том же году особый царский нарочный по распоряжению А.Разумовского привозит в Петербург его мать, сестёр и 14-летнего брата Кирилла (1728-1803). Пожилая казачка, обласканная императрицей, несколько месяцев скучает в непривычных дворцовых хоромах, а затем вместе с дочерьми возвращается домой, получив в вечное потомственное владение родное село Адамовку. Кирилл остается в Петербурге. Способный и быстрый казачёнок под опекой брата и руководством адъюнктов Академии наук быстро выправляет изъяны хуторского образования. В 1743 году Алексей Григорьевич посылает брата инкогнито под именем дворянина Ивана Обидовского для учебы в Германию, Францию, Италию. Кирилл отправляется заграницу в сопровождении адъюнкта Академии наук Григория Теплова с инструкцией брата – прилежно изучать латинский, немецкий, французский и другие языки, а также учиться танцевать, фехтовать, разуметь военное дело. В Берлине К.Разумовский одно время жил и учился у знаменитого математика Леонарда Эйлера, слушал лекции в Кенигсберге, Геттингене, Страсбурге. Побывал в Италии и Франции. Во время пребывания за границей 15 июня 1744 года Кириллу Разумовскому пожалован титул графа.
В те годы в царском дворе под влиянием Алексея Разумовского, который также стал графом и кавалером, в моду вошло все малороссийское – появились украинские бандуристы, певцы и артисты придворной капеллы, оперы и театра. Повара потчевали вельмож блюдами украинской кухни. По желанию Алексея Григорьевича императрица в середине 1744 года предприняла поездку в Малороссию, в сопровождении самого Разумовского и других своих подданных (среди них, в частности, были наследник престола великий князь Пётр Фёдорович – будущий император Пётр III и его супруга София – будущая императрица Екатерина II). Елизавета Петровна остановилась в доме графа Разумовского в Козельце, где свою царственную невестку встречала новая графиня Наталия Разумовская, затем императрица под Глуховым смотрела полки реестровых казаков и познакомилась со всей роднёю Алексея Григорьевича. Во время своего пребывания в Малороссии, за исключением пятнадцати дней, посвящённых Киеву, она пробыла в гостях у графа Разумовского. Генеральная старшина, полковники и казаки подавали императрице петиции о возобновлении гетманства в Украине. Прошение о гетманстве были императрицей милостиво приняты, их обещано было рассмотреть и удовлетворить. Благодаря усилиям и заступничеству Алексея Григорьевича, чтобы облегчить положение Украины, пострадавшей от войны, снова был разрешён вольный переход крестьян с места на место, запрещённый генеральной войсковой канцелярией в 1739 году. Запрещено было великороссиянам закреплять за собой малороссиян, была сложена недоимка. А когда в 1745 году умер очередной президент Правления гетманского уряда Иван Иванович Бибиков, преемника ему уже не назначили. С 1745 года управление Малороссией находилось в руках членов войсковой генеральной канцелярии. В этом же году была возобновлена Киевская митрополия, упразднённая Петром I, киевский архиепископ Рафаил Заборовский получил сан митрополита.
             Наконец, в 1747 году была оглашена царская грамота, разрешающая избрать нового гетмана. Алексей Григорьевич убедил Елизавету возобновить гетманскую власть, а во главе её поставить его младшего брата, который чуть раньше 21 мая 1746 года указом императрицы был назначен президентом Санкт-Петербургской Академии наук.
            22 февраля 1750 года в Глухове с большой торжественностью ясновельможным гетманом Украины избирают “единодушно вольными голосами” 22-летнего графа Кирилла Григорьевича Разумовского. В Глухове и полковых городах гремят залпы праздничных салютов, играет военная музыка, звучат народные песни и церковные хоралы. В Киевской Академии проходит общественный диспут, посвящённый этому событию. А в Санкт-Петербурге академик Михаил Васильевич Ломоносов посвящает гетману-президенту пасторальную идиллию “Полидор”21, используя традиционные пастушеские мотивы для деликатного восхваления нового гетмана, в юности пасшего волов. Герои идиллии, приветствуя пастуха с берегов Днепра, восклицают:

“Каллиопа: Верхи Парнасски, расцветайте.
Левкия: Красуйтесь, Днепрские струи”…
           Новый гетман (1750-1764) прибыл в Малороссию только год спустя – в 1751 году. Его сопровождал Григорий Николаевич Теплов (1717-1779), впоследствии сыгравший большую роль в судьбе Малороссии, способствуя уничтожению её самобытных порядков. По выбору Теплова был назначен новый состав генеральной канцелярии. Но, несмотря на новый статус, Разумовский и Теплов постоянно приезжали в Санкт-Петербург и Москву, где проводили большую часть времени. Кирилл Григорьевич был одновременно президентом Академии Наук и как сам лично, так и через Теплова участвовал в ее управлении. Почти сразу после своего избрания гетманом, он стал самовольно назначать и сменять полковников, раздавать имения в вечное и потомственное владение, за что получил выговор от императрицы. В 1752 году генеральная старшина обратилась к гетману с “нижайшим доношением”, в котором просила о запрещении крестьянских переходов, указывая на то, что переход посполитых, находясь будто бы в противоречии с малорусскими правами, представляет злоупотребление, вредно отзывающееся на интересах государства. Непосредственные результаты этого прошения неизвестны, но в 1760 году Разумовским был издан универсал, касающийся переходов крестьян. Гетман не отменил прямо переходов: он только требовал, чтобы все движимое имущество, нажитое крестьянами, оставалось при переходе за тем владельцем, у которого посполитый жил. Всем владельцам запрещено было под страхом наказания принимать к себе посполитых без письменных отпусков от прежних владельцев. Последние, правда, обязаны были давать отпуска, когда посполитый хотел уйти, но на практике это соблюдалось плохо и вызывало массу злоупотреблений. С другой стороны, Разумовский смог добиться некоторых положительных изменений: были отменены разные сборы, установленные еще Самойловичем и Мазепой и тяжело ложившиеся на плечи народа. Были закрыты таможни на границах Украины и России и объявлена свобода торговли между севером и югом. В 1754 году уничтожены существовавшие в Малороссии внутренние таможенные сборы. В 1760 году по прошению Кирилла Григорьевича малороссийские дела были перенесены из Коллегии иностранных дел в Сенат. А в 1764 году были введены по Литовскому статуту суды “земские, городские и подкоморские”, когда-то, ещё при польском владычестве, существовавшие в Малороссии. Украина была разделена на 20 поветов.
           Во время дворцового переворота 1762 года, находясь в Санкт-Петербурге, Разумовский был на стороне Екатерины II (1762-1796) и в числе прочих вместе с Григорием Николаевичем Тепловым помог ей взойти на престол. Однако, находясь не в лучших отношениях с Григорием Григорьевичем Орловым (1734-1783), и являясь ярым противником брака между императрицей и Орловым, Разумовский был вынужден 18 июня 1763 года отбыть в Малороссию, куда его также призывали дела управления Гетманщиной. На этот раз Теплов уже не сопровождал его. Переворот 1762 года открыл ему обширное поле деятельности – он был назначен секретарём императрицы, стал сановником и забыл о своём покровителе. Его записка “О непорядках, которые происходят от злоупотребления прав и обыкновений, грамотами подтверждённых Малороссии” оказала большое влияние на все последующие события в гетманщине. В ней Теплов старался доказать, что малорусский народ издревле был народом русским и выставлял на вид все злоупотребления, которые происходили от малорусских прав и обыкновений. Влияние этой записки заметно и в секретном наставлении, данном в ноябре 1764 года Екатериной II П. А. Румянцеву при назначении его генерал-губернатором Малороссии.
               Но вернёмся к Разумовскому. По возвращении в Глухов гетман деятельно принялся за преобразования. Казаки получили общий для всех полков одного цвета и покроя мундир по универсалу 1763 года, и в полках стал вводиться регулярный строй и порядок. В 1764 году Разумовский созвал в Глухове малороссийскую старшину на генеральную раду, обратившуюся к императрице Екатерине II с просьбой подтвердить существующие и вернуть утерянные права Гетманщины, а также разрешить созыв украинского дворянского сейма – собрания, по примеру польского сейма. На том же собрании лицами, желавшими угодить Разумовскому, был поднят вопрос об учреждении в Малороссии наследного гетманства за потомками графа Кирилла Григорьевича. Самому гетману мысль эта очень понравилась, но она не встретила сочувствия у большей части старшины и среди высшего украинского духовенства. Прошение подано не было, но сама мысль о нем сильно разгневала Екатерину II. В секретном наставлении князю Александру Алексеевичу Вяземскому (1727-1793), назначенному в 1764 году генерал-прокурором, императрица выразилась так: “Малая Россия, Лифляндия и Финляндия суть провинции, которые правятся конфирмованными им привилегиями, и нарушить оные отрешением всех вдруг весьма непристойно б было; однако ж, и называть их чужестранными и обходиться с ними на таковом же основании есть больше, нежели ошибка, а можно назвать с достоверностью, глупость. Сии провинции, также Смоленскую, надлежит легчайшими способами привести к тому, чтоб они обрусели и перестали бы глядеть, как волки в лесу. К тому приступ весьма лёгкий, если разумные люди избраны будут в тех провинциях; когда же в Малороссии гетмана не будет, то должно стараться, чтоб и имя гетмана исчезло, не токмо б персона, какая была произведена”.23Разумовский был вызван в Санкт-Петербург и очень холодно принят императрицей.10 ноября 1764 года последовал указ об уничтожении гетманства в Малороссии и увольнения Разумовского как от чина гетманского, так и от всех малороссийских дел. Он был переименован в генералы-фельдмаршалы, получил пожизненное содержание в 50000 рублей в год, а также ряд городов и сел. В 1765 году он сложил с себя также звание президента Академии Наук и в апреле того же года отправился за границу. Однако позже он вернулся на родину, был опять приближен ко двору и пользовался уважением и почётом. В 1794 году Кирилл Григорьевич переехал в Малороссию, в принадлежащий ему город Батурин, где первое время вёл довольно деятельную жизнь и занимался постройками. Он выстроил в своём селе Яготине совершенно круглую церковь, обведённую ионической колоннадой. Выстроил в Баклане дом в подражание сельских домов близ Рима, в городе Почепе – великолепный каменный дом, по плану Де-ла-Мота, с залами для концертов и библиотекою в 5000 томов. Вокруг дома по берегам реки Судости развёл он сад в гольштейнском вкусе. Позднее Разумовский был занят постройками в Батурине, на самом его краю. Там он построил дом, в котором имеется балкон с колоннами Тосканского ордена. Здесь же начал строительство церкви Воскресения Христова. Кроме того, граф занимался усовершенствованием своего хозяйства. В 1797 году он выписал испанских овец в свои имения и таким образом стал одним из первых основателей тонкорунного овцеводства в России. Он разводил в Яготине шелковицу и вводил шелководство, усовершенствовал суконную и свечную фабрики в Батурине, заводил мельницы и т.д. По преданию он первый развёл пирамидальные тополи.24 Сохранилось предание, что в своем кабинете К. Разумовский сохранял одежду, в которой пас волов в годы своей юности. Он не один раз демонстрировал ее своим гордым детям, читая назидательные поучения. На что один из сыновей ответил: “Между нами, отец, большая разница. Вы – сын простого казака, а я – сын российского фельдмаршала”. Но все дети отца уважали и любили. Прожил последний гетман Малороссии до 1803 года, оставив после себя шестерых сыновей и пятерых дочерей.
          Манифест Екатерины II от 15 ноября 1764 года об упразднении гетманства в Малороссии положил начало новому этапу в истории развития Украины. Вместо гетманского правления была восстановлена Малороссийская коллегия, президентом которой, в звании малороссийского губернатора, был назначен граф Петр Александрович Румянцев (1725-1796). Коллегия состояла из 4 малороссийских и 4 великороссийских членов.
           Пётр Александрович Румянцев, получивший впоследствии почётное прозвище Задунайского, был неординарной личностью XVIII столетия. Родился он 15 января 1725 года в семье бывшего денщика Петра I Александра Ивановича Румянцева (1679-1749). Отец отличился верной службой и личной преданностью российскому самодержцу, не раз выполнял важные секретные поручения царя, за что получал от того щедрые подарки, награды, имения. В частности, А. И. Румянцев вместе с графом П. А. Толстым захватил в Италии и вывез в Москву царевича Алексея. Во время заточения в Петропавловской крепости наказного гетмана Павла Полуботка А. И. Румянцев приезжал в Украину собирать доносы и жалобы на гетмана и генеральную старшину, проводил аресты обвиняемых, описывал имущество репрессированных, помогал бригадиру Вельяминову. При императрице Анне Иоанновне ненадолго был отстранён от дел, однако, в 1735 году возвращён в звании генерал-лейтенанта, назначен Астраханским генерал-губернатором. Тогда же подавлял восстание татар и башкир. Вскоре был направлен на Украинскую линию, принимал участие в крымских походах фельдмаршала Миниха. В 1738 году Александр Иванович был назначен правителем Малой России, затем переведён в действующую армию, а в 1740 году назначен послом в Константинополь. При Елизавете Петровне А. И. Румянцев претендовал на пост канцлера, но императрица не дала согласия на это. В 1743 году ему пожалован титул графа, а в 1749 году он скончался.
              Будущий правитель Малороссии Пётр Румянцев бывал на Украине вместе с отцом ещё в детские годы. В 1740 году Петра Румянцева направляют на учёбу в Берлин, где он одновременно изучает военное дело. Слава к Петру Александровичу пришла в годы Семилетней войны, во время которой он командовал конными полками в битвах при Гросс-Эгерсдорфе, Кун-нерсдорфе, во время взятия Тильзита и Кольберга. В короткое царствование императора Петра III П. А. Румянцев назначается командующим армии, направляемой в Гольштинию. Екатерина II, зная о заслугах Румянцева-отца в отношении Украины, решила воспользоваться и услугами Румянцева-сына, энергичного и волевого генерал-аншефа. Приехав в Малороссию весной 1765 года, Петр Александрович все лето посвятил личному объезду новых владений. Свои наблюдения он изложил в “Записке об усмотренных в Малой России недостатках, об исправлении которых в Малороссийской коллегии трактовать должно”. В этом же году Румянцев приказывает Малороссийской коллегии провести Генеральное описание Малороссии. К тому времени сведения “Генерального следствия о маетностях” времён гетмана Даниила Апостола давно уже устарели. А необходимость получить новые данные о современном состоянии землевладения в Украине, количестве населения, его сословном составе, экономическом положении, доходах и возможностях фискальной политики давно назрела. Генеральная опись проводилась на протяжении 1765-1768 годов в соответствии с ранее разработанными инструкциями. При этом частично использовались инструкции Географического департамента Академии наук для составления нового “Атласа Российского”, разработанные в своё время М. В. Ломоносовым. Ревизорами в каждый полк и повет были назначены офицеры с писарями и командами солдат регулярных русских войск, а также представители казацкой администрации. В описи фиксировалось местоположение поселений, особенности местности, перечислялись общественные здания, указывалось количество дворов и бездворных хат, количество жителей, здоровых и больных, их занятия, плодородие и прибыльность земли, выращиваемые культуры, продукты и прочее. Указывалась сословная принадлежность описываемых, перечислялись чиновники (в частности, поветовые и сотенные), приводились сведения о полицейских службах, пожарной безопасности поселений, присмотру за нищими и больными и тому подобное.
              Автор “Истории Руссов” так рисует проведение переписи: “Въ каждомъ селеніи выгоняли народъ изъ жилищъ его на улицы, не обходя никого, и даже самыхъ ссущихъ младенцевъ, строили ихъ ширенгами и держали такъ на всякихъ погодахъ, въ ожиданіи прохода по улицамъ главныхъ Коммисіонеровъ, кои, делая имъ перекличку, замечали каждаго на грудяхъ крейдою и угольями, чтобы съ другими не замешался. Скотъ обывательскій, держанный вместе при своихъ хозяевахъ, также пересмотренъ и переписанъ, яко значущій именіе, хозяевъ. Ревъ скотскій и плачь младенцевъ издали возвещали о приближеніи къ нимъ Комисіонеровъ со многочисленною ассистенціею. После людей и скотовъ принимались за помещиковъ и владельцевъ. Отъ нихъ требованы были крепости и доказательства на владенія поместьями и землями, и туть-то потрясали все сокровища каждаго.”
          Опись, впоследствии названная Румянцевской, составила несколько тысяч рукописных томов. В неё вошли копии документов на право владения имениями, полученные от владельцев, иногда планы владений, чертежи строений. Генеральная опись Малороссии не была закончена в связи с началом русско-турецкой войны 1768-1774 годов, однако, дала значительный статистический материал, который потом активно использовался в деятельности Малороссийской коллегии и генерал-губернатора. Документы Румянцевской описи со временем отложились в архивных хранилищах и библиотеках Украины и России. Часть их потерялась и погибла во время второй мировой войны. К настоящему времени сохранилось около 1000 дел описи. Фрагменты её были опубликованы ещё в XIX столетии. Документы описи имеют огромную научную ценность для изучения истории Украины XVIII века.
          В 1767 году Румянцев отменил действие решительных пунктов 1728 года, касающихся порядка выбора сотников. Кандидатов в сотенную старшину должна была избирать полковая старшина вместе с сотниками и представлять на утверждение Румянцева. Вообще иты в судах, старается привести в порядок Малороссийские законы, установить ведомство земских судов, определяет адвокатов для помощи казакам в земском и городском судах и т.д. Иногда энергия его переходила в превышение власти, например, при выборе депутатов в комиссию для сочинения проекта нового уложения. Румянцев самовольно сделал распоряжение, противоречившее манифесту Екатерины II и порядку выборов депутатов, чтобы жители малолюдных городов не избирали депутата в комиссию, а со всеми своими нуждами и желаниями обращались прямо к нему. В своих наказах в Екатерининскую комиссию малорусские обыватели изложили довольно обстоятельно свои нужды. Им было запрещено касаться только некоторых вопросов, а особенно вопроса о восстановлении гетманства. Но при выборе депутатов в комиссию от Нежина и Батурина на собраниях старшины были утверждены прошения к императрице и комиссии об избрании в Украине гетмана, несмотря на запрет. Их зачитал подкоморный судья Григорий Долинский. Избрания гетмана требовали также козаки Стародубского и Прилукского полков, предложения которых изложил войт города Погара Григорий Покас. Несмотря на давление генерал-губернатора, который требовал упразднить результаты выборов неугодных депутатов, старшина отказалась это делать. Тогда П. А. Румянцев арестовал всех депутатов и их сторонников и предал военному суду. 11 депутатов комиссии от Малороссии были присуждены за государственную измену к смертной казни, а на их избирателей наложены громадные денежные штрафы. Но Екатерина II не решилась поддержать рвение своего наместника. Она помиловала всех осуждённых
       В 1768-1774 годах Пётр Александрович командовал русскими армиями в войне с Турцией. Под его командованием были одержаны блистательные победы над турецкими войсками в битвах под Хотином и Яссами (1769), при Ларге и Кагуле (1770), после чего российские армии перешли Дунай, заняли Измаил, Килию, Браилов. Аккерман, Яссы, Бухарест и другие города Валахии и Молдавии. Победный для Российской империи Кучук-Кайнарджийский мир 1774 года, заключённый П. А. Румянцевым, присоединил к России обширные южные территории, избавил Крымское ханство от протектората Турецкой империи, принёс Российской империи выход к Чёрному морю, а самому главнокомандующему – жезл фельдмаршала и почётное звание Задунайского. В честь военных побед П. А. Румянцева-Задунайского по решению императрицы в Царском Селе и Санкт-Петербурге были установлены памятные знаки и обелиски.
        Малонаселённые земли Запорожской Сечи, расположенные на просторах южной Украины, потеряли значение форпоста и своеобразной буферной зоны между владениями Турции, Крыма и России. Царское правительство усиленно готовилось к ликвидации Запорожской Сечи. В начале 1775 года командующий 1-ой русской армией генерал ё, арестовать кошевую старшину и ликвидировать Войско Запорожское. 4 июня 1775 года, русские войска вошли в Запорожскую Сечь. Казакам был оглашён манифест императрицы Екатерины II о ликвидации Сечи и Войска Запорожского. Кошевой атаман Пётр Иванович Калнышевский, судья Головатый и писарь Глоба были арестованы и вывезены в Санкт-Петербург. Войсковые клейноды, церковные реликвии и архив Запорожской Сечи были реквизированы и также вывезены. Земли и имущество Запорожской Сечи были описаны и распределены между высшими сановниками Российской империи. Не смотря на то что, часть казаков ушла за Дунай, где организовала новую Сечь, Украина потеряла последний форпост многовековой борьбы за свободу и независимость
         После Турецкой войны П. А. Румянцев-Задунайский вновь возвратился в Малороссию. Екатерина II щедро даровала украинские земли немецким, сербским, болгарским и другим колонистам, которые приезжали на выгодных условиях, селились и образовывали большие, самостоятельные поселения. В 1781 году бывшая Гетманщина была разделена на три наместничества – Киевское, Черниговское и Новгород-Северское, которые вместе составляли Малороссийское генерал-губернаторство во главе с П. А. Румянцевым-Задунайским. В каждом наместничестве были введены общероссийские административные и судебные учреждения. В 1783 году упразднено казацкое самоуправление – десять территориальных полков заменены регулярными кавалерийскими полками, набранными из малороссийских казаков, с обязательной 6-летней военной службой. В том же году была введена подушная подать, а крестьянам-посполитым был запрещён свободный переход с мест, к которым они были приписаны по последней ревизии. Таким образом, в Украине юридически вводилось крепостное право. В связи с учреждением в Украине таких же регулярных кавалерийских полков, как и в остальной России, были переименованы малорусские чины в чины, принятые на территории Российской империи. В 1784 году вышел указ, предписывающий старые малороссийские чины больше не давать. Изданная в 1785 году жалованная грамота дворянству была распространена и на Малороссию, и таким образом малорусское шляхетство окончательно слилось с российским дворянством…      
 
    4. Собратьям
Идём ли, люди, временем? Стоим,
А ветры Вышние влекут жестоко.
Не каждый встречно повернётся к ним,
Чтоб видеть будущее краем ока…
 
Ужель и там блестит венками жесть?
И транспорты забиты грузом «двести»?
Ужель, побыв, не будешь? Но ты есть!
Не идеален, – сердце не на месте:
 
Не украшают лик земли родной
Невежи, всуе бьющие друг друга…
Спасёмся ли словесностью одной,
Лишь маскирующей и смерть, и ругань?
 
Восстань, поэт, с решительностью всей,
С которой воском запечатал уши,
Сиренами любуясь, Одиссей…
Чтоб верность идеалу не нарушить. 
 
Пусть вдохновлённая душа опять
Строфой достойной в мире отзовётся,
Где слово – Бог и мудрости печать, –
Не легковесный пластик стихоплётства.
 
Восстань! Скажи собратьям ты:
Изысками лирических героев
Как ни гордись, – спасённой красоты
Добьёмся, лишь Отчизну обустроив! Э. Стефанович
       Если  до 1990 года Полтавская битва считалась гордостью,  как  русского, так и украинского народа, то  после развала Советского Союза  целый ряд политиков, историков стали искать в событиях 300 летней давности  всякие подводные камни.  Изменника гетмана Мазепу ввели в ранг героя  и назвали борцом  за независимость.  О какой независимости могла идти речь, если Украину со всех сторон окружали  государства, желавшие подчинить себе народ, веру, земли?
         Пётр Великий сражался с лозунгом «за свой род, за отечество, за православную нашу веру, церковь».  А какую независимость мог получить Мазепа, сдавшись шведскому королю? В лучшем случае Малороссией управляла бы Польша. Многие забыли 1654 год, когда состоялась Переяславская Рада, на которой  народ под предводительством Богдана Хмельницкого  просил защиты у русского царя!
         Православному человеку никогда не была понятна ненависть к  России, ненависть к Московскому патриархату. Единая вера, единые корни всегда должны объединять, а не разъединять народы. Впрочем, во все времена полтавские казаки, простой народ (  великороссы, малороссы и белорусы) плечо к плечу стояли  в борьбе против шведов, поляков, татар. 
       Сегодня новоявленные майданутые патриоты хотят любой ценой  отгородиться от братьев славян  и готовы идти на любые унижения ради  европейской интеграции, которая внесёт в страну чуждые нам ценности, чужую веру, чужие идеалы. Православная церковь должна сегодня стать единственным объемлющим символом и залогом «единой и неделимой России». 
        С развалом Советского Союза  кравчуки, ющенки, тимошенки и многие другие, будто бы воспитанные на идеалах дружбы, интернационализма, казачьего товарищества, вдруг сдали всё, и открыли двери нашего дома для врага. Они разрушили экономику и сельское хозяйство, они впустили в страну секты, они разложили многие моральные ценности. Народ прозябает в нищете, а они жируют и вывозят капиталы за границу. 
        Пётр Великий создал армию, флот, построил города и порты для защиты страны (и его некоторые политики называют тираном!).  А наши «патриоты» продали весь  флот, разоружили армию, разворовали казну и готовы лизать НАТОвские  сапоги, объясняя это созданием коллективной безопасности.  Что с нами всеми произошло?  Генетический код славянина всегда был самым прочным, самым сильным.
       Сегодня украинская властная верхушка – это агенты влияния, которые, получили обработку мозгов ненавистью к русским (своим генетическим братьям).  Опьянённые  мечтами о западных ценностях, они  уничтожают историю, образование, культуру, науку. Всё поставлено с ног на голову.
       Поэтому не удивительно, что сегодня чествуют предателей Мазепу и Шухевича, Петлюру и Бандеру. Не удивительно, что созданные на деньги одного олигарха батальоны расстреливают хлопцев из другого батальона, собранного другим претендентам на безмерное богатство нэнькиУкраины.  С лёгкой  руки временных и вновь избранных правителей предателей единой славянской общности называют национальными героями. Правящая олигархическая верхушка (в народе названная хунтой) делает всё, чтобы  многовековая дружба России и Украины стала мифом, а отношения между братскими народами ухудшались.
Предстоят всенародные выборы? В условиях олигархической делёжки страны они будут похожи на басенную реконструкцию:
 
На современный лад
О том, о чём не раз твердили миру...
Вороне где-то Бог послал кусочек сыру;
На ель Ворона взгромоздясь,
Позавтракать было совсем уж собралась,
Да позадумалась, а сыр во рту держала.
На ту беду Лиса 
Из штаба выборов бежала.
И говорит так сладко, чуть дыша:
«Сегодня жизнь не очень хороша,
Но чтоб так не было всегда,
Скажи моим реформам: „Да!“
Вещуньина не закружилась голова,
От радости дыхание не спёрло.
Она, не клюнув на лисицыны слова,
Сказала: „Нет!“ – во всё воронье горло.
Сыр выпал, с ним была плутовка такова.  
»Стой! Я хотела: «Да!» – Ворона спохватилась...
Что «да», что «нет» – по сути, что бы изменилось? Э. Стефанович
 
 
       Но есть (и были! – об этом всё вышенаписанное!) другие силы в стране.  
      Они за то, чтобы братские народы объединились для созидательной работы на благо Белоруссии, России, Украины.
       Пусть «демократам» (как и всему мировому сообществу) на заре президентской Украины примером станет и самоотверженная верность православию, царю и отечеству полтавского казачества на закате Гетманской отчизны!
      Любо! Ныне и присно, и во веки веков!
 
 
  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +10
  • 0
  • 2393

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

1 комментарий

avatar
Мне только одно непонятно, вы пишите об Украине, как о якобы существовашем государстве, например тут: "Не смотря на то что, часть казаков ушла за Дунай, где организовала новую Сечь,Украина потеряла последний форпост многовековой борьбы за свободу и независимость" Разве такое государство когда либо существовало? Или я не совсем понял. Опять же, мне кажется и про казачество — это только эпизод, ведь казачество было не только запорожским и вообще в истории это хоть и яркий, экстравагантный даже, эпизод, но всё же — эпизод при этом крайне незначительный.

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.