Читать аннотацию к публикации ↓


                                                                    Опя-ять предисловие…

        Вот, пожалуйста, и ничего придумывать не надо. Жизнь сама пишет свои романы (с ударением на первом слоге). Думал себе: стоит ли публиковать личную полемическую переписку? И решил-таки: стоит. Это кратенькая история о том, как далеко может развести жизнь старых друзей, друзей детства, много последних лет имеющих только лишь дистанционное «общение», да, к тому же, людей с очень разным психотипом, а также и с предельно различными морально-нравственными установками и портретами своих личностей. Во избежание какой бы то ни было компрометации, я изъял из публикуемого варианта всё сугубо личное и оставил только то, что может иметь общественную значимость, в том числе и межличностные взаимоотношения разных, очень непохожих друг на друга субъектов. Может быть, кого-то из читателей это и заинтересует, а для кого-то — и вообще может оказаться полезным…





                                                                Фрагменты одного письма…


        Прежде всего, осмелюсь заметить тебе, что письмо моё ничуть не «разгромное». Оно всего-то-лишь-навсего искреннее. А вот эта-то «тётка», искренность то есть, слишком уж противоречит внутреннему твоему содержанию, которое органически не переносит, на дух терпеть не может её … как свой антипод.
        … Никогда лицемерие и ханжество не смогут сравниться с искренностью. По той простой причине, что эти, первые являются низостью крайнею, «достойным» свойством натуры некоторого сорта людей. А вот та, последняя, хотя и простая, простоволосая и распоследняя совсем уж, стоит на высоте, светлой и яркой, ни для какой низости недосягаемой. Сколько бы ни пытались они подпрыгивать сами над собою, над головою своею, то есть, в бесплодных попытках укусить её за пятки…
        Письмо моё также ещё и содержательное, поскольку написано оно по существу, по существу заявленных тобой и возникших по ходу моих рассуждений вопросов. В твоём же ответе разговора по существу – практически ноль (как всегда), жалкий какой-то лепет, приправленный изрядной долей столь же беспомощного словоблудия.
        … Цитировать письмо твоё не буду. Ну не любитель я ковыряться в… Но вот прояснить некоторые вещи, имеющие принципиальное значение, видимо, всё-таки придётся. Хотя и не слишком уж приятно…

        Начну с того, что сказать хотел в одном из пунктов ниже, в связи с пассажем твоим, многомудренним, о моей самолюбви к себе и своим «трудам». Боже мой! Тебе ли, наркиссу, запредельно себялюбивому и самоценному, «обличать» хотя кого бы то ни было в самовлюблённости, и уж, тем более, меня. Полное попадание в точку очередной Русской народной мудрости: чья бы корова мычала… …
        Я-то, в отличие от твоего самолюбования перманентного, отношусь к своей личности предельно объективно, то есть крайне критически и, мягко говоря, не слишком приязненно. И именно эта вот неприязнь к своим собственным, достаточно некрасивым и очень неприятным недостаткам, судя по всему, взрастила в сердце моём, простом, безхитростном и искреннем, любовь к Отцу моему небесному, сердцеведцу, от Которого ничто не может скрыться в этом мире, созданном Им Самим. И Который, кстати будет сказать, является Отцом и всем остальным людям, обретающимся в грешном этом мiре. Вне зависимости от того, верят они в Него или нет.
        А Его Любовь вселенская подарила моему сердцу и любовь щемящую к Отечеству моему и богоносному народу моему Русскому. Народу простодушному, простосердечному (в отличие от множества окружающих его хитромудрых и достаточно злобных народов и народцев, которых он в своё время пригрел великодушно на груди своей, обогрел и облагодетельствовал), народу многотрудному, многотерпеливому и многострадальному. Не видеть этого, любви этой скорбящей, может только совершенно слепой «читатель» моих «трудов», ну, или тот, кто оч-чень не желает этого видеть, по своим каким-то там, глубокомысленным причинам.
        Да, я Русский националист. И горжусь этим, как и моей принадлежностью к величайшему в мiровой истории народу. Для меня – огромное счастье состоит в том, что я родился Русским человеком. Но ничего «ярого» или «оголтелого» нет в национализме моём. Русский национализм, к твоему сведению, заключается всего лишь только в безграничной любви к родному своему народу, что отнюдь не подразумевает ненависти к народам иным. В отличие от всех иных национализмов, и прежде всего – национализмов чучмекских. И когда я вижу, как великий мой народ на собственной своей – Русской – земле не просто дискриминируется, а угнетается самым жесточайшим образом оседлавшими его БЕСстыжыми и БЕСпощадными инородцами-иноверцами, то сердце моё кровью обливается. И я не могу молчать, я кричу об этом. Впрочем, тебе этого не понять. Для тебя это столь же далеко, как самый что ни на есть дальний космос.
        Для меня же остаётся необъяснимой загадкой: как можно не любить такой народ, величайший, при всей его простоте, народ в мiровой истории, будучи его сыном?! И напрашивается здесь одно только объяснение – глубочайший морально-нравственный и духовный недуг такого вот, с позволения сказать, «сына». Имя которому, (недугу) давным-давно уже определено цветом Русского народа, старцами его святыми. Чужебесие – вот его имя. И именно этот недуг отдельных чужебесов, развративших здоровый изначально Русский дух, привёл весь народ Русский к его ужаснейшей в мiровой истории катастрофе в прошлом веке. Которая, впрочем, отнюдь не закончилась, и продолжается далее, на новом своём витке, и по сей день. Имя Игоря Талькова, истинного сына народа своего и Отечества, хоть о чём-нибудь тебе говорит? Или тебе затмило имя это великое именем западного, и твоего, идола и кумира Дио?..

        Ну, это всё, так сказать, вопросы и проблемы мiрового масштаба. Пора, однако, возвращаться «к нашим баранам», то есть к вопросам, потенциально доступным уровню твоего понимания (хотя сам-то по себе уровень понимания отнюдь не гарантирует наличия самого понимания). Что ж, будем пытаться объяснять. Насколько это возможно в пределах наличествующего уровня.
        И здесь я перейду к некоторым фактам. Причём, особенно это подчёркиваю, вовсе не из желания «полаяться» и «покусаться», а только лишь из желания прояснить несколько, кто есть кто и «что почём» на самом-то деле.
        Тут, что касается лично меня, то опять же необходимо подчеркнуть вот что. … Ну не дал мне Господь, почему-то, друга, – думалось мне, – о каком мне мечталось. Ведь дружба – это то же, что и любовь, а друг – это то же, что и любимая женщина, только без гомосексуальной направленности. А дал Он только то, что есть. Ну что ж, – куда деваться? – будем и это считать за дружбу, хотя и весьма своеобразную (вполне в твоём духе), благо мы с младых ногтей стали уже частью жизни друг друга. Другого-то в этом смысле Господь всё равно ничего не дал.

        … Поэтому пойдём далее и перейдём к «списочному» «повествованию», заданному премудрой твоею волею.


        • Ничего «ярого» или «оголтелого» в мировоззрении моём нет. Наоборот, я имею предельно ясный и чёткий взгляд на этот мир, основанный на столь же ясных и чётких критериях Истины. То есть я прекрасно вижу, знаю и понимаю, что есть что и кто есть кто в этом мире. К тому же я обладаю достаточно широкими и глубокими фундаментальными познаниями – истинным богатством, приобретённым мною в ходе развития и эволюции моей достаточно уникальной (термин «уникальный», к твоему сведению, вовсе не имеет оценочного характера, то есть «хорошести» или «нехорошести», а означает он всего лишь только это – «единственный в своём роде») и неординарной личности. А также являюсь я обладателем полноценного, достаточно острого, трезвого, зрелого и мощного ума, дарованного мне Господом. В отличие от множества словоблудных и велеречивых умственных импотентов, не способных отличать добро от зла, свет от тьмы и незамутнённой правды от мутной лжи или её разновидности – кривды.
        Правда, вот характер у меня не слащавенько-медовенький. Нередко случалось правду-матку прямо, без обиняков и экивоков всяких, говорить. Да и иные, разные решительные действия предпринимать. … Грехов же своих я, по счастью, не таю, а искренне раскаиваюсь в них и исповедуюсь пред высшим Судиёй, пред Господом. И никакие «обличения» твои, жалкие, ничтожные и мелкотравчатые, не могут добавить ничего нового к тому, что знаю о себе я сам. Сам же себя и сужу, не нуждаясь ни в твоём, ни в чьём бы то ни было ещё суде. И мерилом здесь, в этом смысле, является искренность сердца человеческого. Достигни-ка сначала степени искренности моего сердца, а затем и берись судить хотя бы о чём-то. Засим судит меня Господь, Судия праведный…
        Что же до самого мировоззрения моего, то оно – классическое мировоззрение Русского православного патриота-монархиста и славянофила, давно уже выраженное в идеальной Русской триаде – «Православие. Самодержавие. Народность». В этой триаде и сконцентрирована в полной мере вся суть тысячелетней жизни Русской цивилизации. Которую ещё ждёт, после тяжелейших, жесточайших и долговременных испытаний, продолжение творческого её развития и процветания. В единственно возможной форме Русского саморазвития – Православном царстве с помазанником Божиим государем-императором во главе. На радость её сынам, достойным сынам великой своей Матери. «Объективно и закономерно». Как сказано: демократия в аду, а на Небе – Царство.
        А сатанинский космополитизм, или, что то же, толерастическая западная либеральная демонократия, «мягким» (то бишь не-ярым, не-оголтелым) представителем коих ты являешься, упорно, агрессивно и яростно толкают весь этот мiр скопом, глубоко погрязший в омерзительной своей греховности, то есть всех этих «мiровых сообщников» и «общечеловеков» в лоно родного своего отца – прямиком в ад. И оч-чень хотят, прямо-таки вожделеют, с помощью всяких там услужливых шавок-шалавок, типа путиных-чубайсов, увлечь, утянуть вслед за собою также и не «обще-», а просто человеков. Которые сосредоточены преимущественно в славянском, православном мире.
        Ну а ты для великого моего Русского народа, породившего тебя, – являешься не более чем неблагородной и неблагодарной отрыжкой. Отщепенец, как принято было говорить в весьма «конкретные» сталинские времена. Космополит ты наш, «солдат (неведомой никому) вселенной», способный только опошлять не тобою найденные, достаточно глубокие образы. И здесь кстати будет заметить, что вслед за образом этим звучат такие вот слова: «в мiровой войне добра и зла».
        Разве участвуешь ты, самозваный «солдат вселенной», хоть каким-то образом в этой войне, окромя твоего служения маммоне? Да нет же. Ты просто «куёшь своё счастье». Хотя участие в войне этой доступно каждому, любому человеку. В ней совсем необязательно выходить на баррикады, только для пассионариев в какой-то момент это может стать и неизбежным. Ведь если человек, который, мягко говоря, не очень смелый, не очень решительный и не слишком активный, только попытается хоть что-то изменить в самом себе к лучшему, то вот он уже и участник этой войны, на стороне добра. Но даже и это – не про тебя. Ты же у нас «кузнец». Поэтому я и напомню тебе слова из исполненной энтузиазма песенки «Мы – кузнецы» всё тех же, сталинских времён: «Мы – кузнецы! И дух наш молод. Куём мы счастия ключи!..».
        И ты сам, добровольно избрал для себя «свободную» и открытую всем ветрам, как тебе кажется, широкую эту дорогу. Из Евангелия же всему подлунному мiру прекрасно и давным-давно уже известно, куда именно ведёт эта самая, широкая дорога. И, видимо, тем удальцам, которые радостно, бодро, весело и уверенно, «успешно», то есть, шагают по ней, как гласит мудрость народная, туда и дорога…

        • Статистика – твой путеуказатель. Дальше Путина и всего этого тёплого и сварливо-склочного междусобойчика в виде «избирательного списка», заботливо подсунутого мiровой закулисой таким «мыслителям», как ты, ты в принципе не в состоянии ничего ни видеть, ни понимать. Именно на таких вот «мыслителей» и рассчитан весь этот хитромудрый пасьянс. И только такие «мыслители» могут полагать, что Путин этот для меня враг №1. Не угадали. Никакой он не номер 1. Слишком мелок для меня. Обыкновенная сявка подзаборная, правда, весьма хитрож… ая. Как только отработает своё, так его сразу же и уберут. Неважно как, неважно куда. Если, конечно, успеют, если гнев народный не настигнет его ранее…
        Так что за этого своего Путина (одним из имён которого в патриотической среде является имя Путлер, что, с одной стороны, очень созвучно такому имени, как Гитлер, а с другой – вполне ясно и прямо указывает на еврейское его происхождение) ты лучше не слишком-то подпрягайся. Потому как толерастов-певунов, БЕСпрестанно поющих ему дифирамбы, и толерастов-фантастов, столь же БЕСпрерывно сочиняющих ему панегирики, и без тебя более чем предостаточно. Хотя, сама жизнь однозначно и недвусмысленно показывает, что ты, в общем и целом, есть то же самое, что и они. С чем тебя и поздравляю…

        • Никаким «бизнесом» я никогда не занимался. Я просто попытался было пырхаться хоть как-то на неблагодарной ниве выживания, когда всё разваливалось и разрушалось хищными и ненасытными черномырдыми чубайсами. Когда чубайсы эти запланировали мою смерть в числе тех самых тридцати миллионов. Мою и моей семьи. Лишние мы для путиных-чубайсов на нашей собственной – Русской – земле. Кстати говоря, и по сей день продолжаю я всё то же пырханье, только теперь – в несколько ином уже режиме (всех нас они постепенно опускают и опускают, всё ниже и ниже, кроме тех, «успешных», которые приняли правила их «игры»). Ведь чубайсы планов своих не отменяли, и отменять не собираются. «Норма» ведь, запланированная, не выполнена ещё пока…

        • Теперь о моей любви к себе и моим «трудночитаемым трудам с малоинтересным сюжетом». Ну, о любви к себе я уже всё сказал много выше. А что касается «трудов», и «автобиографии», которую, будь я «известной личностью», может быть, «и почитывали бы библиографы и поклонники»…
        Я неоднократно говорил, повторяю теперь для особо понятливых, то есть для тебя, ядовито-саркастическо-желчно-доброжелательный ты наш: повесть моя не является ни «автобиографией», ни мемуарами. Это – литературное произведение, пусть и автобиографическое, повесть (есть такой жанр в литературе; может быть слышал когда-нибудь?). Здесь для меня вопросов давно уже нет: множество людей подтвердили мне, что это – литература. И эти подтверждения незаинтересованных и не пышущих злобой людей укрепили меня в моём собственном видении сути вещей.
        Сам я отнюдь не претендую на лавры писателя в общепринятом понимании этого слова, то есть, писателя-придумщика. Мне совершенно неинтересно что-либо придумывать или выдумывать. Меня гораздо более привлекает описание существующей действительности, размышления над ней и осмысление её, а также и рассуждения на основе собственного своего осмысления.
        Когда я писал свою повесть, то делал это отнюдь не «в поисках одиноких поклонников», а просто хотел рассказать людям о жизни то, что знаю о ней сам. Да, в общем-то, рассказать им также и об одной конкретной, не самой обычной жизни. Куда более необычной, чем, скажем, жизнь Клима Самгина, ну, или какого-нибудь там Алексея Филимонова. А также и поделиться с ними скромными своими размышлениями и рассуждениями. И, может быть, подвигнуть тем самым кого-то из читателей к размышлениям собственным.
        Сам я могу позиционировать свою повесть как документ, свидетельствующий о конкретном историческом периоде, написанный живым и достаточно самобытным литературным Русским языком в традициях классической Русской литературы.
        Что касается «известной личности» и «почитывания библиографами и поклонниками».
        Я не желаю быть «известной личностью», не нужно мне этого. Ну не нуждаюсь я в этом. Я не могу и не хочу жить в аквариуме. Мне достаточно и того, что Господь знает, кто я и что я и видит искреннее моё сердце, устремлённое к Небу.
        А что до «почитывания», то десятки читателей моих «трудночитаемых трудов с малоинтересным сюжетом» сложились во многие сотни, а многие сотни сложились уже и в несколько тысяч. Да я и мечтать-то не мог о столь обширной читательской аудитории. Даже если бы мне и удалось как-нибудь опубликовать «труды» свои в бумажно-полиграфическом варианте, в виде книги, то есть.
        И чтение «трудов» моих продолжается. Живые люди с живыми сердцами и душами приходят и приобщаются к скромному моему слову. Видимо, мощный энергетический посыл горячего и искреннего моего сердца, преобразованный мною в живое и достаточно яркое Русское слово, достигает-таки своей цели и находит своего адресата – неравнодушных сердец и душ живых людей. Это только таким энергосхемам одушевлённым, как ты, космополитическим «универсальным солдатам» (Universal, к твоему сведению, – это вселенная) оно не доступно. Оно ведь не сникерс, не гамбургер и не кока-кола…
        Впрочем, за вразумление спасибо. Это я вполне серьёзно. В самом деле, спасибо. Потому как, благодаря твоей острой и желчной неприязни к моим писулькам, я стал смотреть на них гораздо более критически, нежели делал это прежде. И это помогло мне более трезво оценивать как писульки свои, так и самого себя и скромные свои способности. То есть, это то, что в моих возможностях. А там уж, как читатели оценят. По счастью, благодарностей от них получил я уже, если и не много, то не так уж, чтобы и очень мало. Спасибо им. Спасибо и тебе. Будем пытаться продолжать работать, как над собой, так и для читателя…
        Если же я и писатель, то «газетный писатель», как поименовал жанр публицистики великий Русский публицист Михаил Осипович Меньшиков, убитый в 1918 году «духовными» твоими предтечами жидобольшевиками именно за его высокое Русское творчество. Мне радостно оттого, что я являюсь его наследником, пусть и непрямым, и скромным последователем. Хотя я и достаточно самостоятелен в скромном своём творчестве.
        Я очень мало написал. К глубокому моему сожалению. Написал бы много-много больше, если бы трудился на ниве своего призвания. Но так уж, увы, сложилась моя жизнь, что всю её занимаюсь я чем-то для меня посторонним. И только лишь изредка что-то пишу и публикую. Таков уж, видимо, крест Путника…

        • В конце – маленькая ремарка. Ленни Вольф, малоизвестный, – но гораздо более талантливый и великий, во всех отношениях, чем какой-то там, хотя и всем известный, Дио. Разве можно сравнить Васнецова, Сурикова или Шишкина с каким-нибудь там Малевичем? А между тем, единоплеменнички малевича этого всё тащат и тащат его на заранее заготовленный ими для него виртуальный, корпоративный их пьедестал. Вроде бы, как он и равняется по «величию» своему с любым из перечисленных выше грандов. Да тщетно. Никогда никакие малевичи, при всём оголтелом этническо-корпоративном содействии и гвалте единоплеменничков их не смогут сравняться с великими художниками. Тем более, с художниками Русскими.

        И напоследок «хочу устранить пару неточностей в нашей переписке».
        Последователен я, батенька (повторю я с иронией используемое тобой словечко горячо любимого твоего кумира, людоеда «дедушки Ленина»), последователен.
        Я написал тебе письмо с дружеской критикой твоих всеядных и аморфных взглядов. Причём письмо это было отнюдь не хаятельное, а предметное и аргументированное, с выраженными в нём моими надеждами на твоё понимание и, соответственно, выздоровление. Да куда там! Раскатал губу. Ты воспринимаешь любую критику, как вражескую атаку на себя любимого. Встаёшь в обиженную позу, надуваешь губу, вынимаешь из потаённых мест мутной души своей всяческую грязь и пошёл клеймить «обидчиков», то есть всех тех, кто посмел однажды наступить на одну из твоих многочисленных «мозолей», направо и налево, ату их, ату, на всех найдём компроматные «аргументы». Всё, как у Жванецкого об «искусстве» спора…
        Я никогда не стал бы писать тебе письма, подобного вот этому. Но вдруг понял, что мне надоело, в конце концов, что некий «святоша» на протяжении всей своей жизни регулярно восходит на непогрешимый свой пьедестал нерукотворный, который сам же он себе и воздвиг, и с высоты «непогрешимости» своей начинает клеймить нечистых, подлых и неразумных грешников, недостойных даже и немытого мизинца левой ноги «святоши» сего. Несколько раз попадал под клеймение таковое, в том числе – числе других «обидчиков», и я. И подумал я сам себе: «Да ты в зеркале-то видел себя хоть раз, «святоша»?» И решил: хватит с меня этих клеймений грязью. Чем кумушек считать-трудиться, не лучше ль на себя (хоть разок), кума, оборотиться?
        Сел вот, да и написал это письмецо. В одной его части я попытался предельно доступно вербально-логическими средствами, если и не довести до твоего сознания (полагаю, что это практически невозможно при особенностях твоего уровня и типа восприятия), то хотя бы просто изложить, что есть что и кто есть «ху». В другой же части его я просто нарисовал зеркало, приведя неоспоримые факты, то есть произошедшие некогда реальные некоторые события, которые уже ничего не объясняют и не растолковывают, а просто действительно зеркально отражают, то же самое, то бишь, кто есть «ху».
На-ка, поглядись…

        А настоящими твоими друзьями, со сходным, и очень родственным, внутренним миром, являются тот самый твой Костя и международный аферист Сидор. У которого в друзьях теперь уже и Греф, один из самых главных мерзавцев и преступников перед Русским народом. Чьё место в будущем – на виселице на Красной площади рядом с любимым твоим Путиным…

        Я писал тебе уже, что у тебя есть свой талант, действительный талант, который лично я признаю именно за таковой. Ты талантливый не просто мэнэджер, а топ-мэнэджер. А при наличии начального капитала и нормальной, здоровой, неизвращённой экономической среды вполне мог бы стать и выдающимся, и действительно успешным, без кавычек, предпринимателем. Но сам по себе талант отнюдь не гарантирует того, что человек, обладающий им, является человеком хорошим. Точнее, скажем несколько более нейтрально, человеком достойным.
        Понятие «хороший» – слишком уж растяжимое понятие. Какой-то человек, «хороший» для одного, абсолютно неприемлем для другого, и наоборот. Вот тут-то и находит себе питательную, обильно унавоженную почву совершенно ложная, фарисейская «теория» о множественности «правд» – у каждого-де своя «правда». Это только ложь у каждого своя, возражу я. А «правд» не может быть много. Правда может быть только одна.
        А вот понятие «достойный» никак, ни в какую сторону никому растянуть не удастся. Достойный человек не может быть ни лицемером, ни ханжой. В принципе не может, и всё тут. Без вариантов. Потому что, если бы смог, то тут же и перестал бы быть человеком достойным. И не потому не может, что «боится» утратить «статус» достойного человека. Нет. Просто по природе своей он таков, устройство его внутреннее таково, что не может, и всё тут. Ну не может он подличать, и всё тут. Не может идти к своей цели по головам людей, и всё тут. Не может он пакостничать, интриговать, злорадствовать, «доброжелательствовать» и т.д., и т.п., да и всё тут. Недостатки есть у всех людей и у каждого. Даже и у святых людей они были, куда от них деваться тварному созданию Божию? Но вот порочность человеческая, нередко проявляющаяся в натуре достаточно, увы, большого количества людей, абсолютно чужда природе людей достойных и порядочных …

        Адью’с. А то надоесть боюсь.





        Владимир Путник                                                    Апрель 2013 г. от Р.Х.
  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 336

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.