Автокомментарий к "Открытому письму..."

/ / Проза Эссеистика, публицистика, статьи и т.д. Культурология
Читать аннотацию к публикации ↓




                                 Автокомментарий к «Открытому письму…»



    На днях, поздним вечером, точнее – ночью, совершенно неожиданно для себя (лёжа в постели «перещёлкивал» напоследок каналы перед самым сном), увидел по ТВ, как в огромном зале, переполненном публикой, какие-то мужчины, на вид – военные, исполняли одну из лучших и значимых песен Сергея Трофимова «Кем мы были для Отчизны?».
    Признаться, меня это немало удивило. По той причине, что песня эта – особенная, по-настоящему патриотическая. И несёт она в себе ярко выраженную и недвусмысленную направленность против антипатриотического, антинародного, антигосударственного, антирусского режима ельциных-путиных, который вот уже более двух десятков лет, под предельно лживые заклинания и шаманские камлания о каком-то там «возрождении», целенаправленно, планомерно и цинично, всеми возможными способами уничтожает Русскую государственность и Русский народ, как носитель таковой государственности.
    Точно такой же заряд несёт в себе ещё одна, более ранняя, песня этого автора – «Вне закона». Есть в ней такие слова:

    Нынче древнее зло не боится креста:
    Беспредел примеряет корону.
    Значит, каждый, в ком совесть поныне чиста,
    Вне закона, вне закона…


    И ещё такие:

    В этой нищей, бесправной, забитой стране,
    Так похожей на общую зону,
    Кто-то должен остаться в гражданской войне
    Вне закона, вне закона…


    К этим словам лично я могу добавить только то, что в своей собственной повести, написанной мною ещё до знакомства с творчеством Сергея Трофимова, я провёл прямую аналогию страны Рассеянии с конкретной, существовавшей некогда, зоной общего режима, беспредельной зоной, носившей смешное название Галёнки. И в этом смысле, наше миропонимание с автором этих выдающихся песен оказалось идентичным. Но это так, к сведению. Вернусь же к собственно комментарию.

    Удивило меня то, что такая песня исполнялась не только в огромном зале, но и транслировалась на всю страну одним из наиболее официозных, а соответственно – и наиболее низкопоклоннических и тенденциозных, если учитывать степень правдивости рассеянского ТВ, телеканалов (не запомнил, каким именно). И, разумеется и безусловно, ни концерт этот, ни, тем более, трансляция никак не могли состояться без благоволения тех господствующих в Рассеянии сил, против которых и направлен текст и смысл этой песни этого автора. И не только этой…
    Я прекратил своё «перещёлкивание» и остановился на этом канале, чтобы посмотреть, что там происходит. Оказалось, что происходит грандиозный гала-концерт талантливого (во многих отношениях) маэстро, в котором песни автора звучали как в авторском, так и в других исполнениях. Прослушав три-четыре песни, я выключил телевизор и предался давно уже подкрадывавшемуся ко мне сну.
    Честно говоря, у меня возник интерес, и я досмотрел бы осуществлявшееся хорошо поставленное действо до конца, если и не для удовольствия, то, хотя бы, из любопытства, чтобы быть в курсе. Несмотря даже и на вялые протесты спящей уже рядом жены. Но, поскольку сама суть происходящего стала мне понятна, я предпочёл сон ночному бдению перед главным идолом современности – телеящиком. Тем более, что утром меня ждала горячо нелюбимая работа.
    Ведь это же нам, простым смертным, необходимо вставать в четыре или в полпятого утра, трястись десятки километров в душных переполненных электричках, бегая, для разнообразия, от назойливо-вездесущих контролёров. А затем за жалкие гроши по двенадцать часов ковыряться в складской пыли среди многочисленного племени диких азиатов (главным развлечением которых является раскурочивание цивильных туалетов), всё более уверенно, всё более массово и, соответственно, всё более жизнерадостно осваивающих и обживающих наши исконно Русские просторы. (Отметить необходимо в скобочках, что жизнерадостность сего племени находится в прямо-пропорциональной зависимости именно от массовости его.) Это вам не девушка «в Ауди рядом со мной». Тут сценарий закручен похлеще и покруче.
    Ну, да я не о том. Хотя, строго говоря, всё это – звенья одной цепи, в которую закована нынче «возродителями» лукавыми вся Русская земля. Те, кто читают данный комментарий, читали, надо полагать, и само «Открытое письмо…». Поэтому, по идее, ход моей мысли должен быть им понятен. Продолжаю.
    Есть у Сергея Трофимова среди всего прочего и такая песня, которая называется «Дайте мне чего-нибудь». Песня этаки залихватски-ёрническая. В ней автор обращается к некоторым субъектам, а точнее – к неким социальным группам, с одной для всех них его личной просьбой: дать ему чего-нибудь. Первыми среди этих групп идут «господа начальники», за ними следуют «граждане чиновники», затем «купцы-барышники» и, наконец, «умники лукавые, пророки-мудрецы, вечные «спасители» народа». У одних он просит «того, чего нельзя», у других – того, чего им «уже не съесть», у третьих – «того, что есть у вас», ну и у последних – хоть чего-нибудь, «чтоб не отдать концы от такой навязчивой свободы». Что называется, с мiру по нитке…

    Так что, в общем, как можно видеть, дали-таки Трофимову Сергею «чего-нибудь». За заслуги, всем известные. Перед преступным, оккупационным кремлёвским режимом. Сребреники, стало быть, получены.
    У публичных творческих людей, артистов, музыкантов, художников и прочих, у них ведь как: крутятся каждый, кто как может, на знакомствах, связях каких-то, контрактах кабальных с проходимцами разномастными («продъюсерами» называют их на их речекряке). Как придётся, в общем. Вне зависимости от талантов. Ведь не просто талантливым, а даже и гениальным людям кушать хочется каждый день. В рассеянской же, крайне уродливо выстроенной общественной жизни за произведения творческие, хоть бы и самые выдающиеся, творцам платить никто ничего не считает нужным. Потому-то и приходится некоторым из них выпрашивать. «Чего-нибудь». У кого желудок превалирует над достоинством человеческим, те и выпрашивают себе «чего-нибудь» с барского стола. Те же, у кого всё наоборот, вынуждены влачить жалкое существование. Опять же, вне зависимости от талантов.
    А уж если снискал себе «заслугами» особыми благоволение властителей нынешних рассеянских, то и предоставление огромных аншлаговых залов с телетрансляцией на всю страну не заставит себя долго ждать. И тут уж наешься шашлычков от пуза.
    Правда, по убогому разумению моему, состояние сытости – очень опасное состояние. Это довелось понять мне ещё в годы далёкой моей молодости. Из него, состояния этого, вытекает чувство елейной благодарности ко благодетелям своим, накормившим кормом высококачественным и напоившим пойлом элитным досыта. И при этом бытие твоё сытое начинает, почему-то, вступать в неотвратимое противоречие с содержанием твоих же собственных произведений, создававшихся искренним сердцем, а совесть как-то так всё отдаляется, столь же неотвратимо, и удаляется, в конечном счёте, на самый дальний план. Что ж, не ново в этом мiре разменивать первородство таланта своего на чечевичную похлёбку мнимого «счастья» иллюзорного и мимолётного успеха.
    А вот слова Сергея Трофимова из той же самой его песни «Дайте мне чего-нибудь»:

    Эх, Россия милая, крещёная земля.
    Говорят, ты Божия невеста.
    Как же это вышло-то, что нынче для меня
    У Тебя, родимой, нету места?


– это для остальных, для нас, то есть, простых Русских смертных, о совести своей – ма-а-аленькой частичке Божией в нашем сердце – не позабывших.

    Насколько могу я понять, процесс продолжается, находится в своём развитии. За «услугами» следует награда. Награда, правда, на мой взгляд, мелковатая какая-то, несмотря даже на всю её «общерассеянскость». Не по таланту. По таланту полагалась бы всенародная любовь. Настоящее, пусть даже и самое скромное, не говоря уж о великом, всегда несопоставимо выше фальши. Впрочем, каждый делает свой выбор сам. Именно по такому вот поводу и сказано было Спасителем неоднократно: «…Они уже получают награду свою» (Мф 6:2; 6:5; 6:16). То есть, такой-то вот, жалкой, по большому счёту, наградой – наградой для желудка и мелких земных амбиций – всё и ограничится. А далее, в конечном итоге, последует расплата, то есть истинное и совершенно справедливое воздаяние за такого сорта «награды».


    «Просто жить уже не получится,
    Если внял откровенью Божию
...»

– поёт Сергей Трофимов в своей проникновенной песне «Ты не бойся». Такие строки нельзя написать, не вняв откровенью Божию. Но у самого Сергея это, почему-то, вполне бойко, и даже весело, получается.

    Всему, однако, приходит свой конец. Закономерный конец (не тот, которого «нет у революции», отдавшей его «однако, за свободу»).
    Даже самый большой предатель, ставший общеизвестным и общепризнанным символом предательства в бренном этом мiре, Иуда Искариот, узрев плоды предательства своего, РАСКАЯЛСЯ, и ВЕРНУЛ полученные тридцать сребреников заказчикам своего предательства. А когда они не приняли их, считая, видимо, это достойной оплатой «трудов» Иуды, он, в порыве отчаянного, но безнадёжного раскаянья, просто бросил сребреники на пол их храма. После чего состоялся закономерный его конец, который всем известен.
    Увы, историческая трагедия повторяться может только лишь в виде фарса. Который, на языке нынешних, называется «шоу».
    Что-то ещё будет?..




    Владимир Путник                                                                  Август 2012 г. от Р.Х.
  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 350

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.