Читать аннотацию к публикации ↓
                                               

                                                     Необходимое предисловие


        Сейчас происходит суд (растянутый во времени) над великим Русским поэтом Николаем Боголюбовым. По «русской» статье УК — 282 — за «экстремизм». Это за его творчество, мешающее, видимо, спокойно творить свои дела хозявам жисти рассеянской.
        Поэт удостоил чести вашего покорного слугу и пригласил его быть одним из свидетелей защиты. Я подготовил заранее речь в судебном заседании, и был приглашён туда на днях. Однако готовая моя речь оказалась невостребованной. Поскольку общение со мной произошло в формате «вопрос — ответ».
И теперь мне остаётся только предоставить её на суд читательской публики.
Не пропадать же «добру» (шутка; с некоторой долей горькой иронии)…















                                                         Речь свидетеля защиты



        Уважаемый суд!
        Приглашённый на это заседание по не слишком приятному (для меня) поводу, то есть по причине привлечения к уголовному преследованию вполне мирного, приличного и добропорядочного человека, художника в широком смысле этого слова, я считаю необходимым довести до сведения высокого суда свою личную позицию и оценку того, что происходит.

        Николай Боголюбов, привлекаемый здесь в качестве обвиняемого – кто бы мог подумать! – в «экстремизме», является глубоко творческим человеком, кудесником слова. Поэтом с большой буквы. Помимо того, что является искренним православным христианином с горячим сердцем и не приемлющим никакой лжи, тем более – лжи лукавой и подлой. Которая, кстати говоря, всё более и более заполоняет и затапливает рассеянское общество. Может быть, кто-то со мною и не согласится, но я, хотя и не являюсь рафинированным знатоком поэзии, смею утверждать, что он, при всей своей скромной простоте и непрезентабельности, является великим Русским поэтом современности. Наряду, может быть, с Русской поэтессой Н.В. Карташёвой.
        Более того, я не только смею утверждать это, но и настаиваю на своём утверждении. То есть, Николай щедро озарён великим даром Божиим — даром светлого, чистого, пронзительного и одухотворённого слова Русского.
        Конечно, смело было бы с моей стороны однозначно приравнивать его творчество к наследию безусловных классиков Русской поэзии – Пушкина, Лермонтова, Тютчева или Некрасова (хотя, кто знает??). Но по степени и высоте уровня дарования Боголюбов вполне сопоставим с вышепоименованными столпами отечественной словесности. Ну а что до более поздних самородков Русских, то поэзия Николая, на мой убогий взгляд, ничуть не хуже творчества общепризнанных мэтров поэтических Есенина или Рубцова.
        В дополнение же к поэтическому дару Боголюбов получил от Бога (недаром, ведь, Боголюбов!) ещё и редкую способность надмiрного взгляда на бренную эту жизнь земную. Взгляда, куда более высокого, нежели тот, о котором принято говорить – «с высоты птичьего полёта». Надмiрный взгляд – это взгляд из таких сфер бытия, которые сами по себе обретаются высоко-высоко над суетным этим людским мiром. И которые позволяют ясно и чётко видеть и понимать как весь этот мiр в его целостности, в его противоречиях и антагонизмах, так и разнообразные процессы, протекающие в нём. Главным из которых является остервенелая и безпрерывная борьба всего мiрового зла против добра, основанного на божественной Любви, борьба тьмы против Света.
        То есть человек, обладающий способностью к такому взгляду и видению мiра, каковым, безусловно, и является Николай Боголюбов, есть человек – несколько не от мiра сего. В отличие от копошащихся азартно в мелкой суете мiрской, удовлетворяющей потребностям и похотям их туловища, самодовольных и самоценных обывателей-телезрителей. И именно такой взгляд, и только он, позволяет мыслящему человеку с чистым сердцем и, тем более, с дарованием поэтическим воспарить духом своим в светлые Небеса и обозревать оттуда с сожалением бренный людской мiр со всеми его язвами и пороками…
        И приняв такой дар свыше, от Света Небес, Николай Боголюбов объективно стал (объективно, подчёркиваю я особо, то есть вне зависимости от чьей бы то ни было воли, пожеланий, стремлений или указаний велеречивых) как бы светочем Русским в смурной и безрадостной нынешней нашей – рассеянской – жизни. А светоч, он и есть светоч. Как сказано было Спасителем его ученикам: «Вы – свет мiра. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И зажегши свечу, не ставят её под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела…» (Мф 5:14-16).
        В некотором роде, Николай Боголюбов принял некую символическую эстафету от убиенного за своё яркое патриотическое творчество, очень неудобное для хозяв жисти в нынешней Рассеянии, Игоря Талькова. Каковое (убийство) было представлено горлопанящими неизбывно пособниками убийц – либеральными журналюгами – как какая-то мелкая и дешёвая полу-уголовная разборка. Итак, мы можем внимать голосу двух Русских светочей современности, одного из которых у нас – народа Русского – силы зла, увы, давно уже насильственно отняли. И вот теперь им – этим силам – всё никак не даёт покоя второй. Свет двух равновеликих и равноценных современных Русских светочей сияет, по счастью для нас, в Русском небе.

        Незабвенный Тальков пел в своей песне «Война»:

                        Я бы спел вам песню про Чистые пруды,
                        Но, признаюсь честно, мне сейчас не до воды.
                        Я на меч булатный и доспехов звон
                        Поменял приятный, старый свой аккордеон.


                        Война, идёт гражданская война…

        То же самое происходит и с Боголюбовым. Поэт, созидающий прекрасные лирические стихи, щемящие сердце своею любовью к Родине, к Отечеству, вынужден отложить в сторону столь благословенное занятие и заниматься обличением пороков мiра сего: многочисленных, бесстыжих и извращённых. Разумеется, обличение это бывает и вполне адресным. Ведь, война-то нисколько не закончилась, нет. Война против народа. Прежде всего, против Русского народа. Напротив, она только обострилась и приняла ещё более ожесточённые формы, и при этом стала куда более лукавой, лживой, ханжеской и подлой. А вот обличение тёмных, агрессивных и злобных сторон нашей жизни и таковых сил, в том числе и такого же сорта публичных и непубличных, то есть полускрытых, закулисных деятелей, а также и их сообществ, преступных по своей сути, обратилось вдруг в «экстремизм».
        Также Игорь в пророческой своей песне «Я вернусь» пел:

                        Я мечтаю вернуться с войны,
                        На которой родился и рос
                        На руинах нищей страны
                        Под дождями из слёз.


                        Но не предан земле тиран,
                        Объявивший войну стране,
                        И не видно конца и края

                        Этой войне…

        И ещё в той же песне:

                        А когда затихают бои,
                        На привале, а не в бою,
                        Я о мире, о любви
                        Сочиняю и пою…

        Так же и у Боголюбова. Время от времени он облегчённо оставляет «доспехов звон», уходит в Русские поля и леса, и, напитавшись там духом Русским, создаёт великолепную свою лирику, отражающую широту, красоту и щемящую простоту и прелесть Русских просторов. Что это, как не любовь?? Что это, как не поэзия с большой буквы? Где тут место какому бы то ни было «экстремизму», лукаво вменяемому великому Русскому поэту известными рассеянскими силами, вольготно чувствующими себя на изуродованной и испохабленной Русской земле?!..
        И последнее, завершая тему Талькова, позволю себе заметить. Когда после спектакля с так называемым «путчем» 1991 года, позволившего совершенно развязать руки разрушителям России, Игорь успел написать и исполнить песню «Господин президент» с некоторыми недоумёнными вопросами к «выдающемуся» правителю Ельцину, так, практически, сразу же и был за то убит. Так-то вот. Неча вопросы, несогласованные предварительно, задавать властителям-либералам новой Расии, некоторые из которых на полном серьёзе считают наше Отечество «страной молодой». О чём, ничтоже сумняшеся, и заявляли публично сии любители исчислять историю с самих себя, самоценных.
        Боголюбов, повторюсь, видит и понимает всё то же самое, что видел его предшественник Тальков. Только на новом уже этапе разворачивающейся, по-прежнему, Русской трагедии. В отличие, повторяю, от несмысленных, жующих у зомбоящика и «на-всё-согласных», обывателей. Как очень точно было замечено Поэтом:
        
                        Обезумевшим уродам
                        Всё – до фени, всё сойдёт…
                        Им что рабство, что свобода,
                        Хоть пурим, хоть Новый год.

        И пишет Поэт о том же. Только более широко и разнообразно. Ведь, Поэт видит, знает и понимает, что не только во всём мiре, а прежде всего, в родной нашей России, в Отечестве нашем силы зла вселенского остервенело воюют против Света и Истины. И о том с надрывом и болью сердечной пишет. И его творчество так же оч-чень не н-д-равится хозявам нынешней жисти. Которые всячески, и совершенно бесстыже, выдают её за некое «возрождение» (прости, Господи!) России. То есть целенаправленное и планомерное разворовывание, разграбление, развал и уничтожение всего и вся, что есть, само по себе, преступление вселенских масштабов, выдаётся ими за какое-то «возрождение» чего-то там. О таковых великий апостол Павел сказал: «Их конец – погибель, их бог – чрево, и слава их – в сраме: они мыслят о земном.» (Флп 3:19).
        По сути дела, яркое творчество и того и другого являлось и является бранью под «доспехов звон». Слово же «брань» в Русском языке всегда обозначало противостояние, борьбу, сражение, битву в широком смысле. В более конкретном смысле брань – это борьба со злом, противостояние силам тьмы. И таково, в сущности своей, всё творчество Николая Боголюбова – светлое, сердечное и, в то же время, боевое, самоотверженное. То есть, именно об этой битве, об этой борьбе, об этой брани Поэт нередко и пишет. А христианин иначе и не может. Молчать не может. Молчанием, как известно людям чести, предаётся Бог. А также и то известно, что молчание – знак согласия. Согласия с «тайной беззакония». Тем более, христианин, щедро одарённый даром высокого Русского слова, молчать, ну, никак не может. Как, опять же, сказал о том апостол Павел: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских; Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мiроправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных.» (Еф 6:11-12).

        И при такой высоты творческом уровне, при такой-то мощи таланта Поэт не только не имеет средств к существованию от своего высокотворческого и высокодуховного труда, но и влачит, как, практически, и весь его народ, если и не совсем уж жалкое, то всё же весьма и весьма скромное существование. Для пропитания своей семьи Поэт вынужден торговать на улицах, наряду с торговцами всяким барахлом, – в зной и в холод – печатной продукцией, в том числе и своими поэтическими сборниками. И разделяет тем самым, повторю, несладкую долю всего своего народа, долю всех честных и порядочных людей, вынужденных просто банально выживать физически в тех условиях, которые сознательно создали для народа жирующие и фарисействующие бесконечно властители рассеянские.
        А в это время некая часть рассеянского общества, «элита» рассеянского розливу, нахапавшаяся народного достояния и самодовольно возомнившая себя потому «высшим» светом, (как обозначил примерно это в своих альбомах певец Сергей Трофимов – «аристократия помойки»), так вот, таковая с позволения сказать «аристократия» «куршевелит» себе вольготно, весело и беззаботно на различных «лазурных берегах». Как беснующиеся бессмысленно осенние мухи…
        Ну а достойным Русским людям щедро раздаётся, в придачу к жалкому прозябанию, разве что только «экстремизм». Вместо куршевелей. Чтоб не совсем уж пресно было нищенствовать. Если оставить в стороне лукавое словоблудие и целенаправленно выстроенные на нём некоторые юридические постулаты и нормы, то, насколько я могу понимать, Русский «экстремизм» – это нелюбовь к «куршевельцам» и к их «благодетелям», создавшим такие условия жизни. Точнее – существования. А откуда ей взяться? Кто мне скажет? Откуда взяться у простых порядочных людей любви к упырям, питающимся человеческой кровью и плотью?! И наказание за такой вот с позволения сказать «экстремизм» предусмотрено власть имущими «охранителями» (самих себя) весьма и весьма нешуточное.
        А пропагандистская машина рассеянского государства, давно уже раскрутившая свой маховик лжи на полные обороты, шельмует и клеймит направо и налево «экстремистами» всех граждан (по странному стечению обстоятельств – именно Русских людей, почему-то), несогласных с таким положением дел. Но, при этом, как-то так, крайне разнузданных и бесчинствующих публично и вольготно толп вполне действительных экстремистов, безо всяких кавычек, она вовсе как бы и не замечает…

        Вот и Николай Боголюбов, светоч современной Русской поэзии, пламенный трибун Отечества и Русской жизни, оказался подпавшим под уголовное преследование нынешней государственной машиной за такой вот, мифический «экстремизм».
        Наряду с банальными уголовниками, с извращённым и отмороженным отребьем человеческого общества. С теми, кому ничего не стоит убить ножом молодого человека, не отпрыгнувшего вовремя в сторону от «супермэна», «покорителя» земли Русской, как это было в Западном Бирюлёво. Или как некий чемпион мира по боевым искусствам, сознательно убивший ударом в голову столь же молодого человека, которому за это гуманным рассеянским судом была «ограничена» свобода в родном ауле. Я уж не говорю о «случайном» ударе гирей (вроде как пролетала она мимо) по голове представителя власти, то есть сотрудника правоохранительных органов при исполнении служебных обязанностей на одном из московских рынков. Которому удар этот пробил череп и нанёс тяжёлую травму.
        И прочая, и прочая, и прочая. Несть им числа. Избиение и убийство инородным «врачом» Русского пациента в Русской больнице; отрезание, столь же инородной «няней» головы ни в чём не повинной Русской девочке и публичные истеричные вопли «алло акбар» с публичной же демонстрацией этой головы. Но это не экстремизм, это – «ошибка» и шизофрения. А вскоре выяснится, что за шизофрению наказывать никак нельзя (сколько бы Русских голов отрезано ни было), а её надо «лечить», долго и упорно. И не абы как «лечить», а всенепременно – под сенью чинар, где-нибудь в Ферганской долине…
        Правда, видимо, стрельба беспорядочная на мирных улицах Русских городов из важно дефилирующих торжественных и торжествующих сплошь нерусских кортежей лимузинов – не в счёт: веселятся ребятки в своё удовольствие, да и всё, ну что тут такого?..
        Но все они никак не экстремисты. Они едва ли не голуби мира, межнационального мира и братской любви. А то, что произошло с ними – это, ну, прям, наваждение какое-то, недоразумение, неизвестно откуда вдруг возникшее, и совершенно немыслимая случайность. Учитывая белоснежно-пушистый, никак и ничем незапятнанный морально-нравственный облик многочисленных таковых «голубей», поналетевших, почему-то, как на мёд, на Русскую землю (и обсидевших уже её всю).
        А вот великий Русский Поэт – он «экстремист». Хотя ни на кого не нападает, никого не убивает, детей олигархов по ночам под кроватью не ест, на улицах не пляшет не только лезгинку, но даже и гопака, пистолетов золотых не имеет, да и вообще: мало что имеет в материальном плане. Зато он своим творчеством что-то там возбуждает и разжигает у кого-то. По неподлежащему никаким сомнениям мнению (спущенному сверху) некоторых новоиспечённых с позволения сказать «экспертов». Правда, неизвестно: у кого и что именно возбуждает и разжигает Поэт. Но это, судя по всему, не столь уж и важно. Действительно важно одно – ПРЕСЕЧЬ!!! Что бы то ни было, но прежде всего – гражданскую позицию и активность. ПРЕСЕЧЬ! – и всё тут.
        Ну, а «социально близкие» (это – из уголовно-процессуальной терминологии сталинских времён), то есть уголовники, настоящие уголовники – они свои; значит, эти все лазейки и обходы знают, авось не потеряются как-нибудь.

        Боголюбов не только Поэт. Он – Гражданин. Ведь, высокая поэзия – это не просто и не только дар. Это ещё и служение. Высокое служение своему народу. Поэт – это публичная стезя. Оттого и служение его публичное. Поэт не может, не должен молчать. Но должен «глаголом жечь сердца людей», как пушкинский «Пророк».
        Как там, в знаменитом стихотворении Некрасова «Поэт и гражданин»?

                        Поэтом можешь ты не быть,
                        Но гражданином быть обязан.


        Так вот, Боголюбов – и Поэт, и Гражданин. Что само по себе может быть лучшей характеристикой достойного, порядочного человека. Но.
        Жаль, наверное, для некоторых из нынешних, что ни Пушкина, ни Некрасова, да и Гоголя – тоже (тот ещё антисемит, законченный) никак уже нельзя посадить. Тоже, ведь, «экстремисты». «Эксперты» верноподданные с обоснованием того постарались бы на славу. Вот бы отличиться можно было бы на карьерном фронте! Ну, да, нет тех, так хотя бы с Боголюбовым разобраться, то бишь расправиться…

        Для особо понимающих я поясню, что высокий Поэт пишет свои произведения метафорическим, поэтическим, образным языком. Главным «инструментом», если можно так выразиться, для поэта, и, одновременно, ещё и достижением, главной целью его является образ, который поэту удаётся создать. Именно образность языка есть главное свойство настоящей поэзии.
        Боголюбов образным языком владеет в полной мере. В его произведениях нередко можно видеть природные образы: заря, гром, рассвет, тьма, гроза. Также встречаются образы военные: оружие, сталь, меч, клинок; враги – обобщённые и вполне конкретные; апокалиптические битвы и сражения, победа Света над тьмою и т.п. И что во всём этом может быть «экстремистского»?!
        Человек пишет то, что видит и понимает в мiре этом поднебесном. То есть, пишет просто правду, да не «свою» правду, как принято словоблудить у лукавнующих, а правду объективную, историческую. И не только вчерашнее или сегодняшнее понимаемое описывает Поэт, но даже и завтрашнее. Что совершенно недоступно для обыденного, серого сознания, которому недоступно даже многое из того, что происходит сегодня.
        Единственное, что доступно может быть многим ангажированным чиновным умам, особенно в так называемой правоохранительной системе рассеянской – это «экстремизм». Особенно – Русский «экстремизм». Заказной, по большей части. Прозвучала команда «фас!», и пошло-поехало. То есть – «Чего изволите-с?»…

        Завершить свою речь хочу я следующим примером.
        Когда Спаситель мiра закончил свою миссию на земле: воскрес и вознёсся на Небо, – ученики его, Апостолы приступили к активной проповеди христианства. Но были всячески запрещаемы и гонимы. И вот однажды их привели в синедрион (верховное судилище иудеев), к тем самым, которые добились казни Христа. Те, естественно, стали, что называется, «запрещать и не пущать». «Пётр же и Апостолы в ответ сказали: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5:29). Законники в гневе «умышляли умертвить их». Но выступил «некто фарисей, именем Гамалиил, законоучитель, уважаемый всем народом…». И сказал своим «коллегам»: «…отстаньте от людей сих и оставьте их: ибо, если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится, А если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками.» (Деян. 5:38-39). И что же? Члены синедриона, главные противники Христа, послушались Гамалиила. И хотя побили Апостолов и запретили им, но всё же отпустили их.
        Это я к тому, что помимо судов земных существует другой суд – праведный, перед которым всем нам предстоит отвечать, даже и судьям земным. И который каждому воздаёт по действительным, а не мнимым заслугам. А ещё я знаю, так же, как и Николай Боголюбов, что Возрождение России всё же состоится, вопреки той вакханалии бесстыжей, что творится сегодня на Русской земле. И что тогда смогут сказать возрождённому Русскому народу те, которые вакханалии этой твориться помогали? Да не просто помогали, а ещё и преследовали азартно действительных, истинных Русских патриотов. Не окажутся ли сами они на скамье подсудимых?..

        А посему.
        Я очень надеюсь, что высокий суд, пред которым стою я сегодня, сумеет-таки во всём разобраться и примет единственно верное решение – оправдание невиновного ни в чём человека.

Аминь.




Владимир Путник                                                          Декабрь 2015 г. от Р.Х., Рождественский пост;
                                                                                                      Апрель 2016 г. от Р.Х., Великий пост.
  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +0
  • 0
  • 403

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.