Паленая Россия (подборка стихов)

/ / Поэзия Гражданская лирика

Я рад


 

Я рад безумно от того,
что я — в России, и — не вор,
не депутат, не горлопан,
не бюрократ, не интриган,
не олигарх, не остолоп,
не президент, не лох, не жлоб,
не генерал и не судья,
не вор-грабитель, не маньяк,
не спикер и не наркоман,
не прокурор, не хулиган...
Ни тем, ни этим мне не быть, -
хочу с Россией в мире жить!


 


Просто холодно...


 

Просто — холодно… Похоже – навсегда…
Не согреюсь «Беломорканалом»…
Жизнь была и… вдруг ее не стало…
На лице – ни пользы, ни вреда.
Просто – холодно… Похоже – изнутри…
Душу не согреешь даже водкой…
Жизнь легла веревочкой короткой –
Будто кто ее нечаянно остриг…
Просто – холодно…


 


Президентская


 

Рви меня на лоскутки, 
Распускай на нитки, 
Режь на мелкие куски, - 
Кровопивец прыткий. 
Шею снова заголи 
И клади на плаху… 
Я травиночкой в пыли 
Натерпелся страха… 

Ах, куда же и зачем 
Душеньке в остатке??? 
Был бы голосок звончей, - 
Ох, и пел бы сладко… 
Когда к стеночке вели: 
От любви до праха, - 
Я травиночкой в пыли 
Натерпелся страха… 

Эх, ты доля – долюшка: 
Жизнь моя – копейка… 
Я не вижу полюшка, - 
Горлышко залей ка… 
А за горочкой вдали 
Солнышко садится… 
Я – травиночка в пыли, - 
Ну, плесни ж водицы…


 


Моя провинция


 

Провинциальная, — до боли, — тишина: 
Почти зима, почти весна, почти что лето… 
Почти что осень, — все четыре есть куплета, 
А песни — нет… Поди, — провинция грешна… 

А я живу неброско и смиренно – 
Провинциальный, но – российский гражданин… 
Я не ломал судьбу через колено, 
В пылу выскакивая из своих штанин… 
Мне так хотелось – быть всегда в порядке, 
Но, чтоб — не выбиваясь из последних сил… 
Я был, конечно, у страны — в остатке, 
Но и судьбой своей ее быть не просил… 

Я сплю спокойно… Только на рассвете - 
Уже лет десять нарушаю свой покой, 
Чтоб на вопрос единственный ответить: 
Вопросы-то моей провинции — на кой??? 
Но в тишине рассветного молчанья 
Вопрос всегда висит в бездонной пустоте… 
А в подсознанье — не слова, — мычанье: 
Мы – тоже граждане, но, кажется, — не те… 

Глубинка тянет лямку на пределе,
И у нее уже давно вопросов нет…
В России все портянки пропотели,
И душно жить во лжи пропитанной стране…
Но нам с тобой, глубинка, нет замены… 
В провинциальности — такая чистота, - 
Что не дождешься от нее измены, - 
Пустые хлопоты… — Не снять ее с креста… 

Провинциальная, — до боли, — тишина: 
Почти зима, почти весна, почти что лето, 
Почти что осень, — все четыре есть куплета, 
А песни — нет… А песня – есть…
А песни – нет… А песня – есть…
Она в России – просто не слышна. 


 


Часто


 

Мне часто было жутко одиноко…,
на счастье не понизилась цена…,
и что-то вышло… почему-то боком…
Наверно, — жизнь без гадостей вредна.


 


Колыбельная наоборот


 

Переждем, и все случится…
Слышишь – кто-то в дверь стучится?..
Ночь…
Не случайный ли прохожий
Ищет – не находит тоже?..
Ночь…
Кто он – этот третий лишний,
Что – усердствует излишне?..
Ночь…
Дует из окна, — нет мочи…
Не спасет полоска скотча…
Ночь…
Эти странные метели…
В нашей на двоих постели…

Стыло… Далеко до света…
Как в ушко иглы продета
Ночь…
А в зрачках твоих лучистых
Будто прячется нечистый…
Ночь…
Нет ответа: почему же
В комнате такая стужа?..
Ночь…
Только ждать – когда случится
Или кто-то постучится
В ночь…
Эти странные метели…
В нашей на двоих постели…
Эти странные метели…
В нашей на двоих постели…


 


Дурной знак


 

А на ветру не заполощется беда –
Застынут наши замороченные души:
И так захочется тихонечко предать…,
И свои души и не слышать, и не слушать…
И землю звонкая накроет тишина,
Как в предрассветье сон неумолимо душит,
И не увижу я из своего окна, 
Что улетают мною преданные души
В бездонность черной от утраты пустоты,
В такую даль! – не выразить словами…
И остаемся вместе только я и ты…,
И – подлость, подслащенная стихами…


 


Ночной звонок


 

Ночной звонок разбудит полвагона
и проводница вздрогнет в полусне…
ночной звонок в вагоне вне закона,
как вне закона голос мой в стране…

В России жить – не жить, а уживаться…
а за окном колесики: тук, тук…
и мне в вагоне сны цинично снятся,
что выбрал я страну совсем не ту…

Ведь на судьбу мою плевать отчизне,
и я в России жутко одинок…
и мне не хватит даже целой жизни,
чтобы страна простила мой звонок…


 


Ответ


 

Как страшно – глядя в зеркалО,
вонзиться взглядом в отраженье,
поверив до самосожженья,
что есть во мне добро и зло,
и не дождавшись в оном чуда,
опять не верить и страдать
и быть в себе, с собой Иудой,
и душу безутешно рвать,
и жить во лжи самозабвенно
забытым Богом, в облаках,
и быть осколком во Вселенной,
и жить, презрев покой… и страх…


 


Сезон дождей


 

Сезон дождей… И на помойке,
забитой с верхом, — ни души;
и мокнут кирпичи на стройке;
и появляются прыщи
на втихаря промокшей коже
в морщинах стареньких сапог…
на окнах, на картон похожих;
на черных шпалах моих строк…
В сезон дождей всегда уныло:
не продырявит солнца луч,
как будто осень в нас застыла
среди, увы, — помойных куч…..


 


Слушай


 

Слушай: может быть, услышишь,
не услышишь, — не поймешь.
Кто-то, может, рядом дышит, -
ты не слышишь… Правда – ложь…
В облаках плывет куда-то
зарифмованная боль…
Роль глухого воровата,
ты глухого не неволь:
он такой, каким когда-то
уродился. Жизнь глупа -
у него ума палата,
но душа, увы, слепа:
наугад бредет по свету
и на ощупь ищет смысл…
Смысла в смысле смысла нету,
смысл – когда в раздумьях мысль.
Просто пишется порою
не о том. Прости, — устал:
трудно быть твоим героем –
я иллюзий не питал.


 


Почти устал


 

Почти устал от одиночества:
с врагом старинным встрече рад,
и на троих так выпить хочется,
как и не хочется утрат…
Ах, если б в этой жизни выстоять
хватило мужества и сил…
но так и тянет в душу выстрелить,
чтоб Кто-то душу отпустил.


 


Мгновенье — вечность


 

Я почти что и не пожил,
потому что жизнь – мгновенье:
так, — скользнул по жизни тенью,
как-то думалось, что – позже…
Получилось, все – прекрасно, -
вру себе я – так, для вида,
будто жжет меня обида
оттого, что все не ясно…
Все – не то и все – не это, -
лопочу я сам с собою, -
было нас, как будто, — двое,
но… — один: поэт поэтом….
У меня мгновенье – вечность
и ползу я, как улитка:
жизнь – длинна, как – смерть под пыткой:
бесконечность………………………………


 


Зачет


 

Печенкой чую – снова буду лохом,
хоть в душу вдули, вроде, — кислород…
от кислорода мне давненько плохо, -
я — углекислый набираю в рот
и не дышу: держу во рту и морщусь,
и забываю, где она – печаль…
я кислород давно уже не порчу, -
отдумал, отстрадал и откричал…


 


Загуляли


 

Загуляла, загуляла
по России голытьба:
без конца и без начала,
от земли и до неба.
Из луженых глоток в небо
разлетаются слова…
был я там, а, может, не был,
падал, но всегда вставал.

Ты прости меня, маманя:
кабы знать, а не гадать,
где судьба судьбу обманет,
где не ползать, а летать,
где б слезами не давиться
у могильного креста,
где бы — просветлены лица,
где душа бы не пуста…

Загуляла, загуляла
по России голытьба:
нет конца и нет начала,
и безудержна судьба…


 


Загляну в себя


 

Загляну в себя, — противно
понимать и ждать чего-то,
превращая жизнь в работу
по расписочке фиктивной;
забывать все то, что было
и, закапывая ночью,
быть бездумно – между прочих -
со своим посконным рылом…
В жизни жутко одиноко:
холодок в душе – слезою,
сердце – дарственной мозолью…,
а потом… и – смерть до срока…
Смысла нет в бездонной жизни:
рвутся старые страницы,
размываются границы,
тает преданность отчизне…
Загляну в себя, — противно…


 


Народные места


 

Желтый лист в глазах мелькает:
все куражится страна.
Скоро всех она заставит
быть пьянее без вина,
сытым быть без корки хлеба
и обутым — без сапог;
укрываясь хмурым небом, - 
спать и спать без задних ног.
А потом — единым строем:
в никуда, куда ведут...
Есть в стране свои герои
и у них характер крут!
Не дадут нам ни покоя,
ни вздохнуть, ни умереть…
и умело правду скроют,
и заставят песни петь
на поминках у свободы;
закопают без креста...
Есть народ… и нет народа, -
есть народные места.


 


Такое правильное солнце


 

Все в жизни нынче, все — не слава богу:
прыщавый мальчик тянет анашу;
мужик в пивнушке гонит прочь изжогу;
а в Думе выступает новый шут;
в любви клянутся партии и блоки;
эфир мордует ушлое трепло...
лишь солнце неустанно на востоке
встает и отдает свое тепло!


 


Как в жизни


 

Как в жизни все грешно и черство!
Живем, как скажут… Нет нужды…
Есть нищета и продразверстка;
нет хлеба, — есть стакан воды…
Смешалось все: весна и осень.
Кричи, — на крики наплевать:
их ветер по стране разносит.
Горюй, — устанешь горевать.
Пустым словам вернули славу.
Ума не надо, — нет нужды.
Нет прав, — есть крепостное право.
Нет коммунизма, — есть вожди.


 


Честь


 

Честь имею кланяться… — Чести не останется.
Только и останется – сгорбленной спина,
Да рука – протянута, да душа – обманута,
Поясок – затянутый, да в глазах – вина…


 


Знакомая песня


(песня чиновника)


 


Мы все решаем порою ночной


За молчаливой, высокой стеной.


И не завидуйте нашим богам,


Нашим большим волосатым рукам...


И не мечтайте, чтоб так же, как мы,


В лето уметь убежать от зимы...


Злитесь напрасно, друзья, — ерунда:


Ваша беда — небольшая беда...


 


По пустякам поднимаете шум,


Головы ваши распухли от дум;


Тысячи дел перед вами встают, -


Мы их решаем за пару минут!


Мы так мудры и собой хороши!


Мы — отражение вашей души!


Злитесь напрасно, друзья, — ерунда:


Ваша беда — небольшая беда...


 


Если ж мелькнут у кого-то слова,


Что загнивает у нас голова, -


Мы все услышим  и — даже в ночи -


Все обмозгуем и — не промолчим.


Так что не пробуй, не пробуй опять


Где-то прилюдно об этом сказать...


Только не злитесь, друзья, — ерунда:


Ваша беда — небольшая беда...


Светит не вам, но — большая звезда!


 


Мы все решаем порою ночной


За молчаливой, высокой стеной.


И не завидуйте нашим богам,


Нашим большим волосатым рукам...


Нашим большим волосатым рукам...


 


Стыд и срам!!!!


 


 


Больно...



По чем Россия? — Больно, братцы.
Поставлю свечку всем святым.
Так стыдно на миру сознаться,
Что наши помыслы — пусты...
Бредем куда-то… Тащат ноги.
За горизонтом тишина.
И нет проторенной дороги.
И не проставлена цена -
За все грехи на этом свете...
Молиться? — Бог прощать устал.
Вздыхает новое столетье
Под весом нашего креста.


 


Кровоточина


 

Кровоточит рана… Боль — по родословной.
Не успею жизнью насладиться впрок.
Не идет Россия по дороге ровной,
Будто где по пьянке ею дан зарок:
Все земное горе запихать в котомку
И нести по жизни, грузом дорожа;
И терпеть невзгоды, плача втихомолку,
И болеть душою, — за судьбу дрожа...
Кровоточит рана… Боль — по родословной…
Будто мне с рожденья присудили срок…
И сижу в России, бритой поголовно, -
Ведь свобода, братцы, нам, увы, не впрок… 


 


 


Я не хочу
 


Я не хочу уметь: не жить,


а верить в бытие без смерти;


и знать, что есть и Бог, и черти;


и о бессмертье тупо ныть;


и выть собакой на луну,


хотя ее в окне не видно…


Но, кстати, до смерти обидно:


когда-то все пойдем ко дну…


 


Я рвусь на части от обид


на всех, кто мне дышать мешает…


Не верю тем, кто всех прощает,


ведь все равно душа болит,


ветшая быстро от заплат,


и рвется, захлебнувшись в плаче, -


в глазах как будто черти скачут…


 


Но я безумно жизни рад.


 


Молитва
 


Жизнь убогая...


даже в Боге я


отражения не поймал...


а морщин в душе –


хоть ее зашей…


хоть гони взашей… — ох, устал…


 


Жизнь пиковая…


весь в оковах я… -


все знакомое с детских лет...


я молчать устал


и читать с листа,


и любить Христа — веры нет...


 


Жизнь постылая… –


поостыну я...


с жару, с пылу я — не хочу…


уж, какая есть, -


вся — про мою честь.


За любую весть… — заплачу.


 


Коллизия
 


Дурачок, ты, Коленька:


был и… будешь – голеньким…


Ты не понял, родненький:


лучше быть угодником,


промолчать, а тряпочку


спрятать, чтобы лапочкой


в круге быть проверенном…


Ну, а коль — не верил я,


вот, и вышел… — Коленька,


будто в бане, — голенький.


 


Моя Россия


 

На боку лежит моя Россия…


Ей бы приподняться да привстать…


Но – кого ж о помощи просить ей? –


Всех успела просьбами достать…


А самой?… — Да, вроде бы, неловко:


Похоронный отыграл оркестр…


И лежит: при галстуке…, в кроссовках…,


И на шее не петля, а – крест…


 


***


 


Есть перспектива, но… одна…


Бюджетники – и есть страна,


а остальные – просто пена…


лишь власть российская нетленна –


от всемогущества пьяна…


 


***


 


Зубы стиснув, голосуй


за лжеца, спеца и хама,


за партийной власти штамма…


Будет все равно «алсу»…


 


На ушах висит лапша:


стойте молча… не дыша…


 


***


 


Не хотелось бы, а надо


ждать и верить… Не беда,


что фортуна снова… задом


повернулась… от стыда…


 


***


 


Нелегко быть гражданином


страны – как будто бы… невинной…


 


***


 


Теперь Орла уж не дано


в анфас увидеть, — только в профиль:


две головы слились в одной…


и слил их, безусловно, — профи.


 


***


 


Черным-чернищая страна,


но… Путину она верна…


Бюджетник, будь всегда готов


быть в партии голодных ртов.

  • Теги:
  • нет
  • Оценка: +5
  • 0
  • 2356

Уважаемый читатель! На нашем сайте действует система добровольного вознаграждения авторов. Вы можете поблагодарить и поддержать создателя этой публикации, перечислив ему любую сумму в качестве гонорара.

Сумма (руб): Учтите, что некоторая часть средств уйдут на оплату услуг платежных систем и услуги вывода/обналичивания.

2 комментария

avatar
Отменная подборка. :) Рада, что обнаружила вас в сети.
avatar
Обнаружение радует!

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.